личный кабинет
Мобильные приложения
17 декабря 2018 01:00:13
Неизведанное Подмосковье

Церковь в Наро-Фоминске, в которой ночевал Наполеон

12:30, 10 октября 2018

Подмосковный город Наро-Фоминск имеет долгую и богатую событиями историю, восходящую к XIV веку, когда современного названия еще не было и в духовной грамоте Ивана Калиты упоминались села Нара и Фоминское. Места эти помнят кровопролитные бои Великой Отечественной войны, ведь именно здесь было остановлено наступление немецких войск. Помнят и события войны Отечественной, когда в октябре 1812 года Наполеон начал отступление из Москвы и однажды остановился на ночь в Фоминском.

Храм Николая Чудотворца в селе Фоминское был заложен в далеком 1654 году и представлял собой красивую деревянную церковь. Село в то время было совсем небольшим и ровно в этом же году Алексей Михайлович - отец Петра Великого - приписал Фоминское к Саввино-Сторожескому монастырю, что в Звенигороде.

В 1812 году огромная французская армия отступает из Москвы и проходит через село Фоминское. Где-то здесь французов застиг ранний осенний вечер и солдаты расположилась на ночь. Сам Наполеон выбрал для ночлега старый обветшалый храм. Говорят, что именно здесь он написал своей жене Марии-Луизе Австрийской, что его дела в России совсем плохи. Русская армия не дала французам прорваться к не разоренным городам и уездам, и Наполеон был вынужден уходить той же опустошенной дорогой, по которой еще недавно велось наступление на Москву.

Но дела у французского императора были плохи не только на чужбине. В этот же вечер он получил депешу из Парижа, которая расстроила его настолько, что много лет спустя знаменитый русский художник В.В. Верещагин даже написал картину об этом событии и назвал ее «На этапе - дурные вести из Франции». На этом полотне удрученный тяжелыми думами Наполеон сидит под сводами старой церкви в Фоминском.

А в депеше было написано о событиях, которые разыгрались во французской столице, пока император был в России. Генерал Малле, раньше уже пытавшийся ниспровергнуть власть Наполеона, за что был осужден и заключен в тюрьму, решил предпринять новую попытку.

7 октября, в ту минуту, когда Наполеон покидал Кремль, Малле сбежал из тюрьмы, явился к начальнику 10-й когорты национальной гвардии - полковнику Сулье - и объявил ему о смерти Наполеона, об учреждении нового правительства и приказал передать себе командование над когортой. В тот момент было два часа ночи, больной  Сулье лежал в постели и весть о смерти Наполеона поразила его до слез. Он передал командование генералу. Несколько минут спустя Малле при свете факела читал солдатам свои ложные бумаги и прокламации, а тысяча двести  человек поверили ему и послушно за ним последовали.

Малле идет прямо к городской тюрьме, освобождает двух генералов Лагори и Гидаля, а те в свою очередь первым делом арестовывают начальников полиции - Савари и Пакье. Оба отправляются в тюрьму - туда, где за полчаса до этого сидели Лагори и Гидаль.

Генерал-губернатор тоже верит словам Малле, плачет о смерти Наполеона и готовит залу для торжественного заседания.

Не так повезло Малле у парижского коменданта Гюлена. Комендант требовал актов и доказательств. Малле выстрелил в него из пистолета, но не убил. Вскоре после этого один полицейский инспектор узнал заключенного Малле и приказал схватить его. Дерзкий обманщик хотел защищаться, вынул другой пистолет из кармана, но солдаты, следовавшие за ним, тотчас поняли обман и бросились обезоруживать своего начальника. Через несколько часов все заговорщики были задержаны и посажены в тюрьму.

Так кончилась эта попытка переворота, в которой были потревожены только высшие власти. Жители спокойно спали всю ночь и только на другой день узнали о ночных событиях. Попытка не произвела никакого впечатления, но четырнадцать человек заплатили за нее жизнью.

Получив депешу об этом происшествии, Наполеон удивился не смелости заговорщиков, а легкости и доверчивости высших своих сановников, которые вовсе не противились генералу Малле и даже не противоречили ему. «Так вот, — говорил он, - от чего зависит власть моя? Она очень шатка, когда один человек, заключенный в тюрьму, может ее потрясти! После двенадцатилетнего царствования, после рождения моего сына, после стольких присяг смерть моя может еще подать повод к переворотам... А Наполеон II? Неужели о нем никто не думал?»

Обернувшись к храбрейшему из своих генералов, Наполеон сказал: «Рапп! Несчастье не приходит одно. Парижское происшествие есть дополнение здешних событий. Я не могу быть везде в одно и то же время: но я должен видеть столицу; там присутствие мое необходимо для поддержания общего мнения. Мне нужны люди и деньги; успехи и победа все поправят!». Но победы так и не последовало.

Москва стала для Наполеона камнем преткновения. Он вошел в нее на пике своего могущества, а отступал глубоко ослабленным во всех смыслах. Русские оставили французам горящий город, и огромная наполеоновская армия начала голодать и  редеть. Наполеон оказался в тупике и сам это прекрасно понимал. В своей бессильной злобе он пишет письмо в Париж, в котором просит денег и подкрепления, а также говорит, что 22 октября в 3 часа утра собирается взорвать Кремль. Эта операция была поручена маршалу Мортье, но он так и не успел ее осуществить. Отступление из Москвы превращалось в паническое бегство и всем было уже не до Кремля. Все что оставалось французам - жечь и ломать все на своем пути. Кампания уже была проиграна. Переночевав в селе Фоминском, Наполеон утром поджег церковь, и деревянный храм сгорел дотла.

Через два десятилетия после войны село Фоминское приобрел помещик Д.П. Скуратов, который вскоре построил и запустил здесь бумагопрядильную фабрику. Дальнейшая история села, а затем и города, неразрывно связана с этой фабрикой, которая с каждым годом росла и развивалась. К 1845 году в этих местах уже имелись две бумагопрядильные фабрики, принадлежащие Скуратову, князю Щербатову и князю Васильчикову.

Помещик Скуратов - основатель фабрики - вошел в историю и по другой причине. Именно он решил восстановить старый храм, сожженный Наполеоном. Теперь строительство велось из камня и к середине XIX века новый храм Николая Чудотворца был готов. Говорят, что его строительство также было приурочено к 40-летию Отечественной войны. Впоследствии он претерпел несколько переделок и реставраций, но и сейчас его можно увидеть в центре Наро-Фоминска - это главный храм города.

Что до названия, то сёла Нара и Фоминское объединились отчасти тоже благодаря фабрикам. В 1864 году обе фабрики покупают московские купцы отец и сын Якунчиковы, которые практически объединили их в одну и создали «Товарищество Воскресенской мануфактуры». С тех пор Фоминское и Нара стали называться одним общим именем: село Наро-Фоминское.

Филипп Терец

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.

вверх