Выберите город
Выберите город

Храм в Авдотьино-Тихвинском на родине «ревнителя просвещения»

12:38, 26 апреля 2021

Церковь Тихвинской иконы Божией Матери села Авдотьино городского округа Ступино была построена в XVIII столетии в имении, где родился, жил и скончался знаменитый русский просветитель и книгоиздатель Николай Иванович Новиков. Автор первого проекта московского Храма Христа Спасителя архитектор А.Л. Витберг так оценивал значение Н.И. Новикова в русской истории: «Новиков, положивший основание новой эре цивилизации России, начавший истинный ход литературы, деятель неутомимый, муж гениальный… всю жизнь воздвигал в ней храм иной, колоссальный и великий!»

«Помимо общего и всем понятного стремления вырваться весеннею порой из города на широкий простор полей, с их нежною ярко-зеленою озимью, с неумолкаемой, журчащей песнью жаворонка, влекло и живое желание самому взглянуть на то место, где родился, жил и умер человек, далеко выдвинувшийся из ряда обыкновенных людей, – словом, хотелось совершить своего рода паломничество». Такими словами описывал посещение бывшей подмосковной вотчины Николая Ивановича Новикова библиограф и краевед Алексей Ярцев в 1894 году. Поездку в Авдотьино можно назвать паломничеством еще и потому, что сегодня главный памятник просветителю – это церковь Тихвинской иконы Божией Матери.

Село Авдотьино-Тихвинское бывшего Бронницкого уезда принадлежало роду Новиковых на протяжении нескольких столетий, оно было главной вотчиной среди фамильных имений в других российских губерниях. Первая Тихвинская церковь в Авдотьино была деревянной, а в 1749-1753 годы владелец села статский советник Иван Васильевич Новиков – отец просветителя – возвел нынешний белокаменный храм. Колокольня была построена в 1789 году уже при сыне храмоздателя Николае Ивановиче Новикове. Изящная трехъярусная колокольня украшена карнизами, фронтонами и колоннами. На фасаде колокольни до революции было изображено «Явление Божией Матери пономарю Георгию». Этот сюжет связан с двумя чудотворными иконами Пресвятой Богородицы – Тихвинской и Беседной.

В трапезной части церковь имеет приделы во имя Василия Парийского и Алексия Московского. Эти святые были небесными покровителями членов семьи вотчинника – брата и деда Н.И. Новикова. В Алексеевском приделе за правым клиросом до революции находилась местная святыня – точный список Тихвинской иконы Божией Матери, явленной в Новгородской губернии (ныне городе Тихвине Ленинградской области). Эта икона, по преданию, была перенесена в Авдотьино из другого родового имения, куда, в свою очередь, ее привез далекий предок Новикова из Греции. Авдотьинский образ в старину почитался жителями округи: в день празднования Тихвинской иконы 26 июня (по старому стилю) устраивались многолюдные крестные ходы, больные получали исцеление от недугов.

До революции в Тихвинской церкви хранились еще два старинных образа Божией Матери: Владимирский и Беседный. Список Владимирской Богородицы, которому насчитывалось 400 лет, находился в приделе святителя Алексия Московского. Образ Беседной или «Николобеседской» Божией Матери стоял в местном ряду главного иконостаса слева от царских врат. Авдотьинский список Беседной Богоматери создал по заказу Новикова художник Дмитрий Иванович Антонелли – автор икон Благовещенской церкви Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

В сказаниях о Тихвинской иконе Божией Матери есть сюжет о том, как в 1383 году Пресвятая Богородица явилась пономарю Георгию в Тихвине на месте строительства храма в честь Ее чудотворной иконы. Божия Матерь предстала сидящей на сосновой колоде в сиянии небесного света. Вместе с Пресвятой Девой пономарю явился также святитель Николай Чудотворец в епископском облачении. Божия Матерь милостиво беседовала с церковнослужителем Георгием, поэтому и ее образ получил название Беседного.

В конце XIX столетия еще сохранялись остатки росписей храма, сделанные под руководством Н.И. Новикова: фигуры апостолов у свода и Семь небес с образом Бога Отца в куполе. Этот храм, как писал А. Ярцев, «является главным хранилищем в Авдотьине памяти о своем устроителе и благотворителе: здесь покоится его прах, здесь – дары, принесенные им церкви, здесь его мысль и настроение выражены в «семи небесах», – слишком много всего, чтобы вспомнить о великом человеке и поклониться его могиле».

Екатерина II еще в молодости отметила талант Новикова, назначив секретарем при составлении свода законов – «Нового Уложения». Выйдя в отставку после роспуска комиссии, Николай Иванович занялся издательской и просветительской работой, которая в итоге рассорила его с царицей. В 1769 году он стал выпускать сатирический журнал «Трутень», эпиграфом к которому стали строки поэта Сумарокова «Они работают, а вы их хлеб ядите». Главной задачей издания стало обличение пороков помещиков, указание на бедственное положение крепостных крестьян. На страницах «Трутня» Новиков заочно вступил в полемику с Екатериной II, из-за чего был вынужден закрыть журнал.

В дальнейшем Новиков продолжал выпускать журналы сходной направленности: «Пустомеля», «Живописец». В 1780-е годы Николай Иванович арендовал типографию при Московском университете, и стал выпускать огромное количество книг и журналов. Его частная типография, по словам Витберга, вскоре превзошла все подобные государственные учреждения. Новиков создал целую систему сбыта литературы через книжные лавки, повсеместно пропагандируя просвещение. Им также было организовано многотомное издание «Древней российской вивлиофики» – сборника древнерусских исторических источников.

Жителям подмосковного села Авдотьино едва ли было известно о просветительских трудах своего помещика, но для них имя барина Николая Ивановича Новикова оставалось священным и спустя много лет после его смерти. Особенно памятным для крестьян был голодный 1787 год. Два года подряд урожаи хлеба в центральной России и в южных губерниях были скудны, а сильные морозы уничтожили ржаные посевы. В тот год пищей для многих стали листья, сено и мох. Новиков вместе с богатым юношей Григорием Максимовичем Походяшиным предприняли невиданное по тем временам благотворительное дело: на собственные средства скупали хлеб и раздавали его бесплатно авдотьинским крестьянам.

Еще одно благодеяние оставило память о добром помещике Новикове в Авдотьино. Николай Иванович задумал выстроить в своем селе уникальные для того времени «каменные избы». В «крестьянских палатах» размещалось по четыре квартиры с отдельными входами для разных семей. Эти необычные дома сохранились в Авдотьино до сих пор, в то время как господский дом оказался утрачен еще в XIX веке.

Благотворительная и просветительская деятельность Новикова вызывала подозрения и зависть. Неприязнь к просветителю испытывала сама императрица Екатерина II. В 1791 году Типографическая компания Новикова в Москве была закрыта, а уже через год отряд гусар прибыл в подмосковное имение Авдотьино для обыска и ареста хозяина. По приговору, утвержденному Екатериной II, Новиков должен был провести в Шлиссельбургской тюрьме 15 лет как опасный государственный преступник, сектант и создатель тайного общества, члены которого якобы вошли в сговор с представителями враждебных России немецких герцогств. В тюрьме несчастному Новикову было разрешено иметь только одну книгу – Библию.

К счастью для Н.И. Новикова, императрица скончалась через четыре года после приговора, а пришедший к власти в 1796 году Павел I приказал немедленно освободить знаменитого узника. Последние двадцать с лишним лет бывший просветитель провел вдали от общественной жизни в крайней бедности в родовом имении Авдотьино. Его уединение разделили дети и близкий друг, единомышленник Семен Иванович Гамалея. С. Е Усова в биографическом очерке о Н.И. Новикове так характеризовала ближайшего друга просветителя: «Гамалея отличался глубоко-религиозным направлением ума, высокой честностью и необыкновенной добротою. Он принадлежал к числу тех людей, о которых говорят, что они не от мира сего». Поваленное надгробие С.И. Гамалея было обнаружено в 1968 году студентами исторического факультета МГУ. Во время консервационных работ надгробный камень поставили на предполагаемом месте захоронения сподвижника Новикова слева от входа в Тихвинскую церковь.

Обвинения в сектантстве Новикова имели под собой основания. В 1775 году просветитель и книгоиздатель попал в общество масонов, а затем стал последователем мистического направления мартинистов. Вот как сам Новиков описывал это: «Находясь на распутье между вольтерьянством и религией, я не имел точки опоры, или краеугольного камня, на котором мог бы основать душевное спокойствие, а потому неожиданно попал в общество». Связь с тайными обществами порождали самые нелепые слухи о Новикове. Говорили, что помещик якобы брал из Тихвинской церкви священный потир и использовал для масонских ритуалов в домашней моленной. Изумленные заботой барина во время упоминавшегося голода 1787 года, крестьяне придумали собственное объяснение его щедрости: при помощи тайных знаний Новиков якобы добывал серебро из редьки, а золото – из моркови.

Для полноты противоречивого образа мистика и просветителя стоит привести слова знаменитого православного иерарха Платона (Левшина), которому было поручено в 1786 году испытать Н.И. Новикова на предмет его приверженности Православной церкви. После экзамена в донесении императрице архиепископ Платон писал: «Как перед престолом Божьим, так и перед престолом твоим, всемилостивейшая государыня императрица, я одолжаюсь по совести и сану моему донести тебе, что молю всещедрого Бога, чтобы не только в словесной пастве, Богом и тобою, всемилостивейшая государыня, мне вверенной, но и во всем мире были христиане такие, как Новиков».

Антон Саков

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх