Николай Юкин: «У нас старообрядцы пускают и в музей, и в храм»

14:06, 13 ноября 2019

28 октября 2018 года при старообрядческой церкви Рождества Богородицы в Тураево был открыт уникальный для Подмосковья музей истории староверов. Деревянно-кирпичный храм, при котором возник музей, в советские годы чудом не был снесен при строительстве промзоны вблизи города Лыткарино на месте деревни Тураево. Недавно проект «В гости к тураевским староверам» был отмечен на Всероссийской туристской премии «Маршрут года» специальным дипломом «За сохранение исторической памяти». О проекте порталу «Подмосковье сегодня» рассказал один из создателей музея и прихожанин храма в Тураево Николай Юкин.

– Николай, расскажите, как появился музей при старообрядческой общине?

– Идею вынашивали долго, и, наверное, мы к этому пришли благодаря сотрудничеству с Лыткаринским историко-краеведческим музеем. В 2013 году мы отмечали двухсотлетний юбилей храма Рождества Богородицы в Тураево и  к этой дате сделали выставку, посвященную истории старообрядчества в нашей местности. Лыткаринский музей себя очень хорошо зарекомендовал, нам отреставрировали некоторые старинные церковные предметы. Мы продолжили совместную работу с музеем, и следующим нашим общим проектом стала реставрация Тураевской плащаницы – памятника золотного шитья конца XIX – начала XX века. Это, на мой взгляд, предмет достойный экспозиции Государственного Исторического музея. Когда плащаницу отреставрировали, мы подготовили акцию «Ночь в музее», посвященную нашей реликвии.

В 2017 году в храме Рождества Богородицы прошла реставрация по федеральной программе «Культура России». После нее осталось много старинных предметов, которые пропадали, лежали без дела. Мы подумали: почему бы не показать их миру и рассказать о старообрядчестве? Вообще староверы не любят пускать к себе посторонних, но предыдущие музейные акции были восприняты общиной положительно, поэтому идею музея прихожане приняли лояльно.

Мы изначально задумывали музей как составную часть туристического маршрута, чтобы делать тематические экскурсии. В этот маршрут, который мы назвали  «В гости к тураевским староверам», входят, кроме музея, храм, территория храма, и старообрядческий некрополь в Тураево. Нигде в Подмосковье больше такого нет, чтобы старообрядцы пускали гостей не только в музей, но и в храм. Также уникален для Московской области наш некрополь, где сохранилось более ста пятидесяти белокаменных надгробий. Все огромные плиты-саркофаги принадлежали не купцам или дворянам, а местным крестьянам-староверам. Мы сейчас паспортизуем некрополь, чтобы включить его в перечень объектов культурного наследия.

Специалисты из Лыткарино помогли нам в создании экспозиции, и 28 октября 2018 года мы открыли наш музей. На экскурсиях мы рассказываем об истории деревни, о ее возникновении, о том, как здесь жили люди.

– Тураево исторически было старообрядческим поселением?

– Да, и если в соседнем Верхнем Мячково в XIX веке было около половины старообрядцев, то Тураево считалось исключительно старообрядческой деревней. Видимо, поэтому здесь и построили храм. Но это не значит, что здесь старообрядцам хорошо жилось. Их, как и везде, гнали, арестовывали, обыскивали, изымали престолы из храма…

– Насколько знаю, легальные старообрядческие церкви в XIX веке строить было запрещено. Выходит, храм изначально был часовней-моленной?

– Да, формально числился моленной, но на самом деле негласно он всегда был с алтарем и престолом, то есть это был полноценный храм. Община изначально принадлежала к Белокриницкому согласию, центр которого находится на Рогожском кладбище. Направление никогда не менялось: беспоповцев, единоверцев или неокружников здесь не было. А вот в соседнем Чулково жили окружники и неокружники, в Михайловской Слободе – единоверцы. В Чулково даже была своя старообрядческая церковь (неокружническая), но она сгорела в 1952 году.

– Как в Тураево удалось сохранить старинный некрополь?

– Кладбище уцелело чудом. В 2009 году мы взялись за благоустройство некрополя: чистили и ставили на места поваленные надгробия. Потом появилась идея обратиться к профессионалам и начать оформлять документацию. На кладбище есть часть захоронений советского времени, а есть отдельный старый участок, который представляет исторический интерес – его мы и пытаемся сохранить, выделить, чтобы никто не трогал это место. Деревню Тураево снесли в 1978 году в связи со строительством промзоны. Существовал план сноса и кладбища, некоторые люди даже забирали останки своих предков, но советская власть неожиданно закончилась, и про кладбище забыли.

Кладбище в Тураево возникло не сразу. Поскольку в старину деревня Тураево административно относилась к селу Мячково, то и кладбище было там – в центре волости. По архивным данным, в 1771 году во время московской чумы в Тураево умерло три четверти мужчин и две трети женщин. Видимо, в карантинных целях скончавшихся не стали вывозить на кладбище в Мячково, а основали свой погост на окраине деревни. Тогда же, кстати, возникли и московские старообрядческие кладбища: Рогожское и Преображенское. Мячковское кладбище было уничтожено где-то во второй половине 1930-х годов, сейчас на его месте находится аэропорт.

– А храм в Тураево разве не планировали уничтожить?

– Планировали. Мы нашли документы, что храм собирались сносить в 1970- х годах, тогда же, когда снесли деревню. Положение было критическое, но прихожане отстояли храм. Повезло, что в исполкоме Лыткаринского городского совета народных депутатов были сочувствующие люди, которые не решились поставить подпись под сносом и, мне кажется, даже подсказали общине, как действовать. В Тураево направили специалистов из Министерства культуры, чтобы обследовать храм и признать его памятником архитектуры. Из-за этого статуса он и уцелел.

Храм Рождества Богородицы уникален тем, что он частично кирпичный, частично деревянный. Трапезная часть самая старая – она была возведена в 1885 году. Эту дату мы узнали в 2017 году во время реставрации. Когда сняли железную обшивку со стены, обнаружили закладную надпись, сделанную то ли краской, то ли мелом. В 1907-1908 годах к деревянному храму пристроили кирпичный алтарь и колокольню в неорусском стиле по проекту архитектора Ивана Гавриловича Кондратенко. Видимо, он вдохновлялся нашим уникальным иконостасом, когда проектировал храм. В 1913 году решили выстроить храм полностью в кирпиче. Уже утвердили проект Николая Георгиевича Мартьянова, завезли кирпич, но реализовать задуманное помешала Первая Мировая война. Потом случилась революция, и стало уже не до стройки. Сохранился документ 1927 года об изъятии у общины кирпича на строительство школы. Благодаря этому стечению обстоятельств храм остался наполовину кирпичным, наполовину деревянным.  Этим он и интересен, потому что кирпичных храмов много, а других деревянно-кирпичных церквей в Московской области я не знаю.

– В чем уникальность храмового иконостаса, о котором вы упомянули?

– В нашем храме сохранился иконостас, аналогов которого, по мнению реставраторов, нет в России. Это деревянный резной иконостас, но не покрытый сусальным золотом или полиментом, а выкрашенный темперными красками, имитирующими майолику. Базовый цвет иконостаса грязно-белый, под белый камень, а поверх него положены другие цвета. Если мы съездим во Владимир, Суздаль или Ярославль, то заметим, что там часто входы в храмы декорированы белокаменной резьбой, раскрашенной цветными красками. В Тураево, видимо, решили повторить иконостас в похожем стиле, но только в дереве.

Иконостас был создан еще до постройки кирпичного алтаря. Свидетельство о нем оставил видный старообрядческий деятель и будущий епископ Александр (Богатенко). Он посетил Тураево в 1901 году и описывал добротный иконостас, выкрашенный под майолику. Но мы ничего не знали о его раскраске – с годами иконостас был покрыт бронзянкой. Однажды слой начал осыпаться, и под ним проявились разные цвета. Сначала я подумал, что это грунт, но возникли сомнения. Стал искать в архивах информацию и случайно наткнулся на запись, что иконостас когда-то был выкрашен под майолику. Когда мы под шестью слоями бронзовой краски раскрыли его подлинную красоту, поняли, что это уникальная вещь.

В храме сохранилась утварь конца XIX – начала XX века: паникадила, подсвечники, хоругви 1911 года. Кстати, хоругви были даром Козьмы Дмитриевича Языкова – сына местного священника и председателя Общества хоругвеносцев на Рогожском кладбище. Они были подарены общине в память освобождения крестьян от крепостной зависимости 19 февраля 1861 года. В храме мы показываем ценную реликвию – Тураевскую плащаницу. Она чудом сохранилась под наваленными сверху тряпками и облачениями, не была украдена в советские годы.

– Кто сегодня является прихожанами старообрядческого храма в Тураево?

– Как изначально и было, в основном это жители окрестных сел и деревень. Недавно мы нашли старинную грамоту, где староверы просили дать им первого священника у архиепископа Московского. В грамоте просителями выступили жители Тураево, Верхнего Мячково, Сельца, Островцов, Нижнего Мячково – то есть всех окрестных поселений, где жили старообрядцы. Сейчас, правда, появились прихожане, которые ездят из Жуковского, Раменского, Москвы, ведь старообрядческих храмов немного, поэтому каждый себе выбирает место по душе. В основном это люди из старообрядческих семей, но приходят и новые люди, которые открывают для себя нашу веру.

– Вы сами относитесь к какой категории прихожан? Вы из старообрядческой семьи?

– Да, все мои предки были тураевскими испокон веков. Я проследил родословную до начала XVII века. На тураевском кладбище сохранились белокаменные надгробия моих прадедов с конца XVIII века, а дальше уже искал сведения в архивах, писцовых книгах, ревизских сказках. В документах отмечено, что мои предки занимались в Тураево белокаменным промыслом.

– Расскажите подробнее об экспозиции музея Тураевских староверов. Что здесь можно увидеть?

– Невзрачное снаружи здание мы превратили в небольшой музей истории старообрядчества в нашей местности. Многие вещи, как я говорил, остались после реставрации храма в 2017 году, например, старый деревянный купол с нашей церкви. Ряд предметов мы нашли, когда при реставрации разбирали полы в храме: различную утварь, монетки, крючки, ручки, железный замок, отдушины, кованые гвозди. Там же мы нашли старинный молот, использовавшийся для обработки камня. Под храмом лежал тридцатисантиметровый слой углей, из чего мы сделали вывод, что здесь было пожарище сгоревшего в 1870 году первого деревянного храма.

В экспозиции представлены предметы быта жителей нашей деревни. В Тураево люди жили богато, добыча белого камня приносила хороший доход. В деревне на сорок с небольшим дворов работало шесть торговых лавок, была своя чайная. Люди у нас пили из гарднеровского фарфора, довольно богато одевались, пользовались парфюмерией, различными лекарствами.

У нас вы увидите традиционную одежду старообрядцев. Как принято, женщина на богослужение приходит в длинной одежде, обычно в сарафане. Он, кстати, был в ходу вплоть до 1917 года не только у староверов. Мужчина на службу ходит обычно в кафтане, который иногда путают с рясой, хотя между священническим и мирянским одеянием есть разница в крое. Мужчины могут за богослужением быть также в рубашке с поясом в русском стиле. Интересны женские свадебные головные уборы, которые украшались проволокой и цветным воском.

Отдельно стоит отметить церковные ткани. Представленные предметы отреставрированы Лыткаринским музеем. Например, есть облачение для жертвенника конца XIX века, подручники вышитые специально для иерея, архиерея. Сохранилось иерейское облачение, которое принадлежало, скорее всего, первому священнику тураевского храма отцу Димитрию Языкову. Также мы показываем облачение отца Иеремии Никитича Лисина, который служил в нашем храме с 1947 по 1983 год.

Ценные экспонаты – это наши старообрядческие книги, в том числе рукописные, которые мы до сих пор используем в богослужении. Одни из самых древних книг в собрании – это июльская Минея 1629 года и напрестольное Евангелие 1637 года. Есть различные «крюковые» книги с гуслицким орнаментом. В Гуслицах – в районе современного Егорьевска и Орехово-Зуево – находились расписные центры, где создавали книги для всего старообрядчества. Своих типографий мы не имели, все делалось нелегально.

Упоминавшийся первый священник храма Рождества Богородицы в Тураево отец Димитрий Языков начинал служить в 1869 году, когда делать это легально старообрядцам было нельзя. Во время служения ему приходилось откупаться от полицейских властей. Старообрядцы священника ценили, скрывали, берегли, потому что от него исходили все таинства. Показательно, что в 1859 году из нашего храма был изъят антиминс и сожжен в церковной печи Верхне-Мячковского храма.

Благодаря преследованиям до нас дошли и уникальные документы. Каким-то чудом в архиве был найден план и рисунок первого тураевского храма 1813 года постройки, который сгорел в 1870 году. Это было полицейское обследование 1831 года: властям надо было знать, какие у раскольников часовни, какой метраж, сколько человек ходит. За староверами был особый надзор. Первое упоминание о храме мы нашли в «Ведомости о состоящих в Москве и ее губернии старообрядческих и раскольнических часовнях и молельнях» за 1826 год. Там упоминается часовня в Тураево, существовавшая на тот момент тринадцать лет (то есть 1813 года постройки). А на рисунке 1831 года видно, что внутри часовни, вопреки запрету, есть амвон, алтарь, царские и дьяконские двери. Староверы и до появления собственных епископов постоянно принимали беглое священство из господствующей церкви, совершали литургию.

– Тураево входило в подмосковный старообрядческий Гуслицкий край?

– Да, Тураево – это фактически его окраина. На самом деле и Рогожское кладбище создали Гуслицы, откуда шла основная «подпитка». Тураево, находившееся на ближайших подступах к Москве, испытывало огромное влияние Гуслиц, точнее сказать, сначала Гуслиц, а потом – Рогожского, потому что Рогожское кладбище было эталоном для всего Белокриницкого старообрядчества.

– Ваш музей в Тураево существует год, но уже был отмечен премией «Маршрут года»?

– Да, мы представили свой проект на Всероссийскую туристскую премию «Маршрут года». 27-28 октября проводился финал, где нам дали специальный диплом «За сохранение исторической памяти». В нашей номинации «Лучший этнографический маршрут» было три специальные премии. Вообще участвовало почти полтысячи маршрутов, из которых приблизительно сто пятьдесят вышли в финал, причем из Московской области вышло только четыре проекта.

– Как можно попасть в ваш музей?

– Мы рады всем. У нас есть активный аккаунт в инстаграме @turaevomuseum и сайт со всей информацией. Также можно записаться на экскурсию по телефону и через сайт Лыткаринского историко-краеведческого музея.

Антон Саков

загрузка...
© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх