Выберите город
Выберите город

Два храма в Петровском у станции Алабино

12:17, 12 апреля 2021

В селе Петровское Наро-Фоминского городского округа рядом стоят два храма с непохожей судьбой. Церковь святителя Петра Московского, построенная в 1785 году по проекту знаменитого русского зодчего Матвея Казакова, не действует и находится в аварийном состоянии. Этот храм был первым в Подмосковье, получившим редкое посвящение в честь митрополита Петра. Вторая церковь Покрова Божией Матери возведена почти на столетие позже Петровской для совершения служб в зимний период. В советское время эта маленькая церковь избежала   разорения, оставаясь одной из немногих действующих в Наро-Фоминском районе.

Подмосковное село Петровское получило название благодаря соратнику Петра I барону Петру Павловичу Шафирову. В 1714 году вельможа построил в имении Княжищево деревянную церковь в честь своего небесного покровителя – святителя Петра Московского, после чего село стало называться Петровским. В 1780-х годах другой владелец усадьбы горнозаводчик Никита Акинфиевич Демидов возвел на собственные средства новый великолепный каменный храм с тем же посвящением. Исследователи сходятся во мнении, что проект усадебного храма и колокольни создал великий русский зодчий Матвей Федорович Казаков.

Авторство Казакова подтверждало время и стиль постройки. Некоторые детали церкви в Петровском отсылали к излюбленным приемам Казакова, примененным при строительстве известных московских церквей. Например, иконостас церкви в Петровском напоминал иконостас Филипповской церкви в Мещанской слободе, а колокольня, украшенная двухколонными портиками, повторяла черты колокольни церкви Космы и Дамиана на Маросейке. Среди характерных для стиля Казакова черт искусствоведы отмечали также низкий барабан с плоским куполом и свод надалтарной сени, опирающийся на антаблемент с колоннами. К сожалению, об этих деталях сегодня мы можем судить только по старым описаниям и фотографиям.

Были и косвенные документальные свидетельства авторства великого зодчего. Ю.А. Бахрушин в 1920-е годы видел у местного священника чертежи, якобы подписанные М.Ф. Казаковым. Примерно в те же годы советский реставратор С.А. Торопов обнаружил в Петровской церкви известняковый камень с надписью, повествовавшей о закладке усадебного дворца, и фамилией Казакова. Факт почти одновременного строительства церкви и дворца в Петровском, в свою очередь, подтверждала отметка на страницах старинной Библии, хранившейся в церковной ризнице. Из нее следовало, что митрополит московский Платон (Левшин) освятил «благолепнейший» храм в вотчине Н.А. Демидова 15 сентября 1785 года.

Вот как оценивал архитектуру Петровской церкви уже упоминавшийся искусствовед С.А. Торопов: «Архитектурный облик колокольни и храма великолепен. Все их детали и технические приемы тождественны с домом [главным домом усадьбы Петровское]. Так же чеканны и так же благородны разбивка и декорировка стен, линии пилястр, антаблемент с очаровательной лепкой и сандрики, так же неотразимо обаятелен замысел общей концепции. Церковь интересна по своему типу – редко встречающемуся».

Высоко оценивал исследователь и отдельно стоявшую колокольню: «Все здание весьма грациозно и являет превосходный пример решения такого рода, которое не всегда удавалось Казакову». Напротив, пристроенный князем Мещерским в 1858 году к колокольне зимний храм Покрова Божией Матери советские архитекторы и искусствоведы называли строением «безобразным, совершенно неоформленным… нарушившим целостность здания колокольни», «неинтересным в художественном отношении». Тем удивительнее, что в советское время уникальный по архитектуре храм митрополита Петра авторства Казакова был закрыт, разорен и обращен в руины, а небольшая и безыскусная Покровская церковь не закрывалась даже в самые тяжелые годы гонений на веру и прекрасно сохранилась до нашего времени.

В начале 1960-х годов в этой церкви-пристройке к Казаковской колокольне в селе Петровском служил знаменитый пастырь и проповедник, «миссионер для племени интеллигентов» о. Александр Мень. Хотя о. Александр пробыл в Петровском-Алабино около пяти лет, Покровская церковь стала знаковой в его жизни: она была первой, где он служил в сане священника.

Мень характеризовал свою деятельность в должности настоятеля Покровский церкви как «революцию – во внешнем смысле». По инициативе священника были заменены иконы, замазаны изображения на стенах, выполнены новые росписи в стиле Васнецова. Специально для настенных работ о. Александр нанял художника Б.И. Мухина, а для храмовой иконы Покрова Богородицы пригласил известного реставратора и иконописца М.Н. Соколову (монахиню Иулианию). Новый настоятель также совершил «изгнание торгующих из храма»: церковная лавка была перенесена в отдельный притвор.

О. Александр Мень в шутку называл приход в Петровском своим «аббатством». При храме проходила вся жизнь священника: здесь он жил с семьей, общался с прихожанами, писал богословские книги. В этом подмосковном «аббатстве» собирались единомышленники и собратья отца Александра по служению – около десяти московских священников – для обсуждения богословских вопросов и проблем церковного управления. Побывал на этих встречах в Петровском-Алабино и известный в то время калужский епископ Ермоген (Голубев). Активность на Покровском приходе в Петровском вызвала раздражение у местных властей, и в середине 1960-х годов «аббатство» было разогнано, а о. Александра Меня перевели служить в Пушкинский район.

В конце 1920-х годов село Петровское оказалось связано с жизнью святой подвижницы XX столетия Афанасии (Лепешкиной). Игуменья Афанасия – в миру Александра – родилась в 1875 году в семье московского купца Василия Николаевича Лепешкина. Эта фамилия фабрикантов была широко известна в столице, в том числе благодаря щедрым пожертвованиям на храмы. Семен Логинович Лепешкин, двоюродный прадед игуменьи Афанасии, был меценатом и строителем подмосковной Троице-Одигитриевой Зосимовой пустыни. Несколько поколений купцов Лепешкиных были также старостами и жертвователями московской церкви преподобного Марона Пустынника – редкого святого, к которому обращаются страдающие от лихорадки.

Александра Васильевна Лепешкина получила хорошее образование в Москве, знала несколько языков, но в 1895 году ушла в монастырь. Молодая женщина поступила в число сестер Зосимовой пустыни, к строительству которой имел отношение один из ее предков. В 1911-1919 годы Александра Лепешкина заведовала монастырской иконописной мастерской, а затем приняла иноческий постриг с новым именем Афанасия. В 1920 году, когда советская власть уже вела активную борьбу по закрытию монастырей, Афанасия стала настоятельницей Троице-Одигитриевой обители. На протяжении 8 лет игуменья успешно руководила женской общиной, которая в новых условиях существовала в форме сельскохозяйственной артели.

В 1928 году Зосимова пустынь была все-таки закрыта, а ее бывшая игуменья вместе с двумя преданными сподвижницами переехала в село Петровское на станцию Алабино. В мемуарах «Мой час и мое время» врач М.М. Мелентьев, работавший в это время в Петровской больнице недалеко от Покровского храма, вспоминал последние годы жизни матушки Афанасии. Вот что он писал: «Взяла она с собою [в Алабино] старушку мать Антонию, которая стояла при ней с первых дней ее монастырского жития, и послушницу Дуню… Зажили эти три человека уж совсем на моих глазах крепкою жизнью верующих людей. Игуменья Афанасия правила ежедневную службу, молилась и являлась умственным центром этой маленькой общины… И на фоне общей растрепанной жизни, суеты, безверия, мечущихся и беснующихся людей их маленькая утлая община была оазисом… Эти три женщины сумели не поддаться массе, толпе и сохранили свое лицо, свою веру до конца».

В 1931 году игуменья Афанасия и ее помощница Евдокия были арестованы и по решению суда сосланы в Казахстан. На второй день после прибытия на место ссылки обе исповедницы скончались. В 2000 году Афанасия и Евдокия были прославлены в лике Новомучеников и исповедников российских.

Уникальная церковь святителя Петра Московского сегодня предстает полуразрушенной постройкой без купола, крыши, с пробитыми проемами окон. Остается надеяться, что этот храм будет отреставрирован и к нему вернется прежний благолепный вид. Это одна из двух церквей в Подмосковье, освященная в честь святителя, который в начале XIV столетия предрек возвышение Москвы среди враждующих русских княжеств и выбрал местом своего пребывания столицу Ивана Калиты. Еще до рождения святителя мать митрополита Петра имела чудесное видение о будущей славе ребенка: ей представилось, что она держит в руках ягненка, между рогами которого выросло дерево с множеством прекрасных листьев, цветов и плодов. Между ветвей дерева горели свечи, от которых распространялось благоухание.

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх