«Георгий на Глинках» в Игнатьево

Истории святынь Подмосковья
3788
Добавить в Мои источники
Фото: [ Антон Саков \ Подмосковье Сегодня ]

Георгиевская церковь в селе Игнатьево на Глинковском погосте была построена в 1863 году на средства прихожан. Это одна из пяти церквей Гжели – небольшого подмосковного региона, знаменитого своим глиняным промыслом. Успенская церковь в селе Гжель, Вознесенская в Речицах, Покровская в Карпово и Георгиевская церковь в Игнатьево были построены почти одновременно в 1859-1864 годы, а еще одна старообрядческая в Новохаритоново – в 1912 году. В селе Игнатьево в начале XIX столетия начиналось гжельское производство фарфора. История прихода описана в сохранившейся церковной летописи, которую вели священники Георгиевского храма вплоть до 1926 года.

Архитектор и журналист С. Б. Мержанов отмечал особенную черту гжельской местности – ровного и открытого пространства, которое пересекают вертикали церковных колоколен и заводских труб фарфоровых предприятий. Георгиевский храм в Игнатьево, в отличие от 4 других упоминавшихся гжельских церквей стоит в отдалении от Егорьевского шоссе и отличается от них изящным шатровым пятиглавием и колокольней с «часомерьем».

Вот что писал С. Б. Мержанов в статье 1991 года «Неизвестная Гжель» о церкви в Игнатьево: «Церкви «о пяти главах» строившиеся в ту пору, старались перенять у XVIII века сложность декоративного наряда, многоцветие внешнего облика. Строители храма во имя Георгия Победоносца в селе Игнатьево как раз и пытались следовать этим принципам. И хотя декор в виде многочисленных бусин, поясков, валиков, кокошников, будучи суховатым по прорисовке, явно уступает избранным прототипам, местные мастера сделали все возможное, чтобы придать храму нарядность».

Село Игнатьево в старину также называли «Глинковским погостом» из-за богатых глиной почв. В Игнатьево и смежной деревне Володино зародилось производство фарфора в Гжели. Братья Куликовы из деревни Володино около 1800 года, как считается, самостоятельно вывели состав фарфоровой массы. Их дядя Павел Куликов, незадолго до этого вернувшийся с Перовской фарфоровой фабрики немца Отто, подсмотрел у племянников состав фарфора и в 1802 году организовал в Володино собственную фабрику.

Желая сохранить технологию в тайне, Павел Куликов взял в помощники не гжельца, а постороннего крестьянина по прозвищу Сологай. Только Сологай знал, кроме самого Куликова, состав массы и устройство горна. Предприимчивые люди из села Игнатьево долго не могли узнать секрета фарфора, но через 6-7 лет им удалось, наконец, угощая вином, выведать у Сологая технологию Куликова. Из-за этого предательства между Сологаем и Куликовым вышла ссора, которая закончилась трагедией – Сологай сильно ударил Куликова, от чего тот скончался, а его самого, наказав плетьми, отправили в солдаты. После столь печального окончания деятельности основателей фарфорового производства в Гжели, промысел перешел к фабрикантам села Игнатьево: Копейкину, Семенову, Сучилкину, Елкину и другим.

Приход в Игнатьево «на Глинках» существовал, по меньшей мере, с 1587 года. В 1768 году старинная деревянная церковь великомученика Георгия Победоносца на Глинковском погосте сгорела. Случилось это через два часа после обедни по вине двух дьячков, которые впоследствии были направлены за свое нерадение на покаянные труды в монастырь. В 1771 году священники села Игнатьево Никита Тимофеев и Василий Леонтьев обратились в Московскую духовную консисторию, чтобы им позволили перенести на место пепелища пустовавший деревянный храм с Петропавловского погоста на Клязьме, в котором службы не совершались. Духовные власти одобрили это прошение, и в 1773 году перенесенная на новое место церковь была освящена.

Старая Георгиевская церковь сгорела со всей утварью, многими иконами и антиминсом, однако в огне уцелели два древних запрестольных креста, царские врата, 16 икон и два резных образа святых великомучениц Варвары и Екатерины. Об этом свидетельствует интересный документ «Церковная летопись Георгиевской «на Глинках» церкви села Игнатьево Богородского уезда». Эта рукопись, большие отрывки из которой опубликовал историк Анатолий Полюлях, велась с 1868 по 1926 год последовательно несколькими местными священниками: Стефаном Лебедевым, Иоанном Рудневым, Николаем Троицким, Павлом Архангельским и Александром Некрасовым.

В летописи, в частности, отражена история соперничества между двумя гжельскими приходами: Игнатьевским и Речицким. До 1860 года в приход Георгиевской церкви, кроме села Игнатьево, входило 10 деревень: Речицы, Жирово, Володино, Новохаритоново, Бахтеево, Турыгино, Меткомелино, Кузяево, Фрязино и Коломино. В 1859 году в Речицах был построен большой каменный храм Вознесения Господня, и часть старого игнатьевского прихода отошла к новой церкви.

Священник Стефан Лебедев в приходской летописи вспоминал, что в начале его служения старая деревянная церковь в Игнатьево всегда была полна молящихся, которые приходили на богослужения, несмотря на большое расстояние и сильные морозы. Уже в два или три часа ночи богомольцы приходили к церкви, дожидаясь начала утрени в сторожке. Все это время они читали вместе жития святых, а затем рассуждали о том, насколько соответствует их жизнь прочитанному. Любители церковного пения составляли два клироса, и всегда находились желающие из числа прихожан звонить на колокольне, читать шестопсалмие или кафизмы.

После строительства в 1863 году в Игнатьево новой каменной церкви, которая сохранилась до сего дня, священник отметил упадок благочестия прихожан. Он с грустью писал: «А вот теперь и теплый храм, и оный отпирается за долго до удара в колокол в чаянии усердных богомольцев… Увы! И в сторожке нет никого, и после звона «во вся» придешь в храм, и здесь встречаешь усердников всего только четыре-пять-шесть человек! Уже потом наполняется храм Божий… На клиросах нет никого, кроме одного псаломщика только, разве к литургии соберутся любители пения, и то далеко-далеко не то, что в деревянном храме, при морозах трескучих. Не грустно ли сие?»

Одной из причин упадка церковной жизни в этот период могли быть раздоры между священниками церкви в Игнатьево и соседней церкви в Речицах в 1860-1864 годы. Переведенный в новую Вознесенскую церковь священник Константин Попов обманным путем, как сказано в летописи, записал в новый приход несколько сотен крестьян из 6 деревень старого игнатьевского прихода. Это вызвало возмущение крестьян, привыкших молиться в Игнатьево на погосте у могил своих родителей и предков. Раздор между двумя соседними церквями был улажен в 1864 году после того, как митрополит московский Филарет разрешил всем недовольным вернуться в старый приход церкви великомученика Георгия.

Кроме этого временного и мнимого разделения в Гжели существовал и реальный раскол: исстари здесь были сильны позиции старообрядчества. В 1912 году в соседней с Игнатьево деревне Новохаритоново возле Егорьевского тракта был построен старообрядческий храм. Эта изящная шатровая церковь в неорусском стиле строилась на средства уроженца Новохаритоново фабриканта Ивана Емельяновича Кузнецова – двоюродного брата «фарфорового короля» Матвея Сидоровича Кузнецова. Архитектурный проект старообрядческой церкви был составлен зодчим Борисом Михайловичем Великовским.

Может быть, неслучайно этот храм освятили, как и церковь в Игнатьево, во имя великомученика Георгия. От берега пруда Новый БАМ два расположенные друг напротив друга Георгиевских храма как будто соперничают в окружающем их пейзаже.

В конце упоминавшейся приходской летописи Георгиевской церкви в Игнатьево есть две записи, сделанные в 1906 году – о поджоге злоумышленником сенного сарая приходского священника о. Александра Некрасова и в 1926 году – о краже серебряной ризы с иконы великомученицы Параскевы. Оба события будто предвещали эпоху гонений на церковь. Однако, к счастью, церковь в Игнатьево избежала печальной участи большинства церквей и не закрывалась в советские годы. Действующим оставался и соседний Вознесенский храм в селе Речицы. Утраченной оказалась деревянная Георгиевская церковь в Игнатьево конца XVIII века, которую разобрали в 1957 году.

Автор:
вверх