личный кабинет
Мобильные приложения
Выберите город
Выберите город
  • Апрелевка
  • Балашиха
  • Бронницы
  • Верея
  • Видное
  • Волоколамск
  • Воскресенск
  • Высоковск
  • Голицыно
  • Дедовск
  • Дзержинский
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дрезна
  • Дубна
  • Егорьевск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Ивантеевка
  • Истра
  • Кашира
  • Клин
  • Коломна
  • Королёв
  • Котельники
  • Красноармейск
  • Красногорск
  • Краснозаводск
  • Краснознаменск
  • Кубинка
  • Куровское
  • Ликино-Дулёво
  • Лобня
  • Лосино-Петровский
  • Луховицы
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Можайск
  • Мытищи
  • Наро-Фоминск
  • Ногинск
  • Одинцово
  • Озёры
  • Орехово-Зуево
  • Павловский Посад
  • Пересвет
  • Подольск
  • Протвино
  • Пушкино
  • Пущино
  • Раменское
  • Реутов
  • Рошаль
  • Руза
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Солнечногорск
  • Старая Купавна
  • Ступино
  • Талдом
  • Фрязино
  • Химки
  • Хотьково
  • Черноголовка
  • Чехов
  • Шатура
  • Щёлково
  • Электрогорск
  • Электросталь
  • Электроугли
  • Яхрома
17 июня 2019 00:32:14
Истории святынь Подмосковья

«Подмосковная Кассия» в селе Новый Милет

12:27, 15 апреля 2019

Никольскую церковь в селе Новый Милет городского округа Балашиха нельзя назвать древней: она была построена только в начале XX века. Однако село, где стоит храм, имеет богатую историю: в разное время оно принадлежало царевне Софье, императрице Елизавете Петровне, представителям графской фамилии Воронцовых, Дмитрию Васильевичу Голицыну. При Воронцовых в имении был даже выстроен роскошный дворец по проекту Растрелли, который, однако, сгорел в 1818 году. За алтарем уцелевшего в советские годы Никольского храма похоронена княгиня Людмила Михайловна Ухтомская, которая пожертвовала землю для постройки церкви. Здесь же погребена ее дочь Лидия Александровна Кологривова – поэтесса, которую священномученик протоиерей Иоанн Восторгов называл русской Кассией.

Преподобная Кассия, с которой сравнивали последнюю владелицу имения Милет, родилась в начале IX веке в знатной константинопольской семье. Она была прекрасно образована: знала Священное Писание, книги святых отцов, античных авторов. По преданию, святая Кассия вошла в число претенденток, из которых выбирал себе невесту молодой император Феофил. Он собрал во дворце двенадцать лучших девушек из знатных семей Константинополя и, по совету матери, условился дать избраннице золотое яблоко. Феофил, любивший стихосложение и даже сам писавший церковные стихиры, отметил среди претенденток Кассию, но решил испытать ее ум. Он произнес строчку из церковного гимна: «Зло проистекло от женщины…». Кассия тут же ответила императору продолжением стиха: «Но от женщины произошло для нас и высшее благо». Оценив ее ум, но недовольный дерзким ответом, Феофил все же избрал в невесты другую претендентку, а блаженная Кассия приняла монашеский постриг и стала ученицей преподобного инока Феодора Студита.

Преподобная Кассия была не только монахиней, но и поэтом, композитором, составителем церковных песнопений, и, более того – единственной женщиной, чьи сочинения вошли в византийское богослужение. В частности, преподобная Кассия написала церковные песнопения для служб Великой Среды и Великой Субботы, которые до сего дня поются в Православной церкви.

На Страстной неделе двадцатого марта 1915 года скончалась и последняя владелица подмосковного села Милет Богородского уезда Лидия Александровна Кологривова – русская поэтесса, которая вопреки моде того времени на декадентское творчество, писала о вере, Родине, русской истории.

Лидия Александровна скончалась от болезни в селе Милет. Как писали в газетном некрологе: «Тяжелый телесный недуг сильно подтачивал здоровье поэтессы, заставлял ее покидать и дорогую Москву, и любимое имение Милет в Богородском уезде, чтобы искать исцеление на чужбине». Получив небольшое облегчение в Италии, Кологривова вернулась умирать в Милет. Отпевание в Никольской церкви совершил на Светлой седмице будущий священномученик Иоанн Восторгов. В памятном слове, опубликованном в 68-м номере «Московских Ведомостей» за 1915 год, священник сказал: «Среди песен пасхальных… мы сегодня провожаем… одну из последовательниц и подражательниц блаженной Кассии…Сколько возвышенных религиозных стихотворений принадлежало ей! Они были бы достойны, при иных условиях и обстоятельствах, общецерковного употребления».

Священномученик Иоанн Восторгов видел в Лидии Александровне не просто талантливого человека или одну из женщин-поэтов того времени, он сравнивал ее творчество с особым видом христианского подвига и даже исповедничества. Отец Иоанн говорил: «У поэта и писателя есть свой мученический путь: замалчивание со стороны противников, завистников и ненавистников. И этот путь изведала покойная». На первый взгляд, Кологривова публиковала стихи, которые соответствовали государственной идеологии: например, ее вдохновляли официальные торжества в честь святителя Гермогена, трехсотлетия Дома Романовых в 1913 году, ранее она издавала патриотические стихи о Русско-Японской войне. О каких же гонениях и замалчивании говорил Иоанн Восторгов? Дело в том, что вся литературная «прогрессивная» общественность и либеральные журналы избегали упоминать Кологривову из-за ее монархических взглядов. Она писала стихи в такое время, когда все патриотическое или религиозное – тем более православное, а не болезненно-мистическое – подвергалось насмешкам и преследованию.

Конечно, это было не физическое преследование власти, а пока только осуждение общественности, зараженной революционными идеями. Лидия Александровна умерла в возрасте чуть больше сорока лет в 1915 году, всего два года не дожив до революции и краха монархии. Если бы не болезнь, она бы, как священномученик протоиерей Иоанн Восторгов, испытала на себе и реальные преследования новой власти. В некотором смысле ее и гнали, только после смерти: произведения в советское время были преданы забвению, погост вместе с могилами Лидии Александровны и ее матери у Никольской церкви был уничтожен.

Вместе с восстановлением церковной жизни в селе Новый Милет в 1990-х годах, стало вновь звучать имя помещицы-поэтессы. В этом просветительском деле большую роль сыграл ныне покойный подмосковный краевед Евгений Ильич Тихомиров, который писал статьи и книги об истории села Новый Милет и его последних владельцах: Лидии Александровне и Сергее Николаевиче Кологривовых. Им была обнаружена сохранившаяся могила Сергея Александровича Ухтомского – второго супруга матери поэтессы, пожертвовавшей землю для строительства храма в Новом Милете. Эту могилу и сейчас можно увидеть у стены Преображенской церкви в Саввино в трех километрах от Милета.

Несколько лет назад по воспоминаниям старожилов было определено примерное место могилы поэтессы на территории Никольского храма в селе Новый Милет и установлен памятный камень, на котором в качестве эпитафии использованы строки самой Лидии Кологривовой:

Но жизнь кратка и смертный час

Нас встретит на пути безвестном,

Господь! Воспомяни и нас

В блаженном Царствии Небесном!

Антон Саков

вверх