Владимир Абарбанель: «Хотим продолжить традицию «благородного любительства» в театре»

11:32, 13 января 2021

Благотворительная театральная студия «Клуб любителей театра» из микрорайона Климовск города Подольска ставит бесплатные спектакли в социальных центрах, библиотеках, воинских частях, музеях и подмосковных сельских домах культуры. Актеры-добровольцы неоднократно показывали спектакль по пьесе абсурда «Лысая певица» Эжена Ионеско, классическую комедию Мольера «Сганарель, или Мнимый рогоносец», а в данный момент завершают работу над новой комедией  по пьесе ныне почти неизвестного комедиографа первой половины XIX столетия Николая Хмельницкого. Режиссер и руководитель студии Владимир Абарбанель рассказал порталу «Подмосковье сегодня» о спектаклях студии, а также поделился опытом недавнего успешного сбора средств на нужды благотворительного театра через сервис краудфандинга.

– Владимир, как создавался ваш любительский театр?

– Театр появился в 2016 году. Выйдя на пенсию, я подумал, почему бы не создать театр. Диплом театрального режиссера у меня был уже давно. Я бросил клич «ВКонтакте», на него откликнулись две молодые семьи: Бурины и Поликановы. Потом к ним присоединился Юра Кузовков, который 25 лет назад занимался у меня в детской театральной студии. Со временем подключились другие ребята, и я стал преподавать им актерское мастерство. Первый спектакль, по пьесе абсурда «Лысая певица» Эжена Ионеско мы готовили где-то полтора года. Спектакль этот был, конечно, учебный, он прежде всего помогал участникам студии овладеть сценической речью. Ионеско написал эту комедию в 1948 году, но я применил к ней свой подход, превратив в смартфон-комедию.

– Почему «смартфон-комедия»?

– Эжен Ионеско подметил, что люди после Второй мировой войны стали мало общаться между собой. Многие из них оказались по разные стороны фронта во время войны, поэтому в общении наметилась большая пауза. Ионеско, конечно, утрировал проблему, но она существовала вплоть до середины 1950-х годов. Я придумал в известной степени иронический ход: современные люди тоже стали реже общаться напрямую, и виной этому стал… смартфон. В нашем спектакле есть сцена, где муж и жена настолько погрузились в социальные сети, что забыли, как выглядят их близкие, и вот муж знакомится со своей женой, как с незнакомкой, но по ходу разговора выясняется, что обстоятельства их жизни полностью совпадают, и они, наконец, понимают, что являются супругами. Эта сцена всегда вызывала у зрителей взрыв хохота.

– Вы переписали пьесу под современные реалии?

– Нет, весь текст остался прежним. Для меня самое интересное, когда классический текст вновь оказывается актуальным. Надо сказать, что спектакль по этой пьесе не всякий зритель понимал, потому что в театре абсурда идет намеренный сбой логики. Тем не менее, мы сыграли «Лысую певицу» девять раз на разных площадках, в том числе и в музее-заповеднике А.П.Чехова в Мелихово.

Со временем у первых наших актеров стали рождаться дети, и они с сожалением покинули студию. Мы набрали новый состав, и начали репетировать второй спектакль, на этот раз классический и всем понятный – «Сганарель, или Мнимый рогоносец» Мольера. Одноактная комедия была написана в 1660 году, и Мольер с огромным успехом ставил ее для короля Людовика, в Пале-Рояле. «Сганареля» прекрасно перевел на русский язык лауреат Пушкинской премии Владимир Лихачев (1910-е годы). Он использовал «грибоедовский ямб» – стихотворный размер, которым написано «Горе от ума» – поэтому для нашего зрителя эта пьеса звучит привычно.

«Сганареля» мы сыграли 26 раз и могли сыграть в два раза больше, но в начале марта 2020 года, когда собирались играть в Доме литераторов в Тарусе, заболел исполнитель главной роли Влад Иванов. Следующим по плану был спектакль на другом берегу Оки, в музее-заповеднике В.Д. Поленова, но 21 марта власти Тульской области предписали отменить массовые мероприятия из-за пандемии. Мы хотели сыграть спектакль на нашей основной сцене в библиотеке № 26, чтобы транслировать его в соцсетях, но и в библиотеке наступила карантинная пауза. Тогда мы начали репетиции новой комедии онлайн и только в августе продолжили репетировать на сцене. Когда же осенью ограничения частично были ослаблены, мы успели 10 октября сыграть «Сганареля» в подольском ДК им. Лепсе.

Особо отмечу, что по статусу наша студия — драмкружок библиотеки №26 в Подольске (микрорайон Климовск), где работает замечательный, по-настоящему творческий коллектив. Директор Любовь Ильинична Сапрыкина в свое время любезно пригласила нас репетировать и играть в читальном зале, который теперь превратился в читально-театральный. Кстати, при библиотеке уже 20 лет существует детская театральная студия «Алые паруса», и среди наших актеров есть уже два «выпускника» этой детской студии. Нам создали прекрасные условия: мы репетируем, играем спектакли, ощущаем поддержку и сами стараемся поддерживать библиотеку.

– Насколько я понял, вы играете на разных площадках, в том числе в подмосковных социальных учреждениях?

– Да, библиотека №26 – это наша базовая сцена, где мы репетируем и до пандемии регулярно раз в месяц показывали спектакль. Вторая наша сцена находится в социальном центре для пожилых и инвалидов «Надежда» в Климовске на Гривно. Мы сыграли там уже три спектакля, и до пандемии планировали выступать там каждый месяц. В «Надежде» мы установили стационарные театральные прожектора, систему для подвески декораций. Теперь там можно играть регулярно, как только снимут ограничения.

До пандемии наша студия гастролировала по окрестным сельским домам культуры, домам отдыха и воинским частям: выступали в Романцево, Быково, в поселке Молодежный (Толбино), пансионате Центробанка «Полюс», санатории «Красная Пахра», даже в подольском «Некафе»… Мы с удовольствием путешествуем. Довольно долго у нас играет постоянный состав актеров, среди которых молодые люди разных профессий — менеджеры, служащие банка, официант, бухгалтер, экономист. Так, даря людям радость, они проводят свое свободное время.

– Почему для второго спектакля вы выбрали именно Мольера?

– Нам нужна была короткая (спектакли идут 40-45 минут) классическая комедия. После «Лысой певицы» участники студии просили меня поставить что-то более понятное зрителям. Ведь актерам-любителям, которые не получают зарплату за свой труд, нужен, прежде всего, полный зал, цветы и аплодисменты. Радость от успеха постановки и возможность ездить по интересным местам — это единственное вознаграждение для любителя, поэтому им хочется, чтобы зал реагировал и хорошо понимал события, происходящие в спектакле. У нас было несколько спектаклей «Лысой певицы», когда публика тоже много смеялась, но все-таки в театре абсурда очень специфический юмор, который понятен не всем.

Сейчас мы заканчиваем работу над комедией Николая Хмельницкого «Нерешительный, или семь пятниц на неделе». Я нашел ее после долгих поисков, причем искал не просто комедию положений, а такую, в которой присутствовала бы задевающая зрителя мысль.

– А чем известен Николай Хмельницкий?

– Этого автора сегодня почти никто не знает, и я уверен, что вашим читателям это имя тоже незнакомо. Для меня самого Хмельницкий стал открытием. А ведь в 1820-е годы он был популярным комедиографом, и его пьесы с успехом играли и актеры-профессионалы, и дворяне-любители на протяжении примерно 10 лет. Хмельницкий брал за основу французские пьесы и превращал их в совершенно русские комедии, ведь во время войны с Наполеоном он служил адъютантом М.И. Кутузова и вместе с русскими войсками вошел в Париж. Там он познакомился с французским театром, который еще сохранял традиции Мольера.

После Отечественной войны и Заграничного похода Хмельницкий стал крупным чиновником. Он возглавлял канцелярию петербургского военного генерал-губернатора графа М. А. Милорадовича, которого впоследствии убили декабристы на Сенатской площади, затем служил чиновником по особым поручениям при правительстве Николая I – был, фактически, тем самым гоголевским ревизором, который ездил по губерниям.

В литературе Николай Хмельницкий был старшим товарищем Пушкина и Грибоедова, которые были хорошо знакомы с его пьесами. Именно в его доме в Петербурге Грибоедов впервые читал «Горе от ума». Пушкин называл Хмельницкого своим любимым поэтом и даже писал брату следующее: «Я к нему имею такую слабость, что готов поместить в честь его целый куплет в первую песнь «Онегина»!» Но сам Хмельницкий не любил, когда его называли драматическим поэтом, потому что он был, прежде всего, государственным служащим. Позже он стал губернатором Смоленской и Архангельской губерний, где его до сих пор вспоминают с благодарностью, а в свободное от службы время писал очень смешные пьесы. К слову, он был прямым потомком (правнуком) известного исторического деятеля Богдана Хмельницкого.

Николай Хмельницкий писал удивительным языком, думаю, что Грибоедову было чему поучиться у своего старшего товарища. Литературная среда в 1820-е годы была единой, поэтому лексика у авторов близкая. Хмельницкий был в числе литераторов, которые после архаичных пьес Фонвизина, Княжнина и Шаховского ввели в драму настоящую русскую речь.

– В чем особенность пьес Хмельницкого?

– Он писал салонные комедии, которые очень подходили для «благородного любительства». В советской истории театра поддерживалось представление, что домашние театры в усадьбах или дворцах были исключительно крепостными. Этим хотели подчеркнуть, как издевались дворяне над крестьянами. Но кроме этого существовало и благородное любительство, когда в спектаклях играли сами дворяне. Даже император Николай I играл эпизодические роли в домашних спектаклях. У нас в Подольске, например, есть усадьба Ивановское, где держал театр сначала граф Федор Толстой, потом губернатор Москвы Закревский, графиня Келлер, и, наконец, знаменитые братья Бахрушины, основатели Театрального музея в Москве. Недавно мы обратились к руководству музея профтехобразования, который теперь находится в этой усадьбе, с просьбой разрешить сыграть наши спектакли на этой исторической сцене и тем самым продолжить традицию усадебного театра.

– Расскажите о пьесе «Нерешительный, или семь пятниц на неделе». В чем ее главная идея?

– Каждый человек ежедневно сталкивается с проблемой выбора — как поступить в той или иной ситуации, ему приходится принимать как мелкие, так и серьезные решения. Характер главного героя пьесы Хмельницкого таков, что ему страшно выбирать. Он мечтает, «чтоб было все в единственном числе, и выбором мы больше не терзались». Главная идея пьесы спрятана под немудреным сюжетом о том, что герою нужно выбрать одну из двух невест, а он никак не может решиться, медлит и оттягивает время. Мне хочется, чтобы зрители вышли после спектакля и поняли, что пьеса написана не про людей, живших 200 лет назад, а про них, потому что с проблемой выбора мы сталкиваемся ежедневно.

– Эту пьесу еще нигде не ставили?

– Да, я провел небольшое исследование и выяснил, что комедия «Нерешительный, или семь пятниц на неделе» ставилась только в музее декабристов в Иркутске («Домашний театр Волконских»). В полном виде, со всеми сценами, где показана нерешительность героя, пьеса впервые будет поставлена именно в нашей студии. Несмотря на то, что мы являемся драмкружком при библиотеке, я стараюсь, чтобы по мере сил спектакли выходили на уровне профессионального театра. Это касается и декораций, и костюмов, и звука, и света, и афиши, и программок. Дату премьеры новой комедии мы пока не можем назначить, ждем, когда пандемия пойдет на спад. Сейчас наша задача напечатать декорации и дошить костюмы, на которые мы собрали деньги.

– Как пришла идея собрать деньги для благотворительного театра через краудфандинговую платформу?

– Сначала я использовал «личный краудфандинг» для сбора средств на оборудование сцены и аппаратуру для театра. В 2016 году я обращался к крупным предприятиям Подольска с очень маленькими запросами: просил пожертвовать, например, на одну кулису, половину занавеса и т.п. по семь-восемь тысяч рублей. Никто не отказал в помощи театру. Профессиональную одежду сцены (кулисы и занавес) для нас сшила компания «Стройцирк» из Красной Пахры, пожертвовав нам ткань для этой одежды. Подобным образом мы приобрели и новые стулья в читальный зал библиотеки. 17 тысяч рублей на электрокарниз для занавеса я собрал просто через друзей «ВКонтакте». Было приятно, что на свете есть столько замечательных людей, готовых помочь благому делу!

Для новой комедии я решил попробовать собрать деньги на известной краудфандинговой платформе «Планета.ру». Там все сделано удобно и грамотно, но нужно самому активно писать новости, распространять информацию о проекте в соцсетях. Для меня это дело привычное, поэтому на пятый день мы уже собрали необходимую сумму. Денег поступило даже больше, поэтому в качестве дополнительной цели сбора мы обозначили покупку двух прожекторов.

– В чем секрет успешного краудфандинга?

– Я следовал исключительно рекомендациям самой «Планеты.ру», а они призывают всех активно распространять информацию о проекте, придумывать призы и бонусы. Кроме того, на «Планете.ру» есть постоянные благотворители, и  некоторые из них поддержали нас хорошими суммами. Благотворители используют сайт «Планета.ру», как источник информации о том, кто нуждается в помощи в тех сферах, которые им близки. Для меня стало неожиданностью, что мы, совершенно неизвестные люди, так быстро получили значительные средства.

– Владимир, вы говорили, что являетесь профессиональным режиссером. А чем именно вы раньше занимались?

– Я приехал в Климовск по распределению после ленинградского вуза как инженер вычислительного центра. Потом решил сменить профессию, и был приглашен в начале 1980-х годов главным режиссером народного театра «Прометей» в ДК «Машиностроитель». Это был замечательный коллектив, в котором были актеры-любители, игравшие по 40 лет. Кроме руководства народным театром, я вел молодежную студию и детский театр, а параллельно учился в Московском институте культуры на режиссера. Моим дипломным спектаклем был «Егор Булычев и другие» М. Горького, который я ставил как раз в ДК «Машиностроитель».

Затем руководство дома культуры посчитало, что я не справляюсь со своими обязанностями. Я покинул ДК и стал художественным руководителем концертного зала в только что отстроенной институтом «ЦНИИточмаш» Климовской музыкальной школе, где организовывал выступления московских театров и музыкантов. Среди них были джаз-оркестра О.Л. Лундстрема, Театр зверей Дурова, звезды Малого театра и Театра Сатиры. В девяностые годы я создал в Подольске частное радио местных новостей «Пульс». Потом по разным обстоятельствам его пришлось закрыть, а я продолжил работать в радиожурналистике. И вот, спустя почти четверть века, вновь вернулся к театральной работе.

– Что привлекает молодых людей играть в вашем театре?

– Сначала, по их словам, был интерес приобрести навыки общения, убеждения, не бояться публики, не зажиматься. Часто именно за этим приходят молодые люди в театральные студии и кружки. Честно говоря, напрямую мы этим не занимались, а сразу погрузились в театральную работу, в которую все это входит. Кстати, никто из актеров не стеснялся, все замечательно играли, хотя волновались, конечно, ужасно. Ну и, конечно, они очень сдружились. Всегда приятно видеть, с какой радостью они встречаются, репетируют или играют спектакли.

Сейчас наш небольшой театральный проект оказался в нише усадебных театров. Нас приглашают в усадьбы Архангельское, Остафьево, Лопасня-Зачатьевское. Договариваемся о спектакле в Ясной Поляне и усадьбе Ивановское.  Хотим продолжить традицию «благородного любительства»: небольшие спектакли, в красивых интерьерах, с красивыми декорациями, костюмами и нашими замечательными актерами, которые молоды и прекрасны. И все это — бесплатно для наших дорогих зрителей.

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх