личный кабинет
Мобильные приложения
14 декабря 2018 17:54:47
Искусство

Белый и Немирович-Данченко отметили 120-летие «Чайки»

12:09, 23 ноября 2015

Высокого, статного актера театра МХТ им. Чехова Анатолия Белого мы чаще привыкли видеть в образе сильного, целеустремленного, настойчивого и непременно полюбившего героя. На этот раз он в театральном центре музея-заповедника в Мелихове не примерял на себя очередную роль, он был самим собой и говорил о чувствах не к женщине, а к творчеству, а точнее, к пьесе «Чайка», которой в этом году стукнуло 120 лет. И делал он это не один, а вместе с внуком прославленного театрального режиссера В.И. Немировича-Данченко, заслуженным артистом РФ Василием Михайловичем Немировичем-Данченко. О том, почему «Чайка» в первой постановке потерпела фиаско, как Чехов хотел покончить с драматургией и удивительной мистической силе пьесы слушал и корреспондент «Подмосковье сегодня».

Теория рукопожатия в действии

Для Анатолия Белого это не первая поездка в Мелихово. Как он рассказал «Подмосковье сегодня», актер был здесь в 1996 году, когда вместе с однокурсниками готовился к дипломному спектаклю «Три сестры».

- Мы гуляли по усадьбе, пропитывались ее духом. А потом нам выделили две комнаты музея, где мы репетировали, - признается Анатолий.

Перед нынешним выступлением он и внук легендарного Владимира Немировича-Данченко тоже репетировали, хотя этот вечер совсем не был похож на спектакль.

- По дороге мы с Василием Михайловичем обсудили, что это не будет представление, какое-то действо, а, скорее, разговор за чаем о самой «Чайке», об Антоне Павловиче, о Владимире Ивановиче, - улыбаясь, отмечает Белый и, показывая на импровизированную сцену, добавляет: - Нам создали очень правильный антураж: стол, стулья, чай. В непринужденной обстановке мы хотим донести до людей простую мысль, что теория рукопожатия действует – перед вами стоит внук самого Владимира Немировича-Данченко, а значит, и до чеховской эпохи рукой подать. Чехов – это не что-то далекое и эфемерное. Он жив, жива «Чайка», жив театр.

Соответствующий тон вечеру задал и неожиданно вырубившийся свет. Благодаря чему лица двух заслуженных артистов оказались озарены не светом софитов, а бликами зажженных свечей и собственным вдохновением.

С чего пошел новый театр

Нам, простым обывателям, сегодня трудно представить, что каких-то 120 лет назад без сомнения талантливейшая и актуальная на все времена «Чайка» с треском провалилась в Петербурге в Александринском театре. Театральная школа того времени не позволила актерам в полной мере передать всю суть, всю соль пьесы. Расстроенный Антон Павлович тогда напишет Немировичу-Данченко: «…театр дышал злобой, атмосфера накалилась, и я по законам физики вылетел из Петербурга как бомба. Не буду больше этих пьес не писать и не ставить, хоть и проживу 700 лет. А во всем этом виноваты Вы и Сумбатов. Это вы подбили написать пьесу…»

На что получил ответ от Владимира Ивановича: «…милый Антон Павлович, может, у тебя и есть недобрые чувства против меня за то, что долгие годы я подбивал тебя написать пьесу, но я остаюсь при убеждении, которое готов защищать как угодно горячо и открыто, что сцена с ее условиями на десятки лет отстала от литературы...»

Именно эту переписку и можно считать началом истории нового театра с его актуальной и по сию пору системой «верю - не верю», у истоков которого стояли В.И. Немирович-Данченко и К.С. Станиславский. А стимулом к его созданию послужил именно провал «Чайки».

- Я уверен, что, если бы не было Владимира Ивановича Немировича-Данченко, неизвестно, написал бы Чехов «Чайку», да и вообще начал бы писать пьесы. С другой стороны, не будь провала «Чайки» в Петербурге, Немирович-Данченко не задумался бы о необходимости создавать новый театр, непохожий на все, что существовало до этого, - признается Василий Михайлович Немирович-Данченко. – Мой дедушка приезжал в Мелихово несколько раз и уговаривал Антона Павловича отдать «Чайку» для новой постановки и добился-таки своего.

Пьеса-ощущение

Анатолий Белый признается, что «Чайка» для него – вещь особенная. В свое время актер успел сыграть Тригорина в знаменитой постановке Олега Ефремова, которая прожила на сцене больше 30 лет, и на себе ощутил всю силу и даже некую мистичность пьесы.

Анатолий вообще благодарен «Чайке» и Антону Павловичу за то, что во многом благодаря этому явлению появился театр такой, какой он есть сегодня.

- В профессии я буддист, мне всегда нравится то, что мне достается. Все роли в моем отчем доме, в моем театре мне дороги. Я иду на сцену с удовольствием и играю с большим желанием, - говорит Белый. – И этот художественный театр начался оттуда с новой драмы, с «Чайки».

читайте также
Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх