Наталья Петракова: «Глина – это очень эмоционально»

Герои Подмосковья
12:30, 08 июня 2022
3158
Добавить в Мои источники
Фото: [ Антон Саков / Подмосковье сегодня ]

Наталья Петракова – керамист, руководитель творческой студии «JustArt» в Железнодорожном. Пять лет назад Наталья оставила офисную должность, чтобы реализовать себя в художественном творчестве. С тех пор Наталья проводит уроки по ручной лепке, занятия на гончарном круге и мастер-классы по ботаническому барельефу. Мастер уверена, что глина – это особенный материал, который не только развивает воображение и раскрывает творческие способности, но и лечит.

– Наталья, с чем было связано ваше увлечение керамикой?

– В моей семье нет ни художников, ни керамистов. До 2017 года я была офисным сотрудником, работала в компании в службе управления персоналом. В принципе мне все нравилось в этой работе, но в какой-то момент я поняла, что начала ходить по кругу, мне стало скучно.

Однажды девушка, которая работала юристом в нашей компании, открыла свою керамическую студию. Она пригласила всех нас на день открытых дверей, и с этого момента глина зацепила меня. Я прошла базовый курс, потом какое-то время лепила дома. Именно глина дала мне творческий выплеск, благодаря которому я решилась полностью переиначить свою жизнь.

Женщина часто имеет творческий подход ко всему, что делает: в приготовлении еды, воспитании детей, проведении досуга. Если ты творческий человек, будешь все делать с таким подходом. Керамика дала мне возможность применить эту жилку.

Глина имеет большой потенциал. Возможности этого материала потрясающие: ты получаешь бесформенный кусочек и начинаешь с ним что-то делать. В процессе работы включаются все рецепторы рук, активизируется воображение. Кроме того, глина – это очень эмоционально. Люди выходят с занятий по керамике всегда в приподнятом настроении. Часто они убеждены, что ничего не умеют, но после занятия, оказывается, что могут сделать что-то своими руками.

У нас в стране последние лет пять заметен всплеск гончарных и керамических студий. Появляется много начинающих керамистов. Каждый идет своей дорогой: кто-то начинает производить изделия и продавать, а кто-то концентрируется на занятиях и мастер-классах с людьми. Я пошла по второму пути. Мне скучно было бы из раза в раз повторять одно и то же изделие и все время работать в одиночестве в мастерской.

– Как возникла мысль открыть собственную студию?

– Хотя сначала я думала, что буду продавать свои изделия в собственном стиле, но оказалось, что это не так просто. Реализация изделий – это отдельная история, в которую нужно вкладывать силы, энергию, получать дополнительные знания.

Можно сказать, что работа сама нашла меня. Мне позвонила подруга, предложила посмотреть новую студию «JustArt», познакомиться с организаторами. Да, эта студия была открыта изначально не мной. Она объединяла нескольких преподавателей по разным направлениям творчества: рисованию, керамике и другим. Ее открыла девушка Анна, но потом передала ее мне и художнице Наташе. Позже мы разделились, и теперь работаем по соседству, дружим студиями.

– Как вы обучались керамике?

– Базовый курс по керамике я прошла в школе «Колокол» в Москве. Потом я глубже окунулась в эту сферу и проходила обучение у разных талантливых керамистов, например, у потомственной художницы из Звенигорода Анны Куприяновой. У каждого мастера я черпала что-то свое. Бывало и такое, что я приобретала курс, но оказывалось, что он мне не подходит по характеру. Например, очень кропотливая проработка рисунков, свойственная итальянской майолике, мне не подошла.

Сейчас благоприятное время для самообразования. «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь» – это примерно про таких как я. Однако нельзя сказать, что я самоучка. В керамике самое главное – практика. Нужно постоянно отрабатывать те знания, которые получаешь в теории.

– Вы предпочитаете ручную лепку или гончарный круг?

– Гончарный круг я очень люблю, но в рамках студии на нем работать сложнее. Чтобы научить человека работать на круге, преподавателю нужно постоянно принимать участие в процессе – фактически работать в четыре руки. Человеку нужно долго и упорно тренироваться, чтобы начали получаться похожие друг на друга изделия.

В ручной лепке больше возможностей, и она более управляемая. В ней можно переделывать, отрезать, лепить, а на гончарном круге нужно четко идти по выверенному алгоритму, отработанному часами практики. Ты должен интуитивно, на подсознательном уровне понимать, с какой степенью нажимать на глину и как именно это делать. Нужно научиться управлять центробежной силой вращающегося круга, чтобы получилось изделие.

– Какие изделия чаще всего вы делаете на занятиях?

– Русские люди так устроены, что хотят практичную вещь: чашку, тарелку, подсвечник, подставку, кашпо или панно. Но самое распространенное изделие – это, пожалуй, гранат. Среди керамистов считается, что гранат – это избитая тема. Каждый керамист в своей жизни сделал много гранатов, но люди, которые приходят сюда, не профессиональные керамисты, поэтому им интересен этот объект. Первые два года мы делали небольшой ассортимент: гранат, тыкву, лист монстеры, тарелку, чашку. Сейчас разнообразие стало гораздо шире, но гранат хорош тем, что это красивый символ любви, семьи, гармонии и богатства.

– А есть какое-то изделие, которое стало визитной карточкой студии?

– Какого-то определенного изделия нет. У меня даже название студии осталось прежнее, которое было задумано не мной. Люди знают нашу студию под именем «JustArt», и пока я не решаюсь ее переименовать. У нас хорошее сарафанное радио, люди приходят зачастую просто по наводке знакомых или друзей.

– Вы изначально ориентировались на детей или взрослых?

– На взрослых, однако и дети хорошо откликаются на глину. В работе с детьми есть свои сложности. У детей не до конца сформирована моторика рук, многие не могут слушать или долго сидеть на одном месте, или, наоборот, работают медленно. На занятии всегда ставится задача выполнить изделие, но нет цели, чтобы оно было идеальным. Ребенок может проявить в этом изделии свой характер.

В работе с детьми меня поражает их непосредственность в творчестве, смелые решения в сочетании цветов. Когда дети становятся старше, подход меняется. Детская непосредственность хорошо проявляется в пять-семь лет, а в старшей школе они уже стараются все делать больше по правилам.

– А какую задачу вы ставите в занятиях со взрослыми?

– Некоторые студии берут на себя миссию обучения ремеслу, после которого человек сможет сам стать керамистом. Я не беру на себя такую миссию. В процессе занятий я расскажу о глине, приемах и технике. Я достаточно многое умею, у меня много своих личных лайфхаков, которым я научилась благодаря практике.

Сначала я всегда ставила темы занятий, но потом решила, что нужно давать людям больше свободы. Специальные керамические курсы я не запускаю, потому что для этого должна быть продуманная методология. Наверное, это не мое, поэтому мы занимаемся «хаотично». Люди, которые приходят в студию, это скорее не ученики, а мои гости. Каждый мастер-класс, групповой или индивидуальный, все это для людей – небольшой праздник и отдых. Я уже не говорю про популярный сейчас день рождения с керамическим мастер-классом!

Вообще керамика – это сложный технический процесс. Если бы он был проще, керамистов было бы в сто раз больше. Глина затягивает, но технические сложности часто людей останавливают. Многим легче ходить в студию, чем оборудовать мастерскую дома.

– Вы покрываете изделия цветной глазурью?

– Мне нравится глазурь, но в последнее время по разным причинам я увлеклась больше ангобами. Это жидкая белая глина, в которую добавили пигмент. Ангоб позволяет делать мелкие детализированные проработки, а глазури дают более глубокий цвет.

Для ангобов существует много интересных техник, в которых мы можем наслаивать разноцветную глину, процарапывать ее, делать рисунки в технике сграффито. Получаются потрясающие самобытные вещи. На сегодняшний день мой фаворит – ангоб, и я всех стараюсь к нему подводить.

Еще одно направление нашей студии называется ботанический барельеф. Эта техника созвучна с керамикой, потому что гипсовое панно делается с помощью глины. Только глина здесь – подручный материал, в который мы закатываем настоящее растение. Глина отражает каждый штрих и прожилку на листах.

Отминки растений мы можем делать и на керамических изделиях. Рельеф на посуде можно делать любой палочкой и даже пальцем. Анна Куприянова, у которой я училась, давала нам такое задание: найти дома десять обычных предметов и сделать ими отпечатки на глине. Для отминок подходят самые разные предметы: камни, шишки, салфетки, скомканные пакеты и многое другое.

– Кому бы вы особенно порекомендовали занятия керамикой?

– Человек может прийти на занятие по глине, чтобы на два-три часа забыться, отвлечься от проблем. Мне кажется, особенно полезно работать с глиной женщинам, потому что этот материал хорошо поддерживает женскую творческую энергию. Через глину они могут проработать какие-то свои проблемы, отдать в глину свои мысли и негативную энергию. Глина все возьмет – это прекрасный целительный материал.

Есть даже такое понятие глинотерапия. Арт-терапевты используют глину в лечении, не ради изделия, а ради самого процесса. На занятиях я вижу, что у людей в процессе работы арт-терапия происходит сама по себе.

– В каком направлении ваша студия будет развиваться в дальнейшем?

– Пока мне интересно развиваться не с точки зрения расширения потока, а в профессиональном ключе: внедрять новые техники, придумывать что-то новое. Я считаю, что прекрасно, когда человеку удается работать, как ему нравится.

У меня никогда не было мечты вести свое дело, это пришло ко мне само. Оказалось, что я скорее волк-одиночка, хотя мне раньше казалось, что я командный игрок. Мне не хочется от кого-то зависеть в рамках этой студии и пока удобнее все делать самой. У меня есть помощники – моя семья. Мой муж меня очень поддержал в этом выборе, за что ему большая благодарность.

На сегодняшний день существует много керамических студий – и это хороший показатель. Например, журналист Владимир Познер рассказывал, что свои в школьные годы, которые прошли в 1950-х годах в Америке, они с классом несколько раз в неделю ходили на занятия по керамике. Мне кажется, что это показатель цивилизованности и развития страны. Я надеюсь, что все будет хорошо, и число любителей керамики и процесса ее изготовления будет только расти. Это достойное хобби – благородное и интересное.

Автор: Антон Саков
вверх