Ильинский храм под Можайском и икона пожертвованная бедняком

Истории святынь Подмосковья
2052
   
Фото: [ Антон Саков \ Подмосковье Сегодня ]

На северной окраине города Можайска находится село Ильинская Слобода, названное так по кладбищенской церкви Пророка Илии. В церкви хранится большой список иконы Божией Матери именуемой «Всех скорбящих Радость». Эта икона была написана после того, как один можайский бедняк нашел клад на пожарище дома. Случайно разбогатев, он решил заказать большой образ Божией Матери в память о выздоровлении императора Николая II в 1900 году. Икона «Всех скорбящих Радость» сохранилась благодаря тому, что в советские годы храм не закрывался.

Строительство храма мещанином Хлебниковым

На месте каменного храма Пророка Илии еще с конца XVI века, как указывал историк В.И. Холмогоров, существовала деревянная церковь с тем же посвящением. Нашествие армии Наполеона в 1812 году нанесло большой ущерб древнему Можайску, лежавшему на пути захватчика к Москве. Сгорели дотла многие деревянные постройки, в том числе и церковь в Ильинской набережной слободе. К счастью, прихожане успели вынести и спрятать в лесу храмовые иконы, поэтому после Отечественной войны 1812 года святыни поместили в часовне, наскоро построенной на месте сгоревшего храма.

Больше тридцати лет после пожара в Ильинской слободе не было полноценного храма. Это и навело благочестивого можайского мещанина Максима Ивановича Хлебникова на мысль о строительстве каменной церкви. Род мещан и купцов Хлебниковых оставил значительный след в истории и архитектурном облике Можайска. В частности, один из отпрысков этой фамилии Дисан Алексеевич Хлебников построил знаменитую и сегодня в городе достопримечательность: особняк в стиле модерн, который называют «Домом Хлебникова».

В.Е. Анфилатов в статье о храме Ильинской слободы приводил цитаты из любопытного документа – рукописных заметок местного священника Александра Ашерова, которые тот вел с 1868 по 1877 годы. В этой старой тетради дана такая характеристика храмоздателя Хлебникова: «Нельзя не приписать к достойным особой памяти покойного создателя святого храма сего мещанина Максима Ивановича Хлебникова. Он до старости и гроба пребывал девственником и любил посещать храм Божий». Родной брат благочестивого мещанина Андрей Иванович Хлебников принадлежал к другому сословию – был можайским купцом. Брат-предприниматель не разделял намерений Максима Ивановича тратить деньги на стройку каменной церкви и содержание причта, поэтому тот действовал в одиночку. Истратив на благое дело все свои деньги, храмоздатель смиренно поселился в церковной сторожке, которую, кроме того, делил с храмовым сторожем. Он прожил в тесном домике до самой смерти в 1856 году. Тело 85-тилетнего благотворителя было погребено на почетном месте внутри церкви, а при расширении храма в 1903 году прах М. А. Хлебникова перезахоронили рядом с церковью. За могилой мецената и сегодня ухаживают на церковном погосте.

Икона бедняка Котелина «Всех скорбящих Радость»

До нашего времени сохранилась не только сама церковь в Ильинской Слободе, могила его устроителя Хлебникова, но и храмовые иконы конца XIX - начала XX века. Среди них привлекает внимание большая икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с любопытной надписью внизу: «Сооружена и пожертвована сия икона крестьянином сего села Алексеем Васильевым Котелиным в память выздоровления Его Императорского Величества Николая II-го 1900-го года».

Историю этого крестьянина-мецената также привел В.Е. Анфилатов. Бедняк из деревни Нероново Можайского уезда Алексей Котелин нашел однажды в подвале сгоревшего дома клад с золотыми монетами и украшениями, который, по-видимому, был кем-то спрятан и забыт во время наполеоновского нашествия в 1812 году. В благодарность за чудесную находку Котелин дал обет Богу украсить Ильинскую церковь на погосте. Он заказал большие иконы хорошего письма, резной иконостас, лампады, подсвечники. Иконы и утварь разбогатевшего крестьянина с вкладными надписями, вроде той, что была процитирована выше, сохранились в церкви Ильинской Слободы до сих пор. Им были пожертвованы, в частности, храмовые образы Спаса Нерукотворного, святителя Николая Чудотворца, преподобного Серафима Саровского…

О каком же выздоровлении царя Николая II в 1900 году шла речь в закладной записи на иконе «Всех скорбящих Радость» в можайской церкви? 24 октября (6 ноября по новому стилю – день празднования иконе «Всех скорбящих Радость») последний российский император тяжело заболел тифом в Крыму. Пять недель врачи боролись с болезнью, и состояние Николая II многим тогда казалось безнадежным.

Последнему русскому царю в его жизни, по крайней мере, трижды угрожала смерть до трагических событий 1918 года в Екатеринбурге. В 1888 году царский поезд, в котором ехал Александр III с семьей, включая сына Николая, потерпел крушение у станции Борки под Харьковом по пути из Крыма в Санкт-Петербург. Чудом никто из членов царской семьи не пострадал, хотя десять из пятнадцати вагонов перевернулись, погибло много людей из числа слуг, десятки получили увечья. Второй раз жизнь цесаревича Николая Александровича была на волоске во время его официального посещения Японии в 1891 году. В городе Оцу на будущего императора неожиданно напал неизвестный японец и нанес высокому гостю два удара саблей по голове. К счастью, раны оказались не глубокими: Николай Александрович успел увернуться, а злоумышленника быстро схватили полицейские.

Наконец, в 1900 году уже действующий император Николай II едва не погиб от брюшного тифа, находясь в Ливадийском дворце в Крыму. Старый придворный врач лейб-медик Г.И. Гирш не сразу смог правильно определить симптомы: сначала он диагностировал простое расстройство пищеварения. Состояние Николая, тем не менее, ухудшалось с каждым днем. По стране поползли слухи о тяжелой болезни царя. Из Петербурга был вызван профессор Л.В. Попов, который и поставил верный диагноз – брюшной тиф. Состояние царя было столь неопределенным, что правительственные круги заговорили о выборе наследника умирающего (сына Алексея еще не было на свете). Образовалось три группировки: одни выступали за кандидатуру брата Николая – Михаила Александровича, вторые требовали дождаться рождения возможного наследника (Александра Федоровна была в этот момент беременна), были даже те, кто в обход векового обычая престолонаследия по мужской линии предлагал отдать власть старшей дочери – Ольге Николаевне.

Однако вопреки мрачным ожиданиям, после пяти недель болезни, Николай II, наконец, пошел на поправку. 30 ноября царь записал в дневнике: «Сегодня чувствую себя бодрым и значительно окрепшим, в первый раз оделся и вышел на балкон подышать свежим воздухом… С какой радостью я вошел снова в свою комнатку!» Именно этому выздоровлению можайский крестьянин Котелин и посвятил икону «Всех скорбящих Радость», которую пожертвовал в церковь Ильинской Слободы. На свитках, окружающих Богородицу на иконе, написаны слова утешения всем скорбящим: «Глухим больным исцеление подаждь», «Хромым хождение подаждь, Богородице», «Все иже в гонении, во изгнании и в заточении, во узах и в темницах радуйтеся и веселитеся…»

Автор:
вверх