Станислав Мякота: «Рады гостям дома-музея священномучника Алексия Смирнова»

13:08, 05 июня 2019

Три года назад в селе Филатово Истринского района был открыт дом-музей священномученика Алексия Смирнова, служившего более сорока лет в местной церкви Рождества Христова. Отец Алексий был расстрелян в 1938 году на полигоне в Бутово. Старинный дом батюшки, его личные вещи, мебель и книги более шестидесяти лет хранил зять священномученика  Иван Ефимович Карягин. В 2016 году дочь хранителя Марина Ивановна Ларикова и ее супруг Станислав Францевич Мякота создали в доме, который достался им по наследству, мемориальную комнату, посвященную жизни и подвигу веры священномученика Алексия Смирнова,  а также истории села Филатово.

– Станислав Францевич, расскажите историю старого дома священномученика Алексия Смирнова

– Этому дому почти двести лет. Мы и раньше слышали об этом от старожилов, а совсем недавно нашли документальное подтверждение: нам передали бумагу, в которой рукой самого отца Алексия Смирнова написано, что дом был построен в 1835 году. Священномученик Алексий купил дом в 1895 году у своего предшественника за шестьсот рублей. К тому времени дом был уже не новый, до батюшки Алексия в нем жили, по крайней мере, трое прежних филатовских священников. Можно потрогать бревна, доски, кованые гвозди той поры. Старое дерево, лиственница, стало прочным как кость.

Дом со временем переделывался и ремонтировался, но стены и общие габариты остались прежними. Первоначальная планировка была такая: основной четверик восемь на восемь был теплым, по центру стояла печка, а вокруг нее размещались спальня, столовая, гостевая и зал. Другая половина дома была неотапливаемой, поэтому в ней размещалась хозяйственная часть. Музей находится именно в холодной части дома.

Я приехал в Филатово из Белоруссии, а моя жена Мария Ивановна – местная. Ей достался этот дом по наследству. Отец Марии Ивановны Карягин Иван Ефимович в первом браке был женат на Ольге Алексеевне Смирновой – младшей дочери священномученика. Он был коренным жителем Филатово, отец Алексий знал его с детства, привлекал помогать в алтаре Рождественской церкви. Старшие дочери отца Алексия разъехались, а в Филатово осталась только младшая Ольга. Незадолго до ареста священномученик благословил дочь на брак с Иваном Ефимовичем. Они обвенчались, а после ареста и трагической кончины Алексия Смирнова, жили в этом доме. У пары родилась девочка, которая, к несчастью, умерла через четыре месяца. Вскоре пришла другая беда: Ольга Алексеевна заболела и скончалась в больнице.

Иван Ефимович женился вторично, и во втором браке у него родилась моя жена Мария Ивановна. Дом остался Ивану Ефимовичу, а когда он умер в 1999 году – его дочерям. Таким образом, жена стала наследницей старинного здания, но так как в нем было невозможно жить, мы построили себе рядом новый домик и последние годы живем здесь постоянно.

– Как возникла идея создать музей в старом доме?

– Идея музея возникла, потому что этот дом сам как музей. Батюшка отец Алексий Смирнов жил здесь с семьей сорок три года. Благодаря Ивану Ефимовичу сохранились многие вещи священномученика: книги, мебель, иконы, поэтому основа музея у нас уже была. Из обстановки дома у нас есть диван, стол, стулья, комод, детская музыкальная шкатулка немецкого производства, счеты –   «персональный компьютер» батюшки. В прошлом году мы восстановили умывальник отца Алексия. Показываем дверь от амбара со старинным замком и ключом, механизм которого работает до сих пор. Интересный предмет – батюшкина печать, которая имелась у настоятеля прихода. Говорят, такую печать коптили над свечой и ставили оттиск копотью, а не краской.

Отец Алексий Смирнов имел большую библиотеку, часть которой представлена у нас в музее. В первый же год приезда в Филатово отец Алексий выписал полное собрание сочинений святителя Иоанна Златоуста из Санкт-Петербурга. У нас хранятся эти тома с его подписями и пометками, которые батюшка делал чернильным карандашом, выделяя самые важные мысли. В советское время Иван Ефимович закапывал эти церковные книги в землю, пряча их и от безбожников, и от немцев. Позже давал их читать другим священникам, потому что в то время найти богословскую литературу было почти невозможно.

Мы открыли музей 28 февраля  2016 года – в день трагической кончины отца Алексия Смирнова, а через год мы отмечали сто пятьдесят лет со дня его рождения. В 2017 году празднование юбилея батюшки возглавил митрополит Ювеналий – он освящал церковь в соседнем Глебово, а потом приехал в Филатово и посетил наш музей. В 2018 году отмечалась еще одна памятная для нас дата: восемьдесят лет со дня гибели батюшки. В день памяти к нам приехал помощник митрополита владыка Роман Серпуховской.  

За три года у нас побывало где-то полторы тысячи посетителей, но нам бы хотелось, честно говоря, чтобы приходило больше людей. Мы готовы всех принять и рады гостям нашего музея. В памятные дни проводим в музее беседы, связанные с жизнью отца Алексия и историей Филатово.

– Удалось ли разыскать прямых потомков священномученика?

– Изначально мы мало что знали о дочерях отца Алексия и их потомках, кроме младшей дочери Ольги. Также в Филатово приезжала в 1970-е годы предпоследняя дочь батюшки Антонина Алексеевна вместе с сыном Анатолием. От правнучки святого Татьяны Анатольевны Мердиновой и внучки Галины Гавриловны Смирновой мы получили ценные семейные фотографии. До этого у нас была только одна фотография отца Алексия, да и та из уголовного дела. Позже мы выяснили, что из шести дочерей священника четыре стали учителями, а две – медсестрами. После открытия музея в Филатово у нас побывали почти все потомки отца Алексия. Праправнук батюшки Денис приезжал к нам со своим отцом из Москвы, а потом взялся создать и вести наш сайт.

– Отец Алексий был родом не из этих мест?

– Он родился в селе Гремячево Веневского уезда Тульской губернии. Отец батюшки Петр Тимофеевич Смирнов был пономарем в церкви. Через несколько лет после рождения Алексея семья Смирновых переехала в Москву. У батюшки была старшая сестра Мария и два брата. В 1877 году Петр Тимофеевич уже числился сторожем при церкви на Даниловском кладбище. Родители отца Алексия рано умерли, и с семи лет он воспитывался дедом. В Москве Алексей Смирнов окончил Донское духовное училище, а в 1884 году поступил в Московскую духовную семинарию.

После окончания в 1890 году духовной семинарии Алексей Смирнов был направлен служить псаломщиком в Знаменскую церковь в Москве. В это время он женился на Екатерине Ильиничне Никольской, родились старшие дети. Через пять лет в 1895 году семья переехала в Филатово Звенигородского уезда, где Алексей Смирнов был рукоположен в священный сан. Вся дальнейшая жизнь батюшки была связана с Филатовым, где сорок три года он служил в Христорождественской церкви. В приход входило еще шесть поселений: сельцо Глебово, где позже был построен приписной храм Казанской иконы Божией Матери, деревни Курсаково, Горки, Чаново, Букарево и Высоково. Все эти деревни находились примерно в радиусе трех километров от Филатово.

После революции отец Алексий бедствовал: его лишили прав, хлебного пайка и обложили налогами…Члены церковного совета обращались к прихожанам с просьбой помочь священнику мукой, хлебом или деньгами. Мы специально вывесили в музее старую бумагу с фамилиями тех, кто жертвовал батюшке, потому что их потомки еще живут в Филатово. Арестовали отца Алексия в доме, где расположен музей, шестнадцатого февраля 1938 года. Священника увезли сначала в Волоколамск, затем – в Таганскую тюрьму. Через двенадцать дней после ареста отца Алексия Смирнова расстреляли на полигоне в Бутово и погребли в общей могиле. На момент ареста ему было семьдесят лет.

Младшая дочь священника Ольга, ставшая свидетелем ареста, не знала о дальнейшей судьбе отца – родственникам ничего не сказали. Никто не предполагал, что уже через двенадцать дней батюшку расстреляли. В 1941 году, то есть через три года после расстрела, кто-то сказал Ольге, что по слухам отца Алексия отправили в Горькоскую область. Дочь священника купила билет, собрала посылку и поехала по услышанному адресу, но отца Алексия, увы, там быть не могло. Этот билет сохранился, и мы показываем его в нашем музее.

Реабилитировали отца Алексия в 1989 году через пятьдесят один год после его трагической кончины. Двенадцатого марта 2002 года батюшку причислили к лику новомучеников, и он стал небесным покровителем наших храмов в Филатово и Глебово. В 2007 году в поселке Глебовский после канонизации отца Алексия был установлен первый памятник новомученику на Московской земле, а через несколько лет площадь у памятника была названа именем святого.

– Расскажите об истории церкви в Филатово. Когда был основан приход Рождества Христова?

– Мы выяснили, что на Филатовском кладбище с давних времен существовал погост. В писцовой книге за 1567-1569 годы указано следующее: «…погост на цареве и великого князя земле на речке на Мологоще, а на погосте церковь Рождества Христова». Кто построил первую церковь на погосте мы пока не знаем, но раз эти земли были царские и великокняжеские, то принадлежали когда-то Ивану Калите, а потом его детям. Возможно, кто-то из них и построил первую церковь на филатовской земле.

В Смутное время почти все деревни в округе были разграблены поляками и литовцами. На месте селений в писцовых книгах теперь значились пустоши: зарос лесом и Рождественский погост,  был разрушен первый храм. В 1706 году хозяева деревни Филатово Козьма и Ларион Думашевы приобрели церковную землю бывшего Рождественского погоста и построили на месте прежней церкви новый храм в честь Рождества Христова. Этот храм получил статус приходского для нескольких соседних деревень.

Через сто лет в 1808 году церковь на Рождественском погосте сгорела, а в то же время на другом месте при усадьбе Филатово потомками братьев Думашевых  была построена нынешняя каменная церковь. Сгоревший приходской храм Рождества Христова на бывшем погосте хотели восстановить, но дело затянулось: одиннадцать лет шла тяжба, выяснение вопросов, переписка с Московской духовной консисторией. Все это время с 1808 по 1819 годы усадебная церковь действовала фактически как приходская. Священники временно служили в домовой церкви владельца Филатово прапорщика П.А. Ханенеева: нужно было выдавать крестьянам свидетельства о рождении, браке, совершать богослужения. В конце концов, прапорщик Ханенеев написал в консисторию письмо, где изъявил желание окончательно предоставить свою домовую церковь для преобразования в приходскую. Таким образом, храм на погосте восстанавливать не стали, а в 1819 году бывшая домовая церковь при усадьбе Филатово официально утверждена как приходская.

По русской традиции на месте сгоревшего или исчезнувшего храма ставили памятные знаки. В 1823 году над престолом когда-то существовавшего храма на Рождественском погосте соорудили деревянную часовню. К 1906 году здание обветшало, и землевладелец Борис Алексеевич Брусилов, брат знаменитого полководца, построил на том же месте новое здание деревянной часовни. Она числилась в документах до 1921 года, а потом исчезла. Получается, что на Филатовском кладбище за всю историю сменились четыре церковные постройки: два храма и две часовни.

– Вам удалось найти место, где стояла часовня на Филатовском кладбище?

– Да, мы нашли это место. Нам попала в руки старая карта Филатовского кладбища с прошением расширить его, где наш отец Алексей крестиком показал расположение постройки. На старом кладбище рядом с часовней отец Алексей похоронил в 1911 году свою жену Екатерину. На том же кладбище, хотя мы не знаем точного расположения могил, погребены Сергей и Лиза – дети отца Алексия, скончавшиеся во младенчестве, а также отрок Николай. Уже после расстрела батюшки Иван Ефимович Карягин похоронил здесь же свою жену Ольгу Алексеевну и их рано скончавшуюся маленькую дочку.

Один местный житель указал нам заросшую крапивой свалку, где якобы сохранился фундамент часовни Брусилова. Оказалось, что люди знали об этом святом месте и специально сваливали мусор, чтобы здесь никого не хоронили. Когда мы расчистили площадку, нашли большие полуобработанные камни, и пришли к выводу, что они служили фундаментом деревянной часовни – их клали под углы здания. В 2016 году мы облагородили это святое место: обозначили контур часовенки, поставили информационный стенд об истории погоста, сделали с сыном поклонный крест-голгофу.

– Церковь в Филатово сильно пострадала в советские годы?

– Удивительно, но наша церковь в Филатово устояла. После ареста батюшки Алексия в 1938 году храм закрыли, но он долгое время стоял целый. Уже после войны председатель колхоза дал указание крестьянам разбирать церковь, обещая выдать по пять копеек за каждый разобранный и очищенный кирпич. В итоге разобрали до фундамента паперть, трапезную, колокольню и алтарь. К счастью, основная и самая древняя часть храма сохранилась. Стены центральной постройки были очень толстыми, поэтому их сложно было разобрать. Стены даже не смогли взорвать, хотя такие попытки были. До 2009 года храм стоял в руинах, и сейчас его восстановление продолжается. Нынешний настоятель говорит: пусть медленно, но будем восстанавливать так, чтобы храм стал еще лучше, чем был.

– Откуда приезжают гости к вам в музей?

– В основном приходят дети из воскресных школ и приходов Истринского благочиния. А вообще приезжают отовсюду: из Москвы, из Белоруссии, из Мурманска, из Молдавии …

Мы хотели бы организовать экскурсии для учеников нашей местной школы, ведь мы рассказываем не только о нашем святом, хотя человек достоин того, чтобы о нем знали, но и об истории села и края. В Филатово как бы сконцентрирована вся история России. У нас есть и древние курганы вятичей, и старинный погост, и усадьба, которой владели знаменитые семьи. Иногда возникала мысль о новом здании, потому что старый дом сложно поддерживать, но мне как-то сказали верные слова: в новом доме у вас будет все покрашено и побелено, но такой благодати уже не будет. Действительно, когда митрополит Ювеналий вошел в старый дом, сказал: «Вот этим воздухом дышал наш святой!»  Мы чувствуем, что это наша святыня. Хотелось бы, чтобы и дети прикоснулись к ней. Мы не говорим: становись обязательно православным, но мы говорим – ты должен знать родной край и то, чем жили раньше люди. К сожалению, пока не находим встречного интереса у руководства.

– Мария Ивановна, получается, именно благодаря вашему отцу Ивану Ефимовичу Карягину сохранился и дом, и вещи отца Алексия. Почему он бережно сохранял это наследие?

М.И. – Конечно, если бы отец не остался в доме и шестьдесят три года не прожил в Филатово, то ничего бы не сохранилось. Священномученик Алексий благословляя папу на брак с Ольгой, сказал: «Ты, Иван, из этого дома не уезжай». Об этом наказе я сама слышала от папы еще в детстве. При этом жить здесь было тяжело. Иван Ефимович и Ольга Алексеевна работали учителями в Филатовской школе, бывшем земском училище Карповой-Морозовой, и, естественно, все знали, что она дочка «врага народа». Ее уволили из школы, и работал только папа. Я нашла письма, где Ольга жаловалась своему духовному отцу иеросхимонаху Иннокентию Орешкину о трудностях и о том, что ее уволили. Они собирались уехать из Филатово, но отец Иннокентий не велел уезжать, просил потерпеть и смиряться.

Когда папа овдовел, духовный отец благословил мою маму переехать из Москвы в Филатово. Конечно, мама не хотела переезжать: она работала фармацевтом в аптеке номер один на улице Горького в Москве, а в селе для нее работы не было. Кроме того, в старом доме было невозможно жить: пол провалился, потолок обрушился. В 1960-м году школьным учителям давали беспроцентную ссуду и выделяли участок пятнадцать соток в Красном поселке. Почти все учителя переехали туда, а отец все равно не хотел оставлять батюшкин дом. Все мое детство он чинил и ремонтировал старую постройку, хотя ни материалов, ни денег на это не было. Папа хранил все батюшкины вещи, никому ничего не отдавал и не продавал, хотя, помню, у нас хотели купить старый диван.

Был один удивительный случай. Папа был верующим, молился, открыто держал иконы в доме, носил крестик. В 1962 или 1963 году у него в жаркий день на занятии выскочил крестик из-под рубашки. Дети увидели это, засмеялись и рассказали директору. Директор – молодая женщина – не могла проигнорировать это, потому что советский учитель особенно в хрущевские годы не мог быть верующим. Она пришла разбираться к нам домой, и увидела иконы в каждом углу, которые у нас никогда не прятали. Директор строго велела завтра же все иконы снять под угрозой увольнения из школы, но моя мама твердо ответила ей: «Не мы вешали здесь иконы, не нам и снимать». Это означало, что папа останется без работы и придется уезжать. Однако произошло обратное: в школу пришла комиссия, которая обнаружила нарушения в работе директора. Эту женщину перевели из Филатовской школы в другое место, а к нам назначили другого директора. В итоге, папа спокойно  доработал до пенсии. Вот почему мы говорим, что дом сохранился промыслом Божиим.

Антон Саков

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх