Выберите город
Выберите город

Церковь Архангела Михаила в «Башмашной стране»

20:06, 04 июля 2021

Писатель М. М. Пришвин называл Талдом и его окрестности «Бамашной страной» за процветавший здесь промысел мастеров-башмачников и скорняков. «В башмаке творчества не меньше, чем в трудах пера и кисти» – такой эпиграф значился на первой странице издаваемого по инициативе писателя в 1925-1927 годах талдомского краеведческого журнала. История каменной Михаило-Архангельской церкви в Талдоме неразрывно связана с бытом и образом жизни ее прихожан-башмачников. В советские годы храм был закрыт, а незадолго до возрождения прихода в 1990 году в церковных стенах размещалась обувная фабрика.

Странное название, которое дал архиерей

Существует несколько версий происхождения необычного названия подмосковного города Талдом. По одной версии оно возникло от имени татарского князя Талдуя, по другой – пришло из языка, на котором говорило некогда жившее в этих землях финно-угорское племя Весь. Слово «талуден» в финском языке означает «дом», «хозяйство». Есть и третья, церковная версия появления названия. По местному преданию, которое записал в 1908 году священник и краевед Л. Крылов, через эти края в старину проезжал архиерей, увидел дым и сказал: «Там дым». От этих его слов будто и возникло видоизмененное Талдом.

В журналистском очерке писателя М. М. Пришвина «Башмаки» 1925 года приводится объяснение дыму, который якобы увидел архиерей. Пользуясь рукописями священника талдомской церкви Архангела Михаила отца Михаила Крестникова, Пришвин записал, что в местечко Великий Двор свозили для работ монастырских крестьян. Однажды этот двор сгорел, и дым от пожара, вероятно, и увидел архиерей издалека. Была и еще одна версия сказанных архиереем слов. Когда после пожара выстроили новый двор, владыка произнес: «Вот и стал дом».

Упоминавшийся священник Михаил Крестников, на записки которого ссылался Пришвин, с приходом советской власти оставил сан. Он служил вторым священником в Михаило-Архангельской церкви села Талдом с 1900 по 1918 годы, а затем осознал, что его истинное призвание – кооперация. Новую власть бывший священник, по-видимому, искренне принял. В его хронологической таблице важнейших событий истории села Талдом с начала XX века отмечено 6 пунктов. Последние два были такие:

«Год 1920. Село Талдом переименовывается в город Ленинск условно, если докажет свою экономическую и финансовую жизнеспособность. Год 1923. Электрификация города Ленинска».

Оправдать высокое для советского города имя Ленинск, однако, не удалось – в 1930-х годах ему вернули историческое имя Талдом.

Край «ворогошских беглецов»

М. М. Пришвин называл Талдом и округу не только страной башмачников, но и краем «изгоев церкви». Труднопроходимые, глухие места наподобие Гуслицкого края к востоку от Москвы, где также селились раскольники и старообрядцы, привлекал подобных «изгоев». Вот как Пришвин описывал этот своеобразный край:

«По Савеловской железной дороге от станции Талдом до Кимр на Волге (18 верст) лежит глухое болото Ворогошь, в старые времена приют беглецов от церкви, государства и общества».

А вот что писал о религиозности талдомских жителей священник Л. Крылов в 1905 году:

«Относительно исполнения прихожанами долга христианской исповеди и причастия св. Таин должно заметить, что точно учесть и проследить, кто из них действительно не был у исповеди и причастия, нет никакой возможности… Вообще же башмачный промысел, занимающий у мастера шесть недельных дней, ставит ему серьезные препятствия к посещению храма и отправлению христианских обязанностей. Исправному посещению храма в воскресные дни для тех из прихожан, которые весь год проживают в деревне, препятствуют базары, бывающие в селе Талдоме по воскресным дням, так как отвлекают их к интересам другого рода».

Священник признавал вредное влияние на нравственность талдомчан  башмачного промысла и мрачной обстановки мастеровой жизни, которая проходила многие месяцы в Москве и Петербурге, вдали от семьи и родных мест. Заработанные ремеслом деньги башмачники тратили в трактирах или на приобретение модной одежды, сапог, карманных часов и других предметов непосильной для сельского жителя роскоши. Распадалась и традиционная иерархия крестьянской семьи. Л. Крылов писал:

«При наличии башмачного промысла внешние связи семьи ослабли: у молодых крестьян уже нет желания отдавать свои заработки всецело в семью [родителей], так как у них есть возможность жить самостоятельно… Тем более, что и жена в этом случае помощница хозяину: она, будучи мастерицей, зарабатывает часто не меньше мужа».

Древний Ильин погост и три иконы часовни в Растовцах

И все же, несмотря на сложную религиозную картину этих мест, в «Башмашной стране» издревле существовало множество церквей, местных святынь и благочестивых обычаев. Первый деревянный храм Архангела Михаила в селе Талдом был возведен, вероятно, в 1680-е годы. В 1780 году на месте сгоревшего храма был построен новый с тем же посвящением. После второго пожара двадцать лет спустя в 1800 году прихожане получили разрешение строить кирпичную Михаило-Архангельскую церковь с приделами пророка Илии и Николая Чудотворца, сохранившуюся до нашего времени.

Уже упоминавшийся священник и дореволюционный краевед Л. Крылов полагал, что история прихода Михаило-Архангельской церкви Талдома намного древнее конца XVII века и восходит к исчезнувшему Ильину погосту. Этот погост с Ильинской церковью находились в 2 верстах к востоку от деревни Григорово (примерно 4 км от станции Талдом). В Смутное время церковь пророка Илии была разорена, а погост опустел – «паны разбили», как говорили старожилы.

Из разоренной церкви прихожанами были спасены три древние иконы: трехчастная икона Пресвятой Троицы, Казанской Божией Матери и «Знамения», Архангелов Михаила и Гавриила, а также храмовый образ пророка Илии. До начала XX века эти три святыни из бывшего Ильина погоста хранились в часовне деревни Растовцы (около 9 километров от Талдома). Подтверждением существования древнего погоста являлись находки в пустоши «Жуковка» среди старого елового леса белых каменных плит и строительного камня. По-видимому, это были остатки кладбища и старой Ильинской церкви.

В деревнях Григорово, Растовцах и Талдоме особенно почитали два церковных праздника: Ильин день (2 августа по новому стилю) и Архистратига Михаила (21 ноября). Более того, в Михаило-Архангельской церкви Талдома был устроен придел в честь пророка Ильи. «Ильин день в Талдоме – храмовый праздник. Не принадлежал ли и Талдом, тогда деревня к существовавшему когда-то Ильину погосту?» – задавался вопросом священник и краевед Л. Крылов в сочинении 1908 года.

Часовня в Растовцах с тремя иконами особо почиталась крестьянами округи до революции. По местному обычаю, при выносе покойника погребальное шествие непременно поворачивало к часовне, чтобы отслужить здесь панихиду. В случае болезни детей жители Растовец приходили молиться в часовню и приносили с собой одну из домашних икон. После выздоровления икона оставалась в часовне как свидетельство чудесной помощи.

Современный иконостас церкви Архангела Михаила в Талдоме

Закрытый в 1935 году Михаило-Архангельский храм пережил полвека запустения и разорения. Был уничтожен и уникальный фаянсовый иконостас – один из двух на территории современной Московской области. Подобные иконостасы производились с 1895 года на фабрике Матвея Сидоровича Кузнецова, и до 1917 года их было изготовлено более семидесяти по всей стране. Полностью сохранились три иконостаса в Спасо-Преображенской церкви в Саввино (г.Балашиха). В Талдоме, благодаря сотрудникам местного историко-литературного музея, еще в 1930-х годах удалось сохранить фрагменты иконостаса Михаило-Архангельской церкви, которые теперь можно увидеть в экспозиции музея недалеко от самого храма.

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх