Ольга Ткаченко: «Храм в Теплом – последний храм архитектора Львова в Подмосковье»

14:22, 21 августа 2019

Ольга Викентьевна Ткаченко много лет исследует историю населенных пунктов, усадеб и храмов, стоявших не реке Нудоль и ее притоках в городском округе Клин. Особое место в краеведческой работе Ольги Викентьевны занимают село Поджигородово и исчезнувшее село Теплое. В урочище Теплое сохранились остатки уникальной для Подмосковья церкви Знамения Пресвятой Богородицы, построенной в палладианском стиле архитектором Н.А. Львовым. Для привлечения внимания общества к исчезающему памятнику краевед создала группу в фейсбуке.

– Ольга Викентьевна, какая тема интересует вас больше в последнее время?

– Сейчас я в основном занимаюсь творчеством архитектора Николая Александровича Львова, который построил Знаменский храм в Теплом ныне Клинского района. Он жил и творил в XVIII веке и был ярким представителем русского Просвещения. Львов был одним из основателей классического стиля в русской архитектуре и последователем итальянского зодчего XVI века Андреа Палладио. В советское время имя Николая Александровича Львова замалчивалось, хотя современники сравнивали его с Михаилом Ломоносовым, а сейчас даже называют русским Леонардо да Винчи. Скорее всего, о Львове перестали говорить в советские годы, потому что его двоюродный племянник был автором гимна Российской империи «Боже, царя храни!» на слова Жуковского. В отличие от Ломоносова Львов был дворянином, а в сталинские годы его потомки подверглись репрессиям.

Н.А. Львов прожил всего пятьдесят лет, но многое успел сделать во благо Отечества. Талант Львова был универсален и проявился не только в архитектуре. Львову удалось воплотить свои идеи в самых разных областях: он изобрел новые строительные материалы, был родоначальником угольной промышленности России, нашел торф в Подмосковье и обосновал, что Москву можно протопить одним торфом в течение 100 лет. Он говорил, что использование этого вида топлива спасет от вырубки подмосковные леса. Николай Александрович развил также систему землебитного строительства и основал несколько школ по обучению этому ремеслу. Львов еще 220 лет назад беспокоился о сохранности лесов, в отличие от современных строительных девелоперов.

Николай Александрович Львов происходил из древнего дворянского рода, у него очень интересная родословная, которая прослеживается до XIV века. Его правнук – художник Василий Поленов. Другой правнук – Владимир Николаевич Львов был обер-прокурором Святейшего синода во Временном правительстве в 1917г., выступавшим за созыв Поместного собора и восстановление Патриаршества.  Владыка Нафанаил, Епископ Русской Православной Церкви Заграницей, Архиепископ Венский и Австрийский – в миру  Василий Владимирович Львов – праправнук архитектора Львова. Отмечу также, что архитектор был в родстве с  Гавриилом Державиным – они были женаты на родных сестрах. Когда я начала вплотную изучать творчество Львова, познакомилась с его прямыми потомками. Мария Львовна Афицинская – Львова, член Общества «Русское Наследие в Соединенном королевстве» в Лондоне и ее мама, Алла Петровна, вдова Льва Ивановича Львова опубликовали много интересных материалов по генеалогии и истории дворян рода Львовых.

личный архив Ольги Ткаченко

– Вы начали краеведческие исследования с двух населенных пунктов в Клинском районе: Теплое и Поджигородово?

– Мой отец купил пятьдесят лет назад дом в деревне Кузнецово Клинского района. В то время здесь была потрясающая природа, которая, к сожалению, сейчас уничтожается коттеджной застройкой. Наш дом стоит на реке Нудоль, а на противоположном высоком холме – великолепный Михаило-Архангельский храм в Поджигородово

Я не могла не заинтересоваться историей окружавших наш дом сел, усадеб и храмов: по берегам Нудоли и ее притоков есть большое количество интересных мест, многие из которых, увы, уже утрачены или стоят в руинах. Совсем рядом с нашим домом находилось когда-то поместье братьев Юрьевых, на средства которых в 1783 году была построена церковь в селе Поджигородово.

Когда мы только поселились в Кузнецово, в церкви Михаила Архангела, как и в большинстве закрытых церквей в советские годы, хранились минеральные удобрения. Тем не менее, храм не был разрушен ни в годы войны (а деревня в ноябре 1941г была оккупирована фашистами), ни в советское время. В 1992 году церковь была возвращена Русской Православной Церкви. Уже почти четверть века ее настоятелем является священник о. Владимир Калуцкий, благодаря усилиям которого был произведен обширный ремонт храма. Недавно был установлен новый иконостас, заканчивается роспись стен нижнего придела в честь Архангела Михаила. Сейчас, приходя на службу в эту церковь, я поражаюсь, какая колоссальная работа была проделана – впечатляет не только необычная архитектура храма, но и его  внутреннее убранство.

личный архив Ольги Ткаченко

– Вы говорили, что проект храма в Поджигородово принадлежит Василию Баженову. Достоверно ли установлено его авторство?

– Изучение истории владельцев земель в Поджигородово и соседнего села Никольское Татищевых (старое название Никольское-Сверчки, здесь родился другой известный зодчий, Яков Бухвостов) дает весомые аргументы, что архитектором храма в Поджигородово был Василий Баженов, современник Н.А.Львова.

Никольское-Сверчки принадлежало боярину Алексею Даниловичу Татищеву. Он начинал служить денщиком у Петра I, а закончил главным полицмейстером Петербурга. Его сын Петр Алексеевич был известным масоном, возглавлял главную российскую ложу. Именно Петр Алексеевич Татищев стал тем человеком, который выручил в свое время архитектора. Василий Баженов был одним из первых, кого Академия художеств отправила в поездку по Европе. Зодчий задержался в Италии, сильно нуждался в деньгах, но его выручил Петр Алексеевич Татищев.  Вернувшись в Россию, Баженов, видимо, отблагодарил Татищева чертежами храма. Достоверно известно, что по чертежам Баженова был возведен Знаменский храм в имении П.А.Татищева Вешаловка в Липецкой области, а это почти точная копия нашего Поджигородовского храма, только с большим количеством декора. Один из вариантов чертежа церкви в Вешаловке Татищев мог передать своим соседям братьям Юрьевым в Поджигородово.

Много интересных фактов об истории села Поджигородово и о своей семье мне рассказала недавно ушедшая Елена Николаевна Соколова, внучка последних владельцев Поджигородово.  До того, как семья Владислава Васильевича Соколова, председателя окружного суда Волоколамска, купила усадьбу в Поджигородово, они снимали дом у клинского мирового судьи Сахарова, тот самый, который после них снимал Чайковский, и где сейчас находится дом-музей композитора.  Андрей Владиславович Соколов, дядя  Елены Николаевны, был известным революционером c партийным псевдонимом Станислав Вольский. Нигде в исследованиях биографии Ленина не пишут, что он приезжал к Соколову-Вольскому, а в семье Соколовых сохранилась фотография, на которой Ленин играет с А.В.Соколовым в шахматы в Поджигородово. После революции Соколов уехал во Францию и написал очень резкую книгу против большевиков. Потом он, однако, вернулся в Россию. Его арестовали, и только чудом выпустили из тюрьмы через год. Соколов отошел от политики, занимался литературной деятельностью. В последние годы много переводил, писал о европейских революционерах. При Сталине его все-таки посадили, и в 1943 году он умер в Саратовской тюрьме.

Так как дядя был революционером, семейный дом Елены Николаевны не трогали: сам Бонч-Бруевич дал им охранную грамоту. Усадебный дом Соколовых был снесен только  после войны. Сейчас на месте их дома построили коттеджный поселок «Подколокольный». Николай Владиславович Соколов, сын последнего владельца  Поджигородово, отец Елены Николаевны, был одним из основателей известного завода металлических сеток имени Лепсе в Солнечногорске. Это предприятие существует до сих пор.  Николай Владиславович был дружен с известным клинским краеведом Валентином Юдиным, который часто гостил у Соколовых.

Об истории села Теплое и Знаменском храме мне также удалось многое узнать  от бывших местных жителей.  Архивные сведения дополняются их  яркими бесценными воспоминаниями. Тепловские, как они себя до сих пор называют, хранят уникальные фотографии Знаменской церкви, на которых видно, как красиво выглядела церковь до ее разрушения.

личный архив Ольги Ткаченко

– Храм изначально был каменным?

– До строительства каменного храма было три деревянных. Еще до Смутного времени деревянный храм в честь иконы Божией Матери Знамение с приделом Александра Свирского был построен Елизарием Ржевским – первым установленным по писцовым книгам владельцем Теплого. Ржевские – это большая боярская фамилия. Ее волоцкая ветвь владела обширными землями в Сестринском и Локнышском станах Рузского уезда. Они продали и передали в дар Иосифо-Волоцкому монастырю большое количество своих земель. Теплое располагалось в Локнышском стане, получившем название по притоку Ламы реке Локныш. Елизарий Леонтьев Ржевский был воеводой, думным дворянином, окольничим. В 1587 году он был направлен московским послом в Речь Посполитую с предложением избрать на трон после смерти Стефана Батория царя Федора Иоанновича. Елизарий служил при Иване Грозном, царе Федоре и Борисе Годунове. Ржевский был в полку, охранявшем нареченного царя Бориса Годунова, когда тот шел в Серпуховской поход против крымского хана Казы-Гирея. Отец Елизария Ржевского подарил одно из своих сел Иосифо-Волоцкому монастырю и под конец жизни стал иноком монастыря под именем Лаврентий. В Смутное время Теплое вместе с церковью было сожжено. В приходной книге Патриаршего Казенного Приказа  есть запись 1656 года о постройке уже второго деревянного храма. Третий деревянный храм был построен в 1728 году.

После Смутного времени владельцы Теплого несколько раз менялись, а в 1769 году село купили Соймоновы – представители известной дворянской фамилии. Строительством и обустройством усадебного комплекса и храма занялся статский советник Николай Александрович Соймонов. Его родной брат Петр Александрович был статс-секретарем Екатерины II, почетным членом Петербургской академии наук, президентом Коммерц-коллегии. Для строительства усадебного дома и каменного храма он пригласил своего родственника архитектора Львова. Бабушка Николая Александровича Львова приходилась родной сестрой отца Николая Александровича Соймонова.

Храм был построен в 1797 году. К этому времени Львов был уже известным архитектором, автором проектов собора Борисоглебского монастыря в Торжке, Могилевского храма Иосифа Обручника, возведенного по указу Екатерины II, здания Почтового двора и Невских ворот Петропавловской крепости в Петербурге и многих других объектов. Он строил дворцы и усадебные комплексы для знати, например, для канцлера Безбородко, у которого работал по дипломатической службе, а также для своих родственников. Авторство Львова Знаменской церкви в Теплом не вызывает сомнений. Знаменский храм относится к редчайшему в Подмосковье образцу палладианских построек, и по своим пропорциям и изящным деталям отличается выдающимися художественными достоинствами. Аргументом в пользу авторства Львова служат и особенности технического решения системы воздушного печного отопления. В конце XVIII века такую инновационную конструкцию системы отопления изобрел и использовал только Н.А.Львов.

Для строительства новой каменной церкви в Теплом Львов не разрушил существующую деревянную церковь 1728 года постройки, она была еще достаточно крепкой. В течении 7 лет после возведения нового храма старая церковь простояла пустующей, а затем ее разобрали и перенесли соседнее село Ламишино-Богородское.

В Теплом в полной мере проявился талант Львова – мастера ландшафтного строительства. Он построил каменную Знаменскую церковь на новом месте, на  насыпном холме у слияния двух рек: Вельги и Смельниковой. Была построена плотина, соединившая усадебный дом на правом берегу и церковь на левом берегу Вельги, вода окружала храм с трех сторон. Из окон усадебного дома на высоком правом берегу можно было видеть изящный силуэт церкви.

Львов придавал большое значение тому, как распределяется  свет внутри церкви. В пояснении  к поперечному разрезу собора Иосифа Обручника в Могилеве Львов написал, что церковь должна быть освещена по мере значимости каждого места: трапеза умеренно, середина церкви – вдвое светлее трапезы, а алтарь – в четверо. В Знаменском храме было уникальное световое решение: отражаясь от позолоченного креста колокольни, свет проходил через полуциркульное окно второго света и падал золотыми лучами на алтарь в те часы, когда служилась литургия. Я была потрясена, когда первый раз вошла в семейную ротонду-усыпальницу Львовых в Воскресенской ротонде-церкви в его родовом поместье Никольское-Черенчицы под Торжком. Через окна-иллюминаторы в полутьме усыпальницы свет падает большим крестом на пол, где были захоронения. Как надо было это рассчитать!

личный архив Ольги Ткаченко

– Храм в Теплом не был разрушен в советские годы?

– В отличие от церкви в Поджигородово судьба Знаменской церкви в Теплом сложилась весьма печально. Впервые я посетила Теплое только в 2008 году, когда шедевр Львова был уже сильно разрушен кладоискателями и сборщиками металлолома. Село Теплое было ликвидировано в 1965 году, сейчас это место называется «урочище Теплое». От Знаменской церкви до  ближайшей деревни Васильевское-Соймоново два километра. Храм был закрыт в 1937 году, но пока существовало село, его жители следили за сохранностью церкви, держали ее запертой на ключ.  Согласно паспорту на Знаменскую церковь Министерства культуры СССР от 1975 года, техническое состояние конструкций стен, покрытий потолков и пола было хорошее.  На фотографиях А. А. Галашевич, приложенных к паспорту, еще видна роспись внешних стен церкви, выполненная Васнецовым. Бывший житель Теплого в начале 1960-х годов нашел в ризнице расходные книги, в которых была запись о выплате художнику денег за роспись храма.  Сейчас здание церкви находится в аварийном состоянии, рухнули своды трапезной, упал крест с колокольни.

фото Знаменской церкви в Теплом А.И. Горохова, 1950-е годы

– В закрытом храме оставались старые иконы?

– Про иконы особый разговор. Незадолго до того, как село было ликвидировано, какие-то подвыпившие вскрыли храм и разожгли костер из икон прямо в церкви. Отец и дед моей знакомой успели спасти главную храмовую икону Знамения Пресвятой Богородицы из иконостаса. Это была икона древнего письма. Я нашла метрику 1887 года на Знаменский храм в Институте истории материальной культуры в Петербурге. В метрике был специальный вопрос о наличии древних икон в иконостасе. Об иконе Знамения было написано, что этот древний образ находится в «первобытном» состоянии, то есть никогда не обновлялся.

Семья, спасшая икону от огня, долгое время хранила ее у себя дома. После того, как возобновились богослужения в Преображенской церкви в пос.Нудоль, к которой сейчас приписана Знаменская церковь в Теплом, семья передала спасенную икону настоятелю с условием, что святыня вернется в Знаменскую церковь в Теплом, когда в ней также возобновятся богослужения. Однако, где сейчас находится икона, неизвестно. По свидетельству бывших жителей Теплово часть икон из Знаменской церкви после ее закрытия в 1937 году была передана в церковь в Коломенском.

– Как выглядела усадьба в Теплом, и когда были утрачены ее постройки?

– Усадьба была построена в классическом стиле: дом с колоннами, рядом с двумя  каскадными прудами, из которых сохранился только один. Сейчас на ее месте ровное поле. Во всех источниках пишут, что усадьба была уничтожена во время Великой Отечественной войны, но это не так. Старожилы рассказали мне, что немцы стояли в Теплом едва ли не одну ночь, они ничего не уничтожали, тем более что от усадьбы к тому времени почти ничего и не оставалось. Она была разорена после революции. Тогда же зачем-то разрушили и плотину через Вельгу.

личный архив Ольги Ткаченко

– Храм официально признан памятником? Почему происходит его дальнейшее разрушение?

– В 1995 году храм включили в перечень объектов культурного наследия федерального значения. Церковь принята на охрану государством  по Постановлению Совета Министров СССР в декабре 1974 года. Варварское уничтожение храма «кладоискателями» началось с 1990-х годов.

В 2008 году Знаменский храм был приписан к Преображенской церкви в селе Нудоль. Первое охранное обязательство было выдано десять лет назад, а последнее – буквально недавно в ноябре 2018 года. Прискорбно, что охранные обязательства не выполняются. В 2016 году в бюджете Московской области в программе «Культура Подмосковья» было заложено порядка четырех миллионов рублей на противоаварийные работы, но в последний момент Знаменский храм был исключен из списка в пользу другой церкви, которая находится рядом с населенным пунктом.

Основная проблема в том, что вокруг Знаменского храма нет жилья: ближайшая деревня находится в двух километрах. Позиция епархии такова: у храма нет прихода. Это не совсем так, потому что приход уже готовы были образовать окрестные жители, в том числе дачники, дома которых подступают к храму. Сейчас в церкви опасно проводить службы, потому что сверху кирпичи падают. Был даже смертельный случай, когда парень залез на крышу и разбился. Я пыталась в 2016 году все-таки добиться, чтобы храм восстановили в перечне, на который должны были выделяться деньги, но в Главном управлении культурного наследия сказали, что не могут действовать без согласования с епархией.

В 2006 году в Теплое приезжала группа русских и английских архитекторов из благотворительного фонда принца Чарльза вместе с Аркадием Ростиславовичем Небольсиным. В то время он был советником президента ICOMOS – Международного комитета по памятникам и достопримечательным местам. А.Р. Небольсин возглавляет комиссию по сохранению культурного наследия России. Принц Чарльз поклонник палладианского стиля, а Львов – это наш  русский палладианец. В 2006 году была реальная возможность восстановить Знаменскую церковь при финансовом участии Фонда Принца Уэльского, но в силу определенных причин этого не произошло.

В прошлом году было составлено коллективное письмо общественности, местных жителей, исследователей творчества Н.А. Львова, прямых потомков, академиков Академии художеств, архитекторов, председателя Московского областного ВООПИиК о необходимости срочного проведения противоаварийных работ в Знаменской церкви. Письмо было отправлено на два адреса: Министру культуры РФ и в Фонд Московской епархии «Восстановления порушенных святынь». Из Минкульта пришел ответ, что можно было бы участвовать в федеральной программе развития культуры и туризма, но подать документ может только настоятель. В Московской епархии заверили, что письмо доведено до сведения митрополита Ювеналия, но сейчас нет средств на восстановление. Однако в письме речь шла только о противоаварийных работах, а это не такие большие деньги.

Я надеюсь, что все-таки найдутся средства на противоаварийные работы и консервацию здания церкви, потому что иначе Знаменский храм в Теплом – последний еще сохранившийся храм Н.А.Львова в Подмосковье – окончательно утерян. Клинский район прославился далеко за пределами Московской области домом Чайковского, который он снимал в Клину, и в котором прожил последние два года жизни. При желании можно было бы сделать туристически привлекательным и второй объект в районе – настоящую архитектурную жемчужину в Теплом.

Антон Саков

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх