Ресурс 1

Мария Лобанова: «В. И. Платов – знаковое имя часового дела в России»

13:32, 12 февраля 2020

Мария Лобанова из Голицыно Одинцовского городского округа ведущая странички «Старое Голицыно», исследователь истории подмосковного города. В интервью порталу «Подмосковье сегодня» Мария рассказала о судьбе знаменитого часового мастера Василия Ильича Платова, который в 1920-х годах жил и работал в Голицыно. В городе сохранился его дом и уникальные здания часовых мастерских. Мария убеждена, что в деревянных постройках промышленной архитектуры времен НЭПа, которые с 2018 года являются выявленными объектами культурного наследия, мог бы разместиться первый в России музей часового дела.

– Мария, расскажите, как вы занялись краеведением?

– Я живу в Голицыно уже восемь лет. Когда мы переехали сюда из Москвы, совпало несколько моих увлечений. Во-первых, это моя любовь к истории – по образованию я историк.  Кроме того, когда я еще жила в Москве, активно занималась москвоведением: ходила на экскурсии, читала книги. В Голицыно я стала вести один из новостных порталов, и мне показалось, что было бы интересно публиковать в группе какие-то краеведческие статьи.

Все началось со старых фотографий. Я полезла в сеть, списалась с человеком, который выкладывал фото старого Голицыно на сайте pastvu.com, и перенесла их в нашу группу. Затем я сама пошла к соседям, спрашивала снимки из семейных альбомов. Я сканировала их, выкладывала в группу, и параллельно читала то, что было известно о Голицыно в интернете. Еще в советские годы историей города занимались краеведы старшего поколения, такие как учитель истории Зоя Семеновна Макарова. В 1990-е годы научные сотрудники Литературного музея-заповедника А.С. Пушкина в Больших Вяземах частично затрагивали историю Голицыно, подняли архивную информацию по нашему поселку.

В силу того, что я не только историк, но и работала редактором новостных порталов, я неплохо владею поиском в интернете, знаю ресурсы, где можно найти материалы, как правильно делать запросы. Оказалось, что последние лет двадцать, никто историей Голицыно не интересовался. Информационное пространство постоянно пополняется: сканируются книги, появляются новые материалы, выкладываются фотографии, но никто до этого не занимался этой темой. Выяснилось, что это бездонная чаша для исследователя. Я всегда стремилась узнавать историю мест, где живу. Еще интересней, когда ты являешься своего рода первопроходцем.

Не хочется говорить высокопарных фраз о любви к Родине, но это для меня было важно. Мне хочется чувствовать, что я живу в интересном и значимом месте. Для других людей это, может быть, не так важно и они, наоборот, стесняются места, где живут. Например, если проанализировать странички людей в соцсетях, то многие, кто живет в Московской области, часто пишут, что они из Москвы. У меня, напротив, есть чувство гордости за свой город, и мне хотелось поделиться этим.

– В какие годы вы вели группу?

– Страничку я вела с 2014 по 2016 год, но, повторюсь, это была не краеведческая, а новостная группа, просто через старые фотографии и исторические факты я хотела разнообразить ее содержание. Когда я перестала вести страничку, мне стало жаль накопленной мной информации и фотографий. Я решила создать Вконтакте отдельную группу «Старое Голицыно», и с тех пор всю свою активность направила на исследования. Оказалось, что информации еще больше, чем я подозревала. Теперь, когда младший ребенок (а у меня их трое) уже пошел в садик, появилась возможность ездить в архивы, в то время как раньше я пользовалась информацией из интернета или в лучшем случае ходила в библиотеку.

– Что вас заинтересовало больше всего в истории города?

– Сначала я, а точнее мы, собирали старые фотографии. На самом деле я занимаюсь краеведением не одна: всегда есть люди, которые мне что-то подсказывают и помогают. Главный мой интерес касался самых первых зданий в Голицыно. Поселок был создан в начале XX века. В эти годы вдоль железной дороги по нашему западному направлению повсюду создавались дачные поселки. Это было связано с пришедшей из Европы моды, следуя которой обеспеченные люди стремились уезжать из больших городов и селиться ближе к природе. И Лесной Городок, и Жаворонки (прежнее название «Платформа 34-й версты»), и другие поселки создавались именно богатыми людьми. Они брали территорию, планировали ее и выставляли участки на продажу. Точно так же был создан наш поселок. Земли принадлежали князю Дмитрию Борисовичу Голицыну, который вложил средства в строительство базовой инфраструктуры: просек, дорог, колодцев. Первые жители поселка были представителями московской обеспеченной интеллигенции.

Бывшая Голицынская гимназия

– Это были дачники или они жили здесь постоянно?

– Многие жили постоянно. Голицынскому городку приходилось конкурировать с соседними дачами. Те же Лесной Городок или Жаворонки были ближе к Москве, и новому поселку нужны были какие-то дополнительные преимущества. Одним из таких преимуществ стала гимназия, которая строилась здесь с момента основания городка. Видимо, у князя Д.Б. Голицына была изначально такая концепция. Из-за этой гимназии часть дачников жила у нас постоянно. Недавно я нашла дореволюционные расценки на стоимость участков и обучения в гимназии. Оказалось, что в Голицыно обучение и проживание в гимназии были настолько дорогими, что выгоднее было купить участок и построить здесь дом, чем платить за пансион ребенку.

Другой точкой притяжения стала интересная история, связанная с русским инженером швейцарского происхождения Александром Альбертовичем Цубербиллером. Будучи знакомым князя Голицына или его управляющего, он развивал у нас модную на тот момент тему – строительство домов из пустотелых бетонных камней. Новый строительный материал появился в Америке, а потом русские инженеры попытались адаптировать его для России. Бетонные блоки имели много преимуществ: они были просты в изготовлении и не требовали обжига, за счет чего были дешевле кирпича. С другой стороны, бетонные камни были лучше дерева – не горели, были надежнее и крепче. Это была вторая причина, которая привлекала людей в Голицынский городок. У Цубербиллера здесь располагалась экспериментальная площадка, где он демонстрировал свой метод производства бетонных блоков и обучал ему людей. Он продавал станки, с помощью которых человек даже без технического образования мог самостоятельно сделать по рецепту бетонную смесь и изготовить эти камни.

Из «Альбома проектов». Григорий Судейкин 1915 год

Возвращаясь к моему главному интересу, естественно, мне было интересно найти и посмотреть на эти дома из пустотелых бетонных камней начала XX века. Все они строились с очень интересной архитектурой с элементами модерна, отражали моду тех лет. К сожалению, облик таких домов в Голицыно сильно искажен. За советский период их много раз перестраивали, поэтому сложно угадать первоначальные формы без старых фотографий.

– А как вы занялись историей часового мастера Платова?

– Кроме старых построек меня всегда привлекали яркие сюжеты и персонажи. Пример с часовщиком Платовым – это как раз такой случай. В Голицыно он появился на непродолжительное время в годы НЭПа в 1920-е годы. Василий Ильич Платов был известен до революции как один из крупнейших производителей часов в Звенигородском уезде. Его родное Шарапово расположено недалеко от нас в границах современного Одинцовского городского округа. В этом селе с середины XIX века расцвел часовой промысел. Весь поселок, да и вся округа, занималась производством дешевых настенных ходиков для крестьян.

В Шарапово крупнейшим часовым мастером был именно Василий Ильич Платов. Он построил в 1907 году кирпичную фабрику, которая по сравнению с избушками, в которых промышляли его соседи, конечно, выглядела масштабным производством. Платов был очень заметным предпринимателем, участвовал в больших ярмарках, получал награды за свою продукцию. У него также был младший брат Степан, имевший свое часовое производство, правда, меньшее по объему. Василий Ильич Платов – это знаковое имя для часового дела в России. Тем не менее, в интернете и в справочниках, я довольно скоро обнаружила большие пробелы в его биографии.

«Платовская школа». Фото Марии Лобановой

Я не интересовалась ни деревней Шарапово, ни Платовым до тех пор, пока меня не привлекло одно здание в Голицыно, которое называлось в народе «Платовской школой». Я пыталась выяснить у старожилов, почему она получила такое название. В итоге я нашла людей, которые рассказали, что этот дом в 1920-е годы принадлежал Василию Ильичу Платову – тому самому известному часовому мастеру из Шарапово.

Я стала раскручивать эту историю. В Голицыно ходили разговоры, что Платова репрессировали, поэтому я начала поиски в архивах ФСБ. Я пыталась выяснить хоть какие-то данные, потому что одно дело, что тебе рассказывают старожилы, а другое – что произошло на самом деле. Надо отчетливо понимать, что с момента тех событий, то есть с 1920-х годов, уже давно не осталось живых свидетелей. Есть только люди, которые что-то слышали от своих бабушек. Можно представить, как искажается информация, которая проходит через несколько поколений. Мы как детективы или следователи берем какой-то слух за основу и дальше отталкиваемся от него, потому что другой информации нет. И вот у нас была такая исходная информация, что Платов был репрессирован, но впоследствии она не подтвердилась.

– Платов поселился в Голицыно в 1920-е годы?

– Да, но мне это удалось достоверно выяснить только недавно. Я долго не находила документальных подтверждений этому, и даже начала сомневаться, что этот тот самый Василий Ильич Платов. Хотя старожилы убедительно говорили об этом, надо понимать, что люди иногда с такой же уверенностью указывают дом, где, например, жила любовница Петра I. Нужны были документы, которые могли бы проверить эти слухи.

– Вам все-таки удалось найти доказательства?

– Да, удалось, но это было непросто. 1920-е годы – это очень сложный период в истории нашей страны. Несмотря на то, что массовых репрессий еще не было, в стране была сильна классовая ненависть к богатым, эксплуататорам, фабрикантам. Платов был по происхождению крестьянином, но для многих людей в 1920-е годы, не так давно свергших ненавистную им власть, он был, прежде всего, эксплуататором. Зная эти исторические реалии, мы понимали, что информация не лежит на поверхности. Человек и сам скрывался, не афишировал свое имя в документах.  

Мастерские «Точные часы» в Голицыно. Фото Марии Лобановой

После революции 1917 года у Платова забрали его фабрику в Шарапово: все было национализировано. Однако так как он был талантливым человеком и руководителем, без его знаний обойтись не могли. Фабрики отняли, а что с ними делать никто не знал. Растерянные часовщики ничего больше не умели делать, ведь они жили за счет своей работы десятилетиями. Естественно, что вскоре мастерские начали опять всплывать, создавались артели. Василия Ильича Платова, как опытного специалиста, привлекали для создания новых часовых артелей в 1920-е годы.

Благодаря Платову было воссоздано в советское время производство часов в Шарапово, но потом он, скорее всего, сбежал в Голицыно. В то время, если у тебя были неприятности, достаточно бывало просто переехать в соседний поселок, и  многие этим пользовались. Платов переехал в Голицыно со своей небольшой артелью, но уже не как единоличный директор, а как один из членов правления. Его артель «Точные часы» просуществовала в Голицыно до 1928 или 1929 года. В это время уже сворачивался НЭП, и бывшего фабриканта решили окончательно прогнать. Возможно, отсюда идет легенда про репрессии, хотя Платова не арестовывали, а только снова отобрали у него дом и производство.

– Это производство располагалось тоже в здании «Платовской школы», о которой вы говорили?

– Нет, часовые мастерские располагались в других двух деревянных зданиях, сохранившихся до наших дней. Более того, их фасады сохранились абсолютно идентичными с двадцатых годов: ни окна, ни наличники не менялись со времен НЭПа. Платов активно участвовал в строительстве этих зданий. Хотя у нас нет документов, мы косвенно можем об этом судить, потому что здания очень похожи и по стилю, и по деталям на его старые мастерские в Шарапово. В документах артели «Точные часы» фамилия Платова фигурирует редко: возможно, сами члены артели не афишировали его присутствие из опасений, что бывшего фабриканта уберут. В результате его и убрали: прогнали из артели и отобрали его дом в Голицыно – «Платовскую школу».

– Как сложилась судьба Платова в 1930-е годы?

– Какое-то время Василий Ильич жил в Москве, а потом его направили на Украину в город Могилев-Подольский. Там он тоже помогал развивать часовую фабрику. Платов проработал на Украине три года, пока в 1933 году на него не донесли, обвинив во вредительстве на производстве. Однако тогда Платов легко отделался: его не осудили, а просто запретили проживать в больших городах. В те годы человек еще мог рассчитывать на относительно честное судопроизводство.

Хотя реального наказания Василий Ильич не понес, надо понимать в каком постоянном стрессе жили эти люди, которых раз за разом лишали всего и гнали с места на место. В начале 1940-х годов Василий Ильич переехал к своему брату Степану Ильичу в город Иваново. Это было очень тяжелое время для семьи:  в 1940-м году Степана Ильича арестовали и посадили на 10 лет. Платовы были тогда уже пожилыми людьми: и Василию Ильичу, и его младшему брату Степану было около семидесяти лет. Никаких данных о дальнейшей судьбе брата мы не имеем, но согласно семейной легенде, он скончался в первый же год заключения. Василия Ильича арест не коснулся. Он жил в Иваново во время войны, а потом уехал в Москву к старшему сыну. Там он и умер своей смертью в 1953 году. Похоронен Василий Ильич Платов в Москве на Леоновском кладбище. Правнучка часового мастера показывала мне его могилу.

В.И. Платов у стен фабрики в Шарапово. Фото из архива Евгения Мельникова

– А как вы нашли потомков Платова?

– У Василия Ильича было шесть детей, так что потомков осталось много. С кем-то нам удалось связаться. Не все знали о том, кем были их предки, потому что, если у тебя был репрессированный или богатый дедушка, о таком родственнике, как правило, не рассказывали детям. Когда я начала публиковать в своей группе статьи о В.И. Платове, на меня сами вышли некоторые из его потомков. Двое детей Василия Ильича остались жить в Голицыно, так что у нас в городе сейчас живут их потомки. Другие дети Василия Ильича жили в Москве и в Питере. Я надеюсь найти потомков старшего сына, у которого жил Василий Ильич в Москве в последние годы, потому что, скорее всего, в этой семье сохранилось наибольшее количество материалов и воспоминаний.

– В каком состоянии сегодня находятся исторические здания в Голицыно, связанные с В.И. Платовым?

– Дом, где жил Платов в 1920-е годы сейчас находится в частном владении, и он в достаточно хорошем состоянии. К нему нет доступа, но когда мы снимали сюжет о Платове для Одинцовского телевидения, мне удалось получить разрешение пройти на территорию. Два здания часовых мастерских находятся в собственности Московской области. Там последнее время располагалось общежитие Голицынского учебного центра, но где-то с 2016 года здания пустуют. К сожалению, они постепенно разрушаются, хотя до недавнего времени были в нормальном состоянии.

– Есть ли возможность как-то сохранить здания часовых мастерских?

– В процессе изучения этой темы, я познакомилась с массой интересных людей, в их числе с историком часового дела Олегом Синегубкиным. У него есть идея установить там мемориальную табличку в надежде, что она в дальнейшем защитит здания от разрушения. В 2018 году я подавала документы на статус памятника, и сейчас оба дома являются выявленными объектами культурного наследия. Дальше делать экспертизу мы не стали. Хотя у меня есть много архивных материалов, на основании которых мы можем продолжить оформление и придать зданиям полноценный статус, есть много юридических тонкостей и нюансов, которые нужно учитывать. Временный статус – это небольшой пиар. Мы уже доказали, что это хорошие здания, их ценность признали компетентные организации, а дальше для нас важнее найти инвестора, заинтересовать собственника, чтобы он не отмахнулся от этих «деревяшек». Можно найти им достойное применение.

Бывшие мастерские «Точные часы» в Голицыно. Фото Марии Лобановой

В Голицыно в зданиях бывших мастерских можно было бы создать музей, посвященный часовому промыслу в России. У нас не только в Подмосковье и Москве, но вообще в стране нет ни одного государственного музея, посвященного часам. Есть частные музеи, но они представляют собой скорее выставки коллекций, чем полноценные музеи. Мы предлагали разные модели существования такого музея. Например, у нас мог бы открыться филиал Политехнического музея с переносом к нам его коллекции часов. В Голицыно появилась бы своя изюминка, потому что такого уровня зданий в городе больше не сохранились. Изначально они, наверное, были заурядными, но за многие годы наследие не ценилось и разрушалось, и теперь мы можем сказать, что это редкая промышленная деревянная архитектура.

– В Голицыно сейчас нет и краеведческого музея?

– Много лет подряд мы пытаемся создать в Голицыно краеведческий музей. Об этом много говорится как о свершившемся факте, но все время чего-то не хватает, чтобы он открылся. Эта инициатива звучала в городе еще до моего здесь появления, но моя работа, надеюсь, тоже сдвинула тему с мертвой точки. Если мы постоянно говорим об истории, возникает вопрос: а где же на все это посмотреть? Пока есть только виртуальная площадка «Старое Голицыно».

Если в Шарапово в каждом доме делали часы, то у нас в Голицыно крестьяне традиционно занимались лозоплетением. Здесь на рубеже веков возникло развитое производство плетеной мебели, просуществовавшее примерно до 1950-х годов. Музей в Голицыно можно было бы посвятить многим темам: промыслу лозоплетения, Василию Ильичу Платову, Дому творчества писателей, который возник здесь в 1930-е годы, пустотелым бетонным камням Цубербиллера, истории возникновения дачных поселков. С таким богатством материала мы могли бы избежать заурядных тем.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх