Гребневская церковь в Одинцово

13:21, 03 февраля 2020

Церковь Гребневской иконы Божией Матери является старейшей в городе Одинцово. Сохранившийся храм- ротонда строился в царствование Павла I на средства графини Е.В. Зубовой, чьи дети сыграли значительную роль в заговоре против императора. В 1898 году к Гребневской церкви были пристроены колокольня и трапезная с приделами Николая Чудотворца и преподобного Сергия Радонежского. А начиналась история прихода в бывшем селе Одинцово с деревянной церкви в честь малоизвестного святого Артемона Лаодикийского.

В конце XVII столетия, как следует из материалов летописца приходов Московской епархии В. И. Холмогорова, в селе Одинцово была построена деревянная церковь в честь мученика Артемона. Незадолго до этого село приобрел Артамон Сергеевич Матвеев – сподвижник царя Алексея Михайловича, дипломат, один из первых «западников» в среде русской знати и основатель первого театрального училища в Москве. Новый владелец Одинцово решил посвятить храм своему небесному покровителю мученику Артемону Лаодикийскому.

Священномученик Артемон жил в III веке в Римской империи, застав гонения на христиан императора-язычника Диоклетиана. Будучи уже старцем, пресвитер Артемон совершил несколько бесстрашных поступков, в числе которых было сожжение идолов в капище Артемиды и разорение храма языческого бога Асклепия. Артемон обладал даром повелевать животными: в пути его сопровождали шесть диких ослов и два оленя. Власть над животными проявилась и в капище Асклепия. Святой вошел в языческий храм, где жило множество змей, и выгнал ядовитых животных за его стены. Один из оленей Артемона даже мог разговаривать: именно он сообщил местному епископу о том, что хозяина схватили воины императорского наместника. Тот же необычный олень приходил облизывать раны святого, когда языческий правитель хотел пытками склонить его отречься от Христа. Может быть, не случайно на современном гербе города Одинцово изображен олень.

Боярин Артамон Сергеевич Матвеев, как и древний святой Артемон, закончил жизнь мученически. Сначала Матвеев был сослан по воле представителей клана Милославских в Пустозерский острог. Затем, выйдя из заточения и вернувшись в Москву, сторонник Петра был растерзан стрельцами во время бунта 1682 года. На надгробном камне Артамона Сергеевича у московской церкви святителя Николая в Столпах были высечены такие слова: «На память убиения святого благоверного царевича Димитрия Московского и всея России, волею Всемогущего и Всесильнейшего Царя Царем и Бога, в смутное время, от воров и бунтовщиков убиен бысть раб Божий страдалец, скончался мученически ближний боярин Артамон Сергеевич Матвеев». Деревянный храм Артемона в Одинцово не сохранился, однако в Подмосковье уцелела другая замечательная церковь, построенная на средства Артамона Матвеева – каменный храм Рождества Богородицы в Поярково (городской округ Солнечногорск).

В 1797-1801 годы на месте деревянной Артемоновской церкви в селе Одинцово был построен каменный храм с новым посвящением Гребневской иконе Божией Матери. Этот храм, центральная часть которого сохранилась до нашего времени, был построен «на собственный кошт» статс-дамой, графиней Елизаветой Васильевной Зубовой. У графини было две дочери и четыре сына. Дети Зубовой сыграли важную роль в русской истории конца XVIII- начала XIX века. Платон Зубов был последним фаворитом Екатерины II, его брат Николай женился на единственной дочери великого полководца Александра Васильевича Суворова,  другой брат Валериан командовал армией в войне против Персии 1796 года, а сестра Ольга слыла известной политической авантюристкой и любовницей английского короля Георга IV. Все названные дети графини Зубовой были, кроме того, активными участниками заговора, который привел к убийству императора Павла I.

Но были среди потомков устроительницы церкви в Одинцово и те, кто прославился не придворными интригами, а на духовной стезе. Один сын графини Зубовой Дмитрий не участвовал в цареубийстве. Именно его внучка Прасковья Григорьевна Розен с юности была склонна к иноческой жизни. В возрасте 26 лет аристократка, увлекавшаяся живописью и бравшая уроки у Ивана Константиновича Айвазовского, приняла монашеский постриг с именем Митрофания. По настоянию святителя Филарета Дроздова она стала игуменьей Владычнего монастыря в подмосковном Серпухове. Активная хозяйственная деятельность игуменьи Митрофании привела к расцвету обители. С другой стороны, ее имя стало связано со скандальными обвинениями в финансовых махинациях. Судебное дело, в котором обвиняемой была игуменья монастыря аристократического происхождения, вызвало большой общественный резонанс. Митрофания Розен отвергала обвинения, а шумиху, поднятую в прессе, считала несправедливым гонением. Последние годы жизни правнучка графини Елизаветы Зубовой провела на Святой Земле в Иерусалиме.

Почитание Гребневского образа Божией Матери было распространено в основном среди жителей Москвы и Подмосковья. В книге историка Н.М. Снегирева «Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества» 1852 года приводится история Успенской церкви на Бору в Москве, где хранился оригинал святыни. Согласно летописи, составленной митрополитом Стефаном Яворским, образ был подарен великому князю Дмитрию Донскому жителями селения Гребня в устье реки Чири, когда благоверный князь возвращался победителем с Куликова поля. Прибыв в Москву, Гребневская икона заняла место в Успенском соборе, а спустя столетие великий князь Иван III по обету возвел на московском посаде новую Успенскую церковь специально для того, чтобы хранить в ней Гребневскую святыню. С этой иконой он связывал победу в Шелонской битве над мятежным Новгородом и рождение сына Василия. В 1930-е годы церковь Успения на Бору была разрушена, и московская святыня утерялась. К счастью, в Одинцовский храм вернулся более поздний список Гребневского образа, спасенный в советский период и хранившийся с 1939 по 1991 годы в Покровской церкви соседнего села Акулово.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх