личный кабинет
Мобильные приложения
21 ноября 2017 05:29:21
Герои Подмосковья

Руфат Низамов: «Опера – это актуально и современно»

13:28, 06 сентября 2017

Руфат Низамов – руководитель оперной труппы, базирующейся в ДК «Родина» в Химках, силами которой в 2017 году был подготовлен и представлен спектакль Н. А. Римского-Корсакова «Снегурочка» по пьесе А. Н. Островского. В планах коллектива создание полноценного подмосковного музыкально-драматического театра, который смог бы донести малоизвестное широкой аудитории искусство оперы до жителей разных городов Московской области.

– Насколько я знаю, ваш проект, посвященный оперным постановкам в городах Подмосковья, стартовал совсем недавно?

– Пару лет назад мы уже ставили в ДК «Родина» в Химках «Евгения Онегина», но это был единичный случай. После некоторого перерыва с января этого года началась работа над оперой «Снегурочка». Мы подготовили спектакль за два месяца, и в марте он уже прошел в Москве и подмосковном Дзержинском, а второго апреля мы представили спектакль здесь в ДК «Родина». В мае мы показали «Снегурочку» также в Театральной хоромине вновь построенного деревянного дворца Алексея Михайловича в парке Коломенское и получили большое количество положительных отзывов.

Еще в то время, когда мы занимались оперой «Евгений Онегин», у нас возникла мысль сделать полноценный музыкальный драматический театр для Подмосковья. В Московской области многие города расположены достаточно далеко от Москвы, и приехать в столичный театр, чтобы сходить на оперу бывает проблематично. Конечно, случается, что, например, раз в год с оперой приезжает «Геликон», но мы мечтаем сделать такой музыкальный театр, который бы на постоянной основе возил по разным городам Московской области, к примеру, три или четыре спектакля за сезон. По радио и телевизору сейчас не транслируют опер, поэтому огромный пласт музыкальной культуры оказывается недоступным простым людям. А это, извините, школьная программа. О спектаклях по Островскому, Пушкину и другим писателям люди, как правило, знают мало, хотя это очень важный культурный толчок, ведь музыка раскрывает  в литературном произведении большое количество смыслов.

Подобных музыкальных театров на данный момент еще нет в Подмосковье?

– Я не знаю людей, которые бы занимались конкретно оперой. Это, на мой взгляд, еще совершенно не освоенная сфера культуры в Подмосковье. Конечно, собираются любительские коллективы и это очень здорово и хорошо, но мы ставим спектакли на профессиональном уровне, и наши певцы – мастера своего дела. Понятно, что не бывает идеального исполнения и даже в Большом театре можно найти каких-то «блох», но мы не боимся критики и с удовольствием готовы ее выслушать. У нас есть концертмейстер, периодически, если находим средства, собираем оркестр. Конечно, достаточно сложно найти финансовые ресурсы, и пока мы полагаемся на энтузиазм участников нашей команды.

Как вы думаете, есть ли перспектива у оперных спектаклей и спрос на подобный театр в подмосковных городах?

– Я долгое время занимался коммерцией и знаю, что спрос формируются предложением. Если нет предложений, то потребность в музыкальном театре тоже сама не появиться. Я думаю, что наш театр будет иметь успех. Во-первых, билеты у нас гораздо дешевле московских, а кроме того, мы не грузим зрителя никакими новыми смыслами. Мы ставим оперу так, как она была написана, чтобы был ясен ее первоначальный замысел. Это один из наших приоритетов. Нам важно, чтобы были понятны все слова, а это, кстати, не всегда происходит в больших залах знаменитых театров.

Когда мы выступали в Химках и в Дзержинском, на «Снегурочку» приходили дети 10-12  лет и даже они неотрывно следили за действием и с удовольствием внимательно слушали оперу. Кстати, для большого количества слушателей было новостью, что «Снегурочка» не имеет никакого отношения к Новому году. Это в очередной раз подтвердило нашу догадку, что люди просто не знают, что такое опера. «Снегурочка» – это чисто славянский эпос, более русской оперы, наверное, невозможно себе представить. Среди персонажей и Дед Мороз – бог зимы, Весна-Красна, Ярило-Солнце. На землю приходит дочь богов, не имея главного – способности любить. Она жертвует жизнью, чтобы обрести эту способность.

Вы сразу остановились на «Снегурочке», выбирая первый спектакль?

– К «Снегурочке» мы обратились совершенно случайно. Однажды мне предложили поучаствовать в постановке «Снегурочки» здесь в Химках. Я, честно говоря, никогда не обращал профессионального внимания на «Снегурочку», потому что я певец-бас, а в этой опере небольшая партия для баса. Потом я подумал, что раз есть возможность поставить «Снегурочку», надо взяться за нее. Все как-то очень хорошо пошло, хотя состав солистов несколько раз сменился за время репетиций, но в команде остались энтузиасты, которых по-настоящему увлекло это дело.

У нас получился очень динамичный спектакль на два часа без больших сцен, которые мы не можем себе позволить, но история от этого только выиграла, потому что стала четче прослеживаться сюжетная линия. Отношения героев в «Снегурочке» – это на самом деле достаточно взрослые эмоции. Опера в полном своем смысле всегда предполагает взрослого зрителя, но детям, как я уже говорил, тоже интересно смотреть и слушать, потому что звучит очень красивая и легкая для восприятия музыка. Часто оперу бывает трудно слушать, не имея опыта, но «Снегурочка» в этом смысле воспринимается на слух легко, потому что в ней Римский-Корсаков использовал много народных и знакомых песенных мотивов. Нас всех зацепила эта работа, и мы с огромным удовольствием и с большой любовью готовили спектакль. В ближайшее время хотим добавить в репертуар «Царскую невесту».

«Царская невеста» станет  вторым вашим спектаклем?

– Это будет второй большой спектакль, но у нас еще есть две одноактных оперы «Алеко» Сергея Васильевича Рахманинова по поэме Пушкина «Цыганы» и «Моцарт и Сальери» Римского-Корсакова также по Пушкину.

Сейчас работа над музыкальным театром – это ваша основная деятельность?

– Это моя основная деятельность в том смысле, что это моя мечта. Я на этом не ничего зарабатываю. Моя задача на данный момент дать возможность обыкновенным людям, а не меломанам, посмотреть и послушать оперу. Вообще «Снегурочка» сейчас идет только в Большом театре в Москве, но и там постановка своеобразная: герои действуют на фоне постъядерного апокалипсиса с какими-то разбитыми вагонами. Для человека, который знает оперу, такое новое прочтение может быть интересным, но для неофита это совершенно не подходит. Ни Римскому-Корсакову, ни Островскому в голову не могло прийти ничего подобного. Для них «Снегурочка» – это, в первую очередь, история про людей.

Как вы отбирали артистов для ваших постановок?

– Едва ли можно сказать, что мы их отбирали, потому что люди присоединялись к делу уже в процессе. Когда меня позвали сюда в клубное формирование «Сити опера» при  ДК «Родина» примерно три года назад спеть Цунигу в «Кармен», я уже столкнулся с некоторыми нашими будущими певцами. Например, я познакомился с оперной певицей меццо-сопрано Евгенией Морозовой, которая  живет в Химках. Она работала в опере Нижнего Новгорода, участвовала в московских проектах. Во многих местах у меня были свои знакомые, например, Ольга Антипова из Дзержинского. Мы с ней давно знакомы, и она в итоге пела партию Снегурочки. Партию Мизгиря взял Юрий Зеленин. Он замечательный баритон, поет в «капелле» в Москве.

У вас есть образец, к которому вы стремитесь в своей работе?

– Для нашего музыкального драматического театра мы хотели бы взять имя Шаляпина, потому что стремимся соответствовать тем же принципам, о которых Федор Иванович когда-то писал. Шаляпин хотел создать театр, где на первом месте была бы драма каждого персонажа и его психологические переживания. Для нас главное это, а не заумные режиссерские решения. Важно, чтобы человек пришел в зал, и в каждом персонаже увидел себя, мог сопереживать герою в процессе действия. В той же «Снегурочке» есть персонаж Купава, которую оставляет Мизгирь ради Снегурочки. Купава – это страдающая женщина, которую бросил мужчина. На психологическом уровне это всем понятно. Кстати, наша сопрано и один из наших постоянных членов труппы Галина Воронцова передала это чувство с такой силой, что ко мне подходили театральные режиссеры, которых я приглашал на премьеру, и говорили, что Купава «вынула душу» своей женской обидой. Все очень прониклись.

Мы стремимся к тому, чтобы каждый увидел, что опера – это современное, а не какое-то элитное и понятное только меломанам искусство, которое нужно сохранять как музейную ценность. Ничего подобного. Если разобрать замысел композитора, то выясняется, что все темы очень актуальны сегодняшнему дню. Сейчас сколько угодно людей, которые не в состоянии любить, я уже молчу о теме денег, которая нередко поднимается в опере в различных формах. Можно вспомнить «Фауста», где люди гибнут за металл. Наверное, сейчас трудно найти более актуальную тему. На мой взгляд, именно в этом направлении надо двигаться, чтобы вернуть оперу обычному слушателю.

Вы говорили, что раньше участвовали в опере как певец. Теперь вам пришлось выступить в роли режиссера?

– Не могу сказать, что я стремился к режиссерству, но поскольку я взялся за организацию всего этого начинания, то я попытался донести до всех участников спектаклей, какие цели мы преследуем. «Снегурочку» мы делали без режиссера, то есть этим занимался я, хотя не имею какого-то специального образования. Сейчас у нас есть профессиональный режиссер Алена Коннова, но я человек ревнивый и все равно лезу в процесс.

Для меня важно, чтобы драматургия не закрывалась какими-то лишними действиями. Это очень тонкие моменты. Например, в «Царской невесте», которая является очень популярной оперой, постановка обычно делается в мрачных тонах, режиссеры представляют безысходное Средневековье, чуть ли инквизицию какую-то. Однако слушая увертюру, понимаешь, что никакой мрачности нет. Я согласен, что присутствует суровость, но это не депрессия, а бьющая через край жизнь, которую просто невозможно остановить. Это чувствуется в каждом персонаже. Нужно показать, что герои живут молниеносно: гибнут, идут на преступления, но при этом они живут ярко и в полную силу.

– Когда вы решили связать себя с театральным искусством, почему выбрали именно оперу?

– Хороший вопрос. Я довольно поздно занялся искусством. В детстве я ходил в музыкальную школу, играл в школьном театре, но в итоге стал заниматься коммерцией. Я переехал в Москву и был коммерческим директором одной интернет компании и об опере не помышлял. В Москве также занимался коммерцией мой товарищ, с которым мы играли в школьном театре. Однажды он задумал поставить спектакль по Вампилову «Двадцать минут с ангелом» и привлек  меня к игре. С тех пор я решил заниматься актерским ремеслом. Мне было уже за тридцать, и я сначала пошел на одни актерские курсы, потом на другие. Прошел обучение в школе актерского мастерства, где выяснилось, что у меня есть голос. Я стал целенаправленно заниматься вокалом. Сейчас я уже давно не работаю в коммерции. Преподаю вокал, пою, участвую в постановках.

То есть, на ваш взгляд, можно стать оперным певцом и в зрелом возрасте?

– Я считаю, что начать можно в любом возрасте, но вопрос в том, чего в итоге можно добиться. На данный момент оперная деятельность способна меня прокормить, хотя, конечно, не так, как коммерция. Тем не менее, я могу заниматься любимым делом и не жалею о своем выборе. С другой стороны, поскольку я пришел в это дело, прожив определенный период жизни, то я видел гораздо больше, чем любой выпускник консерватории. Ребятам,  которые с детства занимаются музыкой, потом идут в училище, а потом в консерваторию, не хватает жизненного опыта. Наверное, мне не хватает какой-то теоретической базы, хотя высшее музыкальное образование у меня тоже есть, но зато у меня больше опыта. Жанр оперы требует жизненного опыта.

Антон Саков

2
2531
читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
id1931284
13:10, 7 сентября
подписывайтесь на новости нашего театра в группе: (ссылка удалена) /a>
голосование
Знакомитесь ли вы через Интернет?
вверх