Никольская церковь в Ромашково

Истории святынь Подмосковья
   
Фото: [ Антон Саков \ Подмосковье Сегодня ]

Церковь Николая Чудотворца с приделом Донской иконы Божией Матери в селе Ромашково была построена по проекту архитектора П. Т. Завьялова в 1867 году. Поставленный на возвышенности каменный храм с колокольней стал с тех пор украшением живописных окрестностей реки Чаченки. В конце XVI века Ромашково было вотчиной Ксении Ивановны впоследствии инокини Марфы – матери первого царя из династии Романовых. С селом Ромашково были связаны судьбы первого предстоятеля Православной церкви в Чехии и Словакии митрополита Елевферия (Воронцова) и художника Казимира Малевича.

Первая деревянная Никольская церковь в Ромашково упоминается в переписных книгах начала XVII века. К 1727 году она пришла в ветхость, и по прошению местного священника Михаила Митрофанова Синодальный казенный приказ дозволил строить в Ромашково новую церковь. Этот деревянный храм не сохранился, но на его месте был установлен впоследствии кирпичный столп, который можно увидеть среди могил в восточной части кладбища.

Каменная церковь Николая Чудотворца была построена на средства М. Ф. Филиппова, крестьянина П. Павлова и других прихожан. Содействовал благому делу местный священник Павел Андреевич Добронравов (1823-1911). Хорошо сохранившийся надгробный памятник этому священнику находится у алтаря Никольского храма. На средства упоминавшегося М. Ф. Филиппова были выполнены высокий иконостас, каменная ограда церкви, отлит колокол-благовестник.

Красота расположения Никольской церкви отмечалась многими известными людьми, которые бывали в Ромашково и его окрестностях. Среди них князь Михаил Михайлович Голицын, адъютант великого князя Сергея Александровича М. П. Степанов, священник и публицист И. Соловьев, и даже дочь Сталина Светлана Аллилуева. В Ромашково у церкви она мечтала найти последний приют.

Вот что писала Светлана Иосифовна Аллилуева в 1963 году:

«Вечернее солнце золотит лес, траву. Этот лес – небольшой оазис между Одинцовым, Барвихой и Ромашково <…> Здесь моя родина. Здесь, не в городе, не в Кремле, которого не переношу <…> а здесь. И когда умру, пусть меня здесь и в землю положат, в Ромашково, на кладбище возле станции, на горке – там просторно, все вокруг видно, поля кругом, небо <…> И церковь на горке, старая, хорошая – правда, она не работает и обветшала».

Желание дочери Сталина быть похороненной у Никольской церкви в Ромашково не исполнилось – она умерла в эмиграции в американском доме престарелых. Зато прах знаменитого художника Казимира Малевича действительно был предан земле в этих краях – на опушке рощи у могучего дуба примерно в двух километрах от Никольской церкви. С этими подмосковными местами жизнь художника была связана на протяжении восемнадцати лет.

Надгробный памятник, установленный в 1988 году недалеко от Ромашково

В соседней Немчиновке жила вторая жена Малевича Софья Михайловна Рафалович. Она скончалась в 1925 году и была похоронена у Никольской церкви в Ромашково. Сам художник умер десять лет спустя. Урну с прахом Малевича по завещанию поместили в условленном месте у дуба. Во время Великой Отечественной войны место захоронения было утеряно, и дочь художника Уна Казимировна, устанавливая новый памятник над могилой матери, символически указала на нем также имя отца. Таким образом, Малевич оказался «погребенным» у Никольской церкви в Ромашково.

Всемирно известный художник и основоположник супрематизма интересовался богословскими вопросами и даже издал в 1922 году, в самом начале богоборческой эпохи, небольшой апологетический труд под названием «Бог не скинут. Искусство, церковь, фабрика». В нем Малевич определял Бога, как абсолютное совершенство, к которому человечество стремится двумя путями: через «церковь» и через «фабрику». Оба пути, по мысли художника, в конечной цели не противоречат друг другу. Свое сочинение Малевич заканчивал словами, выведенными в заголовок: «Бог не уничтожим ничем, раз не уничтожимо существо, не уничтожим Бог. Итак, Бог не скинут».

Село Ромашково, однако, известно не только связью с биографией Казимира Малевича. Здесь родился в 1892 году выдающийся русский архиерей XX столетия митрополит Ленинградский и Ладожский Елевферий (в миру Вениамин Александрович Воронцов). Будущий исповедник и владыка был сыном священника Никольской церкви села Ромашково протоиерея Александра Михайловича Воронцова.

В выборе дела жизни Вениамин Воронцов пошел по стопам отца. В 1912 году он окончил Московскую духовную семинарию, а незадолго до революции – Духовную академию. В 1916 году отец Вениамин был рукоположен в сан священника и стал служить в Москве в Покровской церкви Марфо-Мариинской женской общины, основательницей которой была великая княгиня Елизавета Федоровна.

После первого ареста в 1923 году отец Вениамин несколько лет служил в московских церквях, а позже был вынужден уехать в Ивановскую епархию. В 1929 году священник был арестован второй раз и за предполагаемую контрреволюционную деятельность выслан на север страны. В начале войны овдовевший к тому времени отец Вениамин жил в Иваново, где помимо священнических обязанностей, работал лаборантом в больнице.

В военные годы произошел разворот политики советского государства по отношению к Русской православной церкви. Было разрешено провести выборы патриарха, вновь открыть Московскую семинарию и академию, начался процесс восстановления сотен приходов в стране. В 1943 году отец Вениамин был вызван в Москву, так как церковное руководство готовило для него новое служение. Вениамин принял монашеский постриг с именем Елевферий, а затем был возведен в епископский сан. Владыка Елевферий был послан в Чехословакию, чтобы возглавить экзархат Русской православной церкви.

Православная церковь в Чехословакии была воссоздана после освобождения страны от немецкой оккупации. Советские власти видели в этом, в том числе и политическую составляющую, поддерживая православие в противовес влиянию католической церкви, ориентированной на западные государства. Тяжесть по созданию автокефальной церкви легла во многом на митрополита Елевферия (Воронцова).

В 1946 году в Чехословакии была создан экзархат из православных общин разных юрисдикций и бывших общин греко-католиков. Владыке приходилось проводить тонкую церковную политику, согласуя мнения разрозненной паствы, состоявшей из чехов, словаков, русинов и русских. В 1951 году на основе экзархата была создана поместная Православная церковь, которая существует и в настоящее время. В ней хранят память об одном из своих основателей – исповеднике и архипастыре Елевферии (Воронцове).

На родине митрополита Елевферия в эти же годы наступил период церковного запустения. Еще в 1940 году Никольская церковь в Ромашково была закрыта, а церковная утварь, иконостас – уничтожены. В 1941-1954 годах в церкви были склад и мельница, а затем вплоть до нового возрождения в 1990 году, в здании храма хранили пленки студии «Диафильм» и Центральной студии документальных фильмов.

Картина заброшенного в послевоенные годы храма контрастировала с описанием набожности местных крестьян, которой восхищался публицист и священник И. Соловьев до революции. В номере журнала «Русское обозрение» 1898 года он описал свое паломничество из Москвы во Владимирскую женскую общину при сельце Филимонки Подольского уезда. На обратном пешем пути священник остановился в селе Ромашково и был поражен не только гостеприимностью местных крестьян, которые охотно дали путнику ночлег и ужин, но и их глубокой религиозностью.

Соловьев стал свидетелем, как глава простого деревенского семейства накануне раннего утреннего покоса долго молился в углу избы, перечисляя имена святых и усердно кладя земные поклоны. Ревность селянина заставила священника восклицать:

«Как жива и крепка, значит, в нашем народе вера православная! Как хороши наши деревни в духовном отношении!»
Автор:
вверх