Заброшенная усадьба булочника Филиппова

Неизведанное Подмосковье
   
Фото: [ news.myseldon.com/ru ]

В нескольких километрах к юго-западу от Подольска есть одно очень интересное место, где смешались времена и эпохи. Прогуливаясь по поселку учебно-спортивного Центра олимпийской подготовки, внезапно замечаешь крепостные валы древнего городища, исчезнувшего в XVII веке, а за ними - невероятной красоты заброшенный особняк рубежа XIX-XX столетий, принадлежавший некогда самому известному московскому булочнику.

Поселок Спортбазы основали в 1953 году как тренировочный центр, где спортсмены олимпийских сборных готовились к олимпиадам. Разнообразная инфраструктура посреди леса представляла собой целый спортивный город, где можно было заниматься практически любыми видами спорта круглый год.  Приезжали сюда на сборы и воспитанники школ олимпийского резерва, тренировались и вживую наблюдали своих кумиров - действующих спортсменов, защищавших честь страны на международных соревнованиях.

Однако на эту живописную местность на берегах реки Мочи в 1953 году внимание обратили не впервые. Много веков назад здесь стоял средневековый город Московского княжества - Перемышль Московский. От самого города-крепости, основанного ориентировочно в 1152 году Юрием Долгоруким, до наших дней сохранился крепостной вал и остатки рва. Крепость имела стратегическое значение, а также была очень удачно расположена с точки зрения фортификации: ее защищали два оврага, берег реки и глубокий искусственный ров, шириной порядка двадцати семи метров. За пределами укреплений было девять торгово-ремесленных посадов, жители которых в случае нападения могли укрыться в крепости.

Перемышль Московский просуществовал несколько веков, но с расширением Московского княжества, появлением укреплений в Серпухове и основанием Высоцкого монастыря, тоже представлявшим собой крепость, постепенно стал терять свою стратегическую важность и остался лишь местом сбора дорожных пошлин. Со временем жителей в посадах почти не осталось, а писцовые книги XVII века упоминают обширные пашни на месте бывших поселений. Так исчез Перемышль Московский, но историки о нем помнят.

Источник фото: www.drive2.ru \ makarrtych

Следующая страница истории этих мест открылась, когда на месте древнего города, прямо внутри крепостных валов, появилась купеческая усадьба. Красивый, несколько эклектичный двухэтажный особняк был возведен на рубеже XIX-XX веков в самом живописном месте Перемышля - на высоком обрыве, откуда открывается замечательный вид на лес и реку. Проезд к дому был сделан там же, где раньше в крепостном валу располагались городские ворота. Ров к тому времени превратился в красивые парковые пруды, а к дому вела аккуратная туевая аллея.

Сам дом заслуживает отдельного внимания. Историки и исследователи архитектуры называют его одним из самых необычных во всём Подмосковье, удивительным примером полета фантазии архитектора. Каждый фасад дома уникален и не похож на предыдущий. Структура здания сложна и динамична: две башни, множество балконов, открытых террас, лоджий и ниш. Активно используется такой прием отделки фасадов, как рустовка, барельефы, а также ажурные чугунные ограждения интересных форм. Вовсе не обязательно быть знатоком архитектуры, чтобы восхититься красотой этого дома, ведь она понятна каждому, как и всякое настоящее искусство.

Архитектором дома выступил Николай Александрович Эйхенвальд, известный своими работами в стиле модерн, а заказчиком - Дмитрий Иванович Филиппов - преуспевающий московский купец.

Источник фото: www.drive2.ru \ makarrtych

Род Филипповых, в конце XIX столетия хорошо известный в Москве и Санкт-Петербурге, берет начало от крепостного крестьянина села Кобелево Калужской губернии - Максима Филиппова. Сумев накопить денег и купить вольную у своего барина, в 1803 году он прибыл в Москву, где устроился работать пекарем. Спустя несколько лет, снова накопив денег, он открыл небольшую пекарню на углу Бульварного кольца и улицы Мясницкой. Вместе со своей семьей он продавал калачи и пироги с разной начинкой, поставляя их в торговые ряды по всему городу. Пекарь он был от Бога, так что Филипповский хлеб вскоре обрел известность среди москвичей, а дела у самого Филиппова пошли в гору.

Дело отца продолжил сын - Иван Максимович Филиппов (1824-1878), и весьма успешно. По архивным данным в 1868 году он вместе с женой Татьяной Ивановной и детьми причисляется к Московской 2-й гильдии купечества. Занятие: калачные и бараночные заведения. К этому времени пекарен во владении семьи было уже три: калачная, булочная и бараночная. В доме Манухина на Тверской, в доме Спаса на Сретенке и в собственном доме на Пятницкой.

Говорят, что в филипповских булочных караваи проверяли на свежесть следующим образом: приказчик клал его на идеально чистый прилавок, придавливал со всей силы ладонью, а затем отпускал руку. Через 5-6 секунд свежая выпечка, медленно вдыхая воздух, приобретала прежнюю форму. Порченая буханка или каравай, сайка или крендель не могли попасть на основной прилавок - по заведенному правилу скособоченный крендель продавали вдвое дешевле.

И. М. Филиппов обладал крепкой деловой хваткой, а также свежими идеями. Например, он первым в России догадался открыть магазин при пекарне, а не только развозить свежий хлеб по городу, как раньше всегда делали булочники. Теперь покупатели сами приходили на аромат, разносившийся по всей улице, и брали еще теплый хлеб и прочую выпечку. В пекарне на Сретенке также впервые появились получившие известность во всем городе пирожки с требухой, кашей, капустой, визигой и т.д. Ассортимент хлеба был разнообразный: из ржаной муки выпекали пеклеванный (из мелко смолотой и просеянной ржаной муки), бородинский, стародубский, рижский; из пшеничной муки сорта были неисчислимы: французские булочки простые, с поджаристым загибом, обсыпанные мукой, маленькие копеечные французские хлебцы, именовавшиеся «жуликами», витушки из перевитых жгутов крутого теста, саечки, обсыпанные маком или крупной солью, сайки простые, выпекавшиеся на соломе с золотыми соломинками, приставшими к исподу, калачи крупные и мелкие. Самым популярным в народе сортом пшеничного хлеба был ситник (или ситный) по 5 или 7 коп. за фунт. Семикопеечный был с изюмом.

В. А. Гиляровский в своем очерке «Булочники и парикмахеры» (из книги «Москва и москвичи») писал:

«Булочная Филиппова всегда была полна покупателей. В дальнем углу вокруг горячих железных ящиков стояла постоянная толпа, жующая знаменитые филипповские жареные пирожки с мясом, яйцами, рисом, грибами, творогом, изюмом и вареньем. Публика - от учащейся молодежи до старых чиновников во фризовых шинелях и от расфранченных дам до бедно одетых рабочих женщин. На хорошем масле, со свежим фаршем пятачковый пирог был так велик, что парой можно было сытно позавтракать. Их завел еще Иван Филиппов, основатель булочной, прославившийся далеко за пределами московскими, калачами и сайками, а главное, черным хлебом прекрасного качества».

В том же очерке он приводит и знаменитую московскую легенду о происхождении булочки с изюмом, роль изюма в которой изначально играл таракан, случайно попавший в тесто, а затем на стол к генерал-губернатору Закревскому. Генерал обнаружил таракана и послал за булочником, но тот выкрутился из щекотливого положения и убедил губернатора, что это всего лишь «изюминка». После этого Филиппов вернулся в пекарню и срочно добавил в булочки изюм. Получилось очень вкусно, а новый вид продукции принес его пекарням всеобщую славу. Эту байку передавали из поколения в поколение, но выдающийся историк русского хлеба - Святослав Всеволодович Коновцев - ее опроверг.

С 1855 года И.М. Филиппов стал Поставщиком Двора Его Императорского Величества, тем самым окончательно закрепив свой неофициальный статус главного булочника двух столиц.

Источник фото: hmong.ru

После смерти И.М. Филиппова была создана фирма «Филиппов Иван и наследники». Дело продолжила его вдова - Татьяна Ивановна, а затем сын - Дмитрий Иванович Филиппов. Получив по наследству преуспевающий бизнес, как сказали бы наши современники, Д.И. Филиппов тоже не ударил в грязь лицом и еще более расширил «хлебную империю» своего отца.

С. А. Рогатко в книге «Выдающиеся продовольственные предприниматели России» пишет: «В конце столетия он развернул строительство на Тверской в собственном доме и надстроил над отцовским двухэтажным зданием еще два этажа. Уже потом, в советское время, появился последний, пятый этаж. Новое громоздкое здание (архитектор Н. А. Эйхенвальд) позволило значительно расширить пекарню и открыть в угловой части дома знаменитую на всю Москву «филипповскую» кофейню».

В той же книге интересна и другая запись:

«К 1905 году фирма Филиппова состояла из 16 булочных и хлебопекарен: три на Тверской, две на Сретенке, в Гавриковом переулке, на Долгоруковской и Мясницкой улицах, в Ст.-Зыковском проезде, на Пятницкой, Арбате, Валовой, Б. Бутырской, Александровской, Яузской улицах, на Покровке». Общее число работающих на предприятиях хлебо-булочного магната в 1913 г. составляло почти 3000 человек».

Но давайте вернемся к старинному дому удивительной архитектуры. Д.И. Филиппов впервые среди своих предшественников задумался о «даче», и вскоре нашел подходящее место неподалеку от Подольска. Дачу он решил строить с размахом, разбил вокруг регулярный парк и вскоре в Подмосковье появилось имение небывалой красоты, способное дать фору многим дворянским гнездам.

Строительство было завершено в 1905 году, а в 1908 Д.И. Филиппов умер, успев пожить на лоне природы, о чем давно мечтал. Дело продолжили его сыновья, но революция была уже близко… Преуспевающих купцов, разумеется, раскулачили, а загородный дом вместе с парком передали в ведение Центрального Аэрофотографического парка. Дальше последовала грызня за эту землю между несколькими новоиспеченными ведомствами, пока в 1953 году поблизости не появилась база Олимпийской подготовки. Старинный особняк стал медицинским восстановительным центром для спортсменов.

Источник фото: www.drive2.ru / ROLLCOAL  

К сожалению, пару десятилетий назад база прекратила свое существование, как и медицинский центр. С тех пор дом стоит полностью заброшенный и стремительно ветшает, рискуя вскоре совсем исчезнуть. Недавно его огородили забором и появилась охрана, запретившая подход к зданию, но никаких восстановительных работ все еще не ведется. Дальнейшие перспективы по реставрации памятника теряются в утреннем тумане, поднимающимся от реки даже в сильный мороз.

Координаты главного усадебного дома: 55°21'45"N   37°24'25"E

Автор:
вверх