Церковь села Ям и блаженный Иван Степанович

13:00, 08 июля 2019

Бывшее торговое село Старый Ям на Каширском тракте издавна было местом, где селились конюхи, кучера, трактирщики, жил ямщик. Местный храм был назван в честь святых бессребреников Флора и Лавра, считавшихся покровителями лошадей и домашнего скота. Ям и несколько окрестных сел и деревень связаны с подвигами юродивого Ивана Степановича. Он создал при церкви Флора и Лавра женскую общину, на основе которой впоследствии возник Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь в селе Лукино.

Блаженный Иван Степанович упоминался в книге Ивана Прыжова «Двадцать шесть московских лже-пророков, лже-юродивых, дур и дураков». Сам Прыжов был критиком юродства, считая его результатом темного суеверия купцов и купчих, однако в его книге собраны многие малоизвестные факты из жизни блаженных, которых он считал притворщиками. Иван Степанович в описании Прыжова выглядел так: «Мужик лет пятидесяти, плешивый, с бородой, одет наподобие монастырского служки, говорит сладко и красноречиво». Блаженный был из крестьянского сословия, работал извозчиком-лихачом в Москве и стоял в хорошем месте «у Ермолая на Садовой возле Козихи». После болезни Иван Степанович оставил извоз, странствовал по русским монастырям, и вернулся в Москву уже в качестве босого юродивого. Многие собирались на улицах старой столицы послушать блаженного. Привлек странник и внимание полиции: Иван Степанович был арестован за бродяжничество. Выйдя из острога, юродивый стал наведываться в дома московских купцов, наставляя их в духовных вопросах и собирая подаяние.

Чаще всего Иван Степанович появлялся в Замоскворечье и на Самотеке. Считалось, что если блаженный придет веселым, то будет благословение дому, а если хмурым – быть беде. У Ивана Степановича имелся скотный двор, где держали коров, телят и кур. Своим московским благодетелям блаженный часто присылал гостинцы: яйца, сметану, творог. Получить горшок сметаны от Ивана Степановича считалось за высшее благословение старца. Таким образом, юродивый собрал много пожертвований, на которые, как писал его критик И. Прыжов, «основал на реке Пахре какой-то приют».

Этот «приют» при храме Фрола и Лавра в селе Ям и скит в Ново-Съяново стали причинами новых проблем Ивана Степановича с властью и полицией. История неудавшегося скита подробно описана на сайте прихода храма села Ям. Вернувшись в 1849 году в Съяново из длительного паломничества по монастырям, Иван Степанович вместе с бывшим фабричным рабочим Иваном Антиповым решили выстроить келью примерно в трехстах метрах от деревни. Примером им послужили пещеры Филиппушки в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры.

Скит двух пахринских отшельников состоял из маленького деревянного сруба с одним окном и тремя пещерами. В келье располагались иконы, медный крест, кипарисовый образ святителя Николая Чудотворца, церковные книги, аналой и прочая церковная утварь. Рядом с кельей на улице подвижники поставили деревянный восьмиконечный крест высотой с человеческий рост и каменные солнечные часы. Пещеры состояли из трех достаточно просторных подземных комнат. Хотя жители Ново-Съяново дали пустынникам свое согласие на постройку кельи около деревни, о подземных пещерах никто не знал: Иван Антипов и Иван Степанович рыли их по ночам Великим постом, ссыпая землю в овраг. Ничего не знал о подземелье и местный священник, который на Пасху совершал у кельи молебен с водоосвящением, но принял углубление в земле за погреб.

Когда слух о постройке подозрительного скита в Съяново дошел до властей, в деревню поехали чиновники с проверкой. Признаков какой-либо секты или раскола обнаружено не было, но Ивана Антипова и Ивана Степановича на всякий случай посадили в тюрьму Подольска, а с кельей поступили следующим образом: деревянный сруб сломали, подземные комнаты завалили землей, иконы и кресты велели передать в ближайшую церковь. После краткого пребывания в тюрьме обоих пустынников перевели в Даниловский монастырь «для вразумления». При этом Иван Степанович утверждал на допросе, что на строительство кельи его благословил сам московский митрополит Филарет Дроздов.

После неудачной попытки устроить келью и пещеры вблизи Съянова Иван Степанович начал собирать средства на создание богадельни и молитвенного дома в селе Ям. Блаженный быстро собрал необходимые средства, и в 1855 году богадельный дом для неусыпного чтения Псалтыри уже был построен и освящен. Хотя Иван Степанович вновь добился благословения на постройку у святителя Филарета Московского, начались допросы, преследования и попытки закрыть приют.

Нападки властей и рост общины заставили Ивана Степановича искать новое место для богадельни. Он безуспешно ходатайствовал о переводе общины в село Пахрино, где незадолго до этого освободились помещения бывших императорских конюшен. Уже после смерти блаженного община переехала из села Ям в Лукино, где позже был основан Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь. Сам Иван Степанович был погребен в Пахрино, но могила его утрачена: в 1930-е годы Троицкую церковь сломали, а потом исчезло с карты и село. В музее Новомучеников и Исповедников в селе Ям есть фотография церкви в Пахрино, где был погребен блаженный.

Антон Саков

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх