Изящество простоты: Введенский храм в Рыжево

19:27, 28 сентября 2020

Уникальная церковь разборной системы, созданная по проекту архитектора Н.А. Шохина, прославилась благодаря московской Политехнической выставке 1872 года. У храма необычная судьба: сначала церковь находилась в Александровском саду в Москве, затем оказалась в усадьбе Люблино, а в эпоху НЭПа была перевезена в деревню Рыжево нынешнего городского округа Егорьевск. Деревянный Введенский храм историк искусств Владимир Васильевич Стасов называл «лучшим образцом простой, изящной и недорогой сельской церкви». Храм в Рыжево не закрывался ни во время войны, ни в годы гонений на веру, а сегодня службы в нем не проводятся – памятник находится в аварийном состоянии.

Первое документальное упоминание о деревне Рыжево Егорьевского уезда относится к XVII веку. До середины XIX столетия в деревне не было церкви, поэтому его жители причислялись к приходу Успенского собора Егорьевска. Деревянная церковь Введения Пресвятой Богородицы в Рыжево была построена на средства московского почетного гражданина Семена Иерофеевича Майкова в 1866 году. Еще через три года у храма появилась колокольня, но до нашего времени эти постройки не дошли – их уничтожил пожар 1921 года.

Местные жители, которые составляли приход Введенской церкви в Рыжево, в конце XIX века промышляли выделыванием берд (примитивного ткацкого оборудования) и мотанием бумаги. Деревня располагалась на большой Владимирской дороге в окружении густых лесов. Нечаевская волость, в которую входило Рыжево, граничила с Гуслицким краем, населенным раскольниками, и, если верить суеверным страхам жителей соседних поселений, разбойниками, колдунами и фальшивомонетчиками. В Рыжево действительно насчитывалось около 100 старообрядцев-поповцев, а некоторые жители Нечаевской волости промышляли вместе с гусляками воровством лошадей.

После пожара 1921 года приходская община добилась разрешения восстановить здание, однако спустя два года новый храм также сгорел. Тогда верующие деревни Рыжево стали просить власти отдать для служб одну из закрытых деревянных московских церквей. Прошение было удовлетворено, и в 1927 году в Рыжево был освящен новый храм в честь Введения Пресвятой Богородицы. Это редкий случай строительства православной церкви на территории нынешнего Подмосковья в советский период.

До революции изящный деревянный храм стоял в усадьбе купца Конона Никоновича Голофтеева в Люблино (сейчас это район Москвы) и назывался Петропавловским. Но изначально церковь находилась у стен Московского Кремля в Александровском саду. Это храмовое здание построили в качестве экспоната знаменитой Политехнической выставки, проходившей в Москве с 30 мая по 1 сентября 1872 года.

Каким же образом деревянная церковь оказалась экспонатом специализированного фестиваля техники? Выставка 1872 года задумывалась как демонстрация достижений отечественной техники, планировалось полностью воссоздать в уличных павильонах процессы современного промышленного производства. Скоро, однако, стало понятно, что грандиозный проект будет слишком дорогостоящим. В итоге Политехническая, или, как ее в шутку называли, «полутехническая» выставка 1872 года стала скорее показом достижений народного хозяйства. Публицист и горный инженер Константин Аполлонович Скальковский в своих воспоминаниях так описал это мероприятие: «Появилась выставка вовсе не политехническая, а выставка ботаники, садоводства, промысловых животных, минералогическая, техническая, мануфактурная, кустарной промышленности, охоты, педагогическая, ветеринарная, медицинская, лесная… выставка всевозможных курьезов, редкостей и чудес, выставка без связи и системы, хотя и интересная».

Политехническая выставка стала масштабным событием для своего времени. Прямо у стен Московского Кремля было построено 80 временных павильонов, в которых разместились 27 тематических отделов. Один из них посвятили сельскому домоводству. Организаторы выстроили в Александровском саду полноразмерные модели образцовых зданий сельской архитектуры: дом землевладельца, школу, две больницы, «питомник» для грудных детей и сельскую церковь. Эти деревянные постройки-павильоны были сделаны в полную величину и обставлены внутри.

По договоренности с купцом Кононом Никоновичем Голофтеевым здание церкви сразу после окончания выставки предназначалось для перевозки в имение Люблино. Церковь могла разбираться как конструктор: балки, окна, двери, ставни, карнизы, наличники и прочие детали удобно и быстро снимались без какого-либо повреждения и также быстро соединялись вновь. Перевозка модели в Люблино стала хорошим поводом продемонстрировать эффективность новаторской разборной системы. Организаторы выставки предполагали, что церкви подобной конструкции могут строиться в лесных областях, где много дешевого материала, а потом в разобранном виде доставляться в любую точку страны. Новизна проекта заключалась и в выборе материала: она была сложена из более экономных брусьев, а не бревен.

К.А. Скальковский, посетивший Политехническую выставку в 1872 году, высоко оценил красоту церкви, но отметил ее непрактичность: «Церковь, недурно поставленная на пригорке, внутри казалась очень мала и помещала не более ста человек; архитектор позабыл, кажется, что закон воспрещал устраивать приходы там, где менее тысячи прихожан; да и священник при такой маленькой церкви помрет скоро с голоду». Это колкое замечание было отчасти верным. Купец Голофтеев поставил церковь в поселке Люблино в качестве домовой: она не имела собственного прихода и штатного священника, а была приписана к церкви в Кузьминках. Службы в Люблино проводились только летом для московских дачников.

Идея спроектировать умеренную по затратам, но в то же время красивую и отвечающую православной традиции типовую сельскую церковь принадлежала председателю комитета Политехнической выставки Н.В. Исакову. Он сетовал на отсутствие чувства меры и вкуса у богатых благотворителей в постройке сельских церквей. «Самолюбие жертвователя направлено только на то, чтобы озолотить все, что под руку попадется. От этого неумелого усердия свалить груду золота в одно место, и происходит то, что, несмотря на массу пожертвований – Россия… наполнена кривыми, безобразными, бедными церквами», – утверждал Н.В. Исаков. Храм нового типа должен был отвечать эстетическим запросам времени, гармонично вписываться в среду, быть современным в техническом отношении и при этом соответствовать православной традиции.

Архитектору Н.А. Шохину вполне удалось справиться с этой непростой задачей. Стоит отметить, что большинство павильонов Политехнической выставки 1872 года были созданы, как и церковь, в русском стиле из дерева, но их внешний вид вызвал множество нареканий. Искусствовед В.В. Стасов называл художественное оформление выставки «нескладным и нелепым, топорным и неизящным». С ним был согласен художник Илья Репин, который в мае 1872 года находился в Москве: «Неприятнее всего поразило меня в Москве противно, гадко выстроенная Политехническая выставка… внизу слепили «курам на смех» клетушки для выставки… хуже выдумать нельзя».

Среди безвкусных псевдорусских деревянных сооружений В.В. Стасов нашел три удачных исключения, в том числе «сельскую церковь». Вот что он писал об этом выставочном храме: «Церковь была построена на холму и издали уже привлекала глаза всякого оригинальностью и простотой… тесненькая, маленькая, человек на 150, представлялась глубоким, гладким колодцем, как все вообще коренные русские церкви… Этой церкви надо, конечно, желать как можно больше распространения по нашим селам и деревням; она не содержала ничего необыкновенного, но все-таки сделала честь выставке, и хоть немного выручила московских архитекторов, слишком мало отличившихся во всех трех кремлевских садах».

В 1924 году Петропавловская церковь в Люблино, прибывшая сюда из Александровского сада, была опечатана властями, и службы в ней прекратились. Казалось, ее ждет участь многих храмов Москвы и Подмосковья, рассматривался вопрос о переоборудовании помещения под клуб для рабочих, однако в судьбе здания произошел неожиданный поворот. В 1927 году президиум Мособлисполкома рассмотрел прошение членов церковной общины деревни Рыжево Егорьевского уезда о передаче им этого церковного здания взамен сгоревшего Введенского храма. Бесхозную Петропавловскую церковь села Люблино было решено перевезти в Рыжево, где она была освящена как Введенская в память о сгоревшем старинном храме. Так в Егорьевском крае уцелел уникальный деревянный разборный храм, «сделавший честь», по словам искусствоведа Стасова, знаменитой Политехнической выставке 1872 года.

Игумен Феофан, настоятель храма в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы в Рыжеве:
– В сентябре началась долгожданная реставрация и реконструкция Введенского храма. Сегодня эта духовная святыня подвержена увяданию, и очень важно ее восстановить. Введенский храм в Рыжево – уникальный в мировом масштабе. Спроектированный архитектором Шохиным, он очень компактный. Вопреки ожиданиям архитектора, храм не получил массового копирования, ведь в то время страна не нуждалась в маленьких объектах. Напротив, была задача строить крупные церкви. Сегодня, напротив, люди стали мобильными, у каждого есть машина, и соответственно каждый может найти храм себе по душе. Несмотря на то, что в городском округе Егорьевск много храмов, все они идентичны по форме и во многом копируют друг друга. После того как наш храм будет отреставрирован по первому проекту Шохина, он будет ярко выделяться среди других храмов. Верю, что дорогу к этой уникальной святыне найдут жители разных городов Подмосковья.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх