личный кабинет
Мобильные приложения
25 сентября 2018 14:05:05
Муниципалитеты

Пережившая «Норд-Ост» жительница Сергиева Посада рассказала о визите губернатора в ее кафе

14:28, 12 марта 2018

Любовь Корнилова – личность в Сергиевом Посаде известная. Ее биография потрясает воображение: построила бизнес с нуля, многодетная мать, пережившая теракт на Дубровке, а еще популярный ресторатор, чье кафе не обходят стороной высокопоставленные гости. Недавно в Сергиевом Посаде губернатор Андрей Воробьев встретился с местной молодежью. Школьники и студенты поделились с ним своим видением будущего города и планами на жизнь. Встреча проходила в «Вареничной», одном из кафе сети Корниловой. В беседе с корреспондентом «Подмосковье сегодня» предпринимательница вспомнила события, которые полностью изменили ее жизнь.

УЖАС НА ДУБРОВКЕ

Утром 23 октября 2002 года жительница Сергиева Посада Любовь Корнилова предавалась приятным хлопотам. За несколько дней до этого она заказала для себя и сотрудников своей кофейни 12 билетов в театральный центр «На Дубровке» на мюзикл «Норд-Ост». Любовь предвкушала культурное развлечение, одеваясь и собирая дочерей, – маленьких Аню и Варвару.

– Когда в начале второго акта на сцену вышли люди с автоматами, я сразу поняла, что происходит что-то страшное, – вспоминает Корнилова. – Все мои мысли занимали дети. Я понимала, что паниковать ни в коем случае нельзя, потому что паника моментально передастся девочкам.

Сначала мужчин отсадили от женщин. Потом бандиты сообщили, что отпустят мусульман. Потом передумали и сказали, что отпустят иностранцев. Снова передумали. Заложники со страхом взирали на это действо.

ТРЕТЬЯ ДЕВОЧКА

Ночью, когда Аня и Варвара уснули, Корнилова разговорилась с одним из террористов-бригадиров. Тот запомнил ее и, когда бандиты решили отпустить одного ребенка со второго этажа, сразу направился к Любови и велел отдать ему пятилетнюю Варю.

– А я испугалась, что дочка потеряется на улице, мне и в голову не пришло, что снаружи уже оцепление, милиция, – качает головой Корнилова. – Заявила, что пусть забирает двух дочек. Он согласился. И тут мне сверху просто кинули незнакомую девочку. Я среагировала моментально, сказала, что это тоже моя.

Террорист знал, что третья малышка не имеет к Корниловой отношения. Но промолчал, когда женщине внизу задали прямой вопрос. Любовь внутри всю трясло – за вранье бандиты могли расстрелять на месте. Чужая девочка плакала, и, чтобы ее успокоить, Корнилова постоянно засовывала ей в рот конфеты, принесенные кем-то из боевиков. Вскоре девочек увели.

– Мимо прошел террорист, которого я знала в лицо, – рассказывает Корнилова. – Я спросила, куда дели детей, и впала в истерику. Он вывел меня в фойе, где я увидела малышек, которых обнимал Иосиф Кобзон. Успокоившись, повернула обратно и вдруг получила удар прикладом, от которого вылетела прямо под ноги Иосифу Давыдовичу.

«Вышла – иди», – сказал террорист и отвернулся. Уже потом Любовь поняла, что он хотел дать ей уйти. К тому же Кобзон просил, чтобы с детьми отпустили их мать. Они вышли из театрального центра на улицу.

ФОТОФОБИЯ И КОБЗОН

– И я увидела гигантский хоровод спецназовцев, закрытый белыми прозрачными щитами, – вздрагивает Корнилова. – И почувствовала нацеленные на меня объективы теле- и фотокамер и клацанье фотоаппаратов. С тех пор я не могу фотографироваться.

Корнилову несколько часов допрашивали в штабе спецоперации. Сначала нужно было понять, не связная ли она террористов. Потом выясняли рекогносцировку. Так как Любовь сидела недалеко от бомбы, сотрудники ФСБ попросили описать устройство.

Детей забрали домой примчавшиеся в Москву родители Корниловой и муж. А она осталась. Пошла в здание, где собрались родственники заложников.

– Внутри горе ощущалось физически, его можно было резать ножом, – вздрагивает Любовь. – Психологи разносили на подносах валокордин и корвалол, словно официанты. Это была атмосфера, которая рвала тебя в клочья.

Там Корнилова провела еще сутки, до штурма. Потом бегала по всем больницам Москвы, куда доставляли пострадавших от отравляющего газа. Среди девяти ее друзей выжили все, кроме одного – Паши Синельникова, жениха одной из сотрудниц, который только что получил диплом стоматолога. И за пару дней до трагедии вырвал Корниловой зуб…

С Иосифом Кобзоном, спасшим дочерей Корниловой и ее саму, она дружит по сей день. Певец был крестным отцом ее младших детей, которые родились после теракта, забирал их из роддома. Страшные события октября 2002 года прочно сплотили предпринимательницу и артиста.

ЧАЕПИТИЕ АЛИСЫ И ПОСИКУНЧИКИ

Любовь Корнилова – коренная жительница Сергиева Посада. Она родилась в творческой семье: мама – искусствовед, папа – художник. Девочка окончила художественную школу и должна была пойти по стопам отца, но в старших классах школы взбунтовалась – мол, недостаточно таланта и терпения. Стала искусствоведом, как мама. 12 лет отработала в сергиевопосадском Музее игрушки.

А потом стало не хватать музейной зарплаты и захотелось больше зарабатывать. Открыла магазин косметики, потом детский магазин. Потом ринулась в общепит – говорит, что мечтой детства было повторить чаепитие Алисы в Зазеркалье. Открыла маленькую кофейню.

С тех пор Корнилова «родила» и «похоронила» 11 заведений. Объясняет, что интересно учиться чему-то новому. Если пицца – то по аутентичным итальянским рецептам, если грузинский ресторан – то с интерьерами тбилисского домика. Сейчас у нее пять «едален». Но есть одна, от которой, по собственному признанию Корниловой, она не избавится. «Вареничная № 9» на улице Карла Маркса. Интерьер – собранные Любовью с любовью предметы обихода из Советского Союза. Один зал олицетворяет буфет, второй – библиотеку с полками, ломящимися от советских книг.

Помимо обычных вареников с множеством разных начинок, гордость Корниловой – сибирские посикунчики.

– Несмотря на неблагозвучное название, в Сибири до революции были сети «Посикунчиковых», – рассказывает ресторатор. – Это чебуречки с оригинальными начинками, причем тесто изготавливают по диетическому рецепту, и оно не впитывает масло.

НОВАЯ ДОРОГА

Летом прошлого года началась реконструкция улицы Карла Маркса, где располагается «Вареничная». В один из дней на объект приехал зампред областного правительства – министр инвестиций и инноваций региона Денис Буцаев. Осмотрев, как продвигаются работы, он вдруг открыл дверь заведения Корниловой.

– Мы говорили о жизни, о работе, – улыбается Любовь. – Он спрашивал, много ли туристов к нам заходит, интересовался, как выживаем в кризис. И, уходя, спросил, можно ли пригласить ко мне губернатора.

И в сентябре, во время рабочего визита в Сергиев Посад, Андрей Воробьев посетил «Вареничную». Корнилова говорит, что он с интересом осматривал интерьеры заведения, спрашивал, где она достала тот или иной предмет, например старинные советские лыжи. А когда уходил, то Любовь пригласила его посетить кафе еще раз, чтобы попробовать ее вареников. Губернатор пообещал вернуться.

И вернулся! Недавно Андрей Воробьев вновь проинспектировал ремонт улицы, который близится к завершению, а после устроил встречу с местной молодежью в «Вареничной».

– Он и меня пригласил на общую беседу, – смущается Корнилова. – Я слушала, как он искренне спрашивал ребят, чем они живут, каким видят развитие города, о чем мечтают. И поняла, что он хотел услышать молодость, тот возраст, когда можно быть категоричным и правдивым в своей категоричности.

И, конечно, губернатор сдержал обещание – попробовал знаменитых вареников.

Любовь Корнилова развивает свой «едальный» бизнес дальше – готовит к открытию кафе-музей «Кухмистерская», где посетители попадут в ХIX век. Она продолжает чаепитие Алисы и пересаживает своих гостей.

Анна Пенкина

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх