личный кабинет
Мобильные приложения
19 сентября 2018 10:06:25
Истории святынь Подмосковья

Блаженный села Шкинь

12:09, 02 июля 2018

В селе Шкинь Коломенского района стоит Свято-Духовский храм, который строили по образу Троицкого собора Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. У алтаря храма находится могила почитаемого подмосковного блаженного XIX века Данилушки Коломенского. Он родился в соседней деревне Лыково, много лет жил в доме старосты шкиньской церкви и жертвовал на местный храм собранные с набожного коломенского народа деньги. В храме также выставлены несколько старых образов, чудом сохранившихся после разорения церкви в советские годы.

Данилушка Коломенский

Подробные сведения о жизни блаженного Даниила Коломенского оставил исследователь быта городских нищих, кликуш и пьяниц XIX века Иван Гаврилович Прыжов. Шкиньскому юродивому посвящена отдельная глава в книге Прыжова «Двадцать шесть московских лже-пророков, лже-юродивых, дур и дураков». Даже по заглавию книги видно, что автор критично относился к своим героям, хотя о Данииле Коломенском писал с некоторым сочувствием: «История жизни его печальна и трогательна – это история того, как у нас падают и замирают сильные натуры». Прыжов считал, что Данилушку «сгубила» суеверная купеческая среда, которая искусственно создала из него юродивого.

Любопытна и показательна судьба самого Прыжова. Он вырос при Мариинской больнице для бедных в Москве. Там же родился и провел детство писатель Федор Михайлович Достоевский. Отцы Достоевского и Прыжова служили здесь лекарями и были хорошими приятелями. В 1869 году Прыжов вступил в революционный кружок Нечаева, а спустя год участвовал в громком убийстве слушателя Петровской академии Иванова. За это преступление Прыжова приговорили к двенадцати годам каторги. Скончался писатель-революционер на поселении в Забайкальском крае. Убийство Иванова  побудило Федора Михайловича Достоевского написать роман «Бесы». Прыжов стал в этой книге прототипом члена революционной организации Толкаченко: «Странная личность, человек уже лет сорока и славившийся огромным изучением народа, преимущественно мошенников и разбойников, ходивший нарочно по кабакам…»

Из книги Прыжова мы узнаем, что блаженный Данилушка родился в деревне Лыково Коломенского уезда. Его отец Иван Ефремов создал религиозную секту в Лыково. В особой молельне, где «попом» была жена Ивана Ефремова, собирались для молитв и обрядов. Даниилу не нравился мрачный дух отцовского дома, он не посещал молельню и убегал в соседнюю деревню, чтобы не общаться с сектантами. За это Иван Ефремов бил непослушного сына, а зимой оставлял в холодной комнате в одном белье. Наконец, Данилушке удалось сбежать и получить приют у Герасима – церковного старосты соседней слободы Бутырки. Герасим приучал мальчика ходить в православную церковь и научил его церковному пению.

Суровый отец не смирился с побегом Данилушки и пожаловался помещику на Герасима. Барин решил не возвращать мальчика, а взял к себе в дом слугой. Он давал новому слуге хорошую одежду и обучал грамоте, однако юноша продолжал ходить босым и в одной рубахе. Вскоре Даниил перестал служить в барском доме и каждый день проводил в церкви. Если в Лыкове не было церковной службы в будний день, он бежал в соседние храмы за несколько верст, чтобы успеть к заутрене. Прыжов писал: «Не останавливал его никакой мороз, хоть бы в тридцать градусов, решительно в одной рубашке, по колена в снегу, по оврагам и полям бежит он к заутрене». Сначала он ходил в храмы ближайшего Семеновского и деревни Новой, а потом поселился у церковного старосты села Шкинь в четырех верстах от Лыково. Кроме церковного пения Даниил играл в бабки с деревенскими мальчишками, а выигранные копейки отдавал старосте шкиньской церкви.

Спустя четыре года Даниил перебрался из Шкини в Коломну. Там он бродил по улицам, заходил в церкви, шутил с купцами, иносказательно пророчествовал и собирал подаяния. Раз в неделю шкиньский староста приезжал в Коломну и забирал у Данилушки пожертвования. По словам Прыжова у старосты со временем «накопились целые кучи медных денег». Блаженный Даниил предсказал большой пожар в родном селе Лыково накануне Пасхи, в котором погиб его отец-раскольник.

У коломенских купцов появилась примета давать юродивому по копейке или по гривне, потому что «торговли нет, если кто не успеет подать ему утром». Блаженный имел обычай брать калач у кого-то из купцов. У счастливого торговца после этого калачи быстро разбирали покупатели, говоря между собой: «нельзя не взять калача, сам Данилушка взял».

Каменный храм в селе Шкинь – подобие собора Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге – был построен еще до блаженного Даниила в начале XIX века. В тридцать девятом номере «Московских церковных ведомостей» в год смерти Данилушки писали, что «от креста и до камня основания в храме, все устроено стараниями покойного». Собранные юродивым деньги шли на ремонт и украшение огромного храма, росписи, отливку колоколов.

В 1884 году блаженный умер. Даниил юродствовал сорок лет, а скончался, когда ему было шестьдесят два года. Перед масленицей он ушиб ногу в Шкини и слег. Блаженный пролежал в болезни два с половиной месяца, а потом его перевезли в земскую больницу, где он скончался. Весть о смерти блаженного дошла до Коломны, и знавшие его горожане пошли к больнице, чтобы проститься с любимым юродивым. В заполненном людьми главном Успенском соборе Коломны незнатного Даниила отпевали десять коломенских священников. Юродивого похоронили в селе Шкинь у церкви Святого Духа.

Старые иконы в приделе церкви

В приделе Свято-Духовского храма на подставках, напоминающих мольберты, выставлены старинные храмовые реликвии. Здесь стоят четыре большие иконы: Архангела Михаила и Вознесения Господня из дореволюционного иконостаса Свято-Духовского храма в Шкини, образ святителя Феодосия Черниговского также из этого храма и икона «Возложение тернового венца на Спасителя» из разрушенной часовни деревни Куземкино.

Особое место занимает старая икона преподобного Серафима Саровского. На уличном стенде у Свято-Духовского храма прикреплена вырезка из церковной газеты «Благовестник», где рассказывается история этого образа. Дедушка местной жительницы Воробьевой Марии Сергеевны до закрытия церкви пожертвовал в Свято-Духовский храм большой образ преподобного Серафима, который приобрел в Москве. Когда храм закрыли, икона пропала. В 1991 году другая местная жительница Серафима Васильевна Ивина увидела во сне старичка с котомкой и корявой палкой. Старец сказал: «Я Серафим Саровский. Взыщи меня». Вскоре сон повторился. Серафима Васильевна после расспросов односельчан вышла на Марию Мышеву. У нее на чердаке хранился старый образ преподобного Серафима из шкиньской церкви, который ее бабушка завещала вернуть в храм. Одновременно с обретением иконы началось возрождение Свято-Духовской церкви.

Антон Саков

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх