Казанский храм в Яропольце: здесь Пушкин был на поклонении

14:29, 22 сентября 2020

Храм Казанской иконы Божией Матери в селе Ярополец Волоколамского городского округа имеет уникальную для Подмосковья архитектуру. Он составлен из двух однокупольных церквей-близнецов, соединенных трапезной. В восточной части этой «двойной» церкви располагался алтарь с престолом в честь Казанской иконы Божией Матери, а в западной части размещалась усыпальница графа Захара Григорьевича Чернышева, который владел усадьбой Ярополец во второй половине XVIII века. Недалеко от усадьбы находится часовня с другой исторически ценной могилой – гетмана Петра Дорошенко. К сожалению, в уникальном подмосковном храме не совершаются богослужения, многие годы находится он в руинах, а склеп с надгробным памятником деятелю екатерининской эпохи осквернен и разорен.

РАЗНЫЕ СУДЬБЫ БЛИЗКИХ УСАДЕБ

В селе Ярополец находятся две старинные дворянские усадьбы. Изначально это было одно владение, но при разделе между наследниками, с конца XVII века, части развивались независимо друг от друга. Первая усадьба, Ярополец Чернышевых, находится в запустении. Именно здесь была построена Казанская церковь, ставшая усыпальницей графа Захара Григорьевича Чернышева. Вторая усадьба, Ярополец Гончаровых, сохранилась в лучшем состоянии: она была отреставрирована еще в советские годы, а церковь Иоанна Предтечи действует, хотя в архитектурном отношении она менее ценна, чем соседний Казанский храм. Яропольцу Гончаровых повезло больше, потому что с этой усадьбой связано имя Александра Сергеевича Пушкина.

Имением владела теща великого поэта Наталья Ивановна Гончарова. Известно, что в конце августа 1833 года Александр Сергеевич Пушкин, проезжая из Торжка, сделал остановку в доме родителей жены. Вот что он писал супруге Наталье Николаевне об этом посещении:

«В Ярополец прибыл я в среду поздно. Наталья Ивановна (теща поэта. – Прим. ред.) встретила меня как нельзя лучше… Она живет очень уединенно и тихо в своем разрушенном дворце и разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому я ходил на поклонение».

Гетман Петр Дорофеевич Дорошенко, на могилу которого «на поклонение» в 1833 году ходил Пушкин, был знаменитым политическим деятелем Украины второй половины XVII столетия, окончившим дни вдали от родины, в селе Ярополец. По преданию, именно Пушкин предложил родственникам жены привести в благолепный вид на тот момент заброшенную могилу предка и выстроить над ней часовню. Действительно, в XIX веке над гробом украинского гетмана была сооружена часовня. В советские годы ее разобрали, но сейчас на этом месте (в центре села, на небольшом расстоянии от обеих усадеб) стоит новая часовня, повторяющая черты прежней.

Крестьянин села Ярополец Василий Краснов в журнале «Столица и усадьба» от 1914 года рассказывал и другую местную легенду: будто не только Наталья Гончарова, но и владельцы соседней усадьбы Чернышевы происходили от легендарного гетмана. Согласно молве, предок Чернышевых в одной из военных стычек был ранен между бровью и ухом и, по обычаю запорожцев, затер пораженное место порохом. Когда кожа зажила, на лице бойца остался черный шов, который и стал его прозвищем. Со временем боевая кличка «Черный шов» преобразовалась в фамилию, которую носил и мнимый потомок Дорошенко граф Захар Григорьевич Чернышев.

ВЕЛЬМОЖА ГОРДАЯ ПОСТИТСЯ, СЛОВНО СХИМНИЦА

В западной части Казанской церкви усадьбы Ярополец Чернышевых должны были располагаться два придела в честь святых пророка Захарии и праведной Анны – небесных покровителей супружеской четы храмоздателей Анны Родионовны и Захара Григорьевича. Анна Родионовна Чернышева (в девичестве фон Ведель) после кончины супруга в 1787 году устроила богатое надгробие на могиле графа в виде усеченной пирамиды. Этот интереснейший памятник, находящийся внутри Казанской церкви, хотя и в изуродованном виде, сохранился до нашего времени.

Анна Родионовна и ее сестра Мария рано осиротели, но благодаря милости Елизаветы Петровны нашли приют во дворце императрицы. В 1760-е годы сестры фон Ведель были определены фрейлинами при дворе Петра III и Екатерины II.

Мария и Анна резко отличались характерами: первая была мягкой и доброй, а вторая – властной, гневливой, хотя и религиозной. Вот как вспоминала храмоздательницу Казанской церкви графиню Анну Чернышеву одна из ее служанок Марфа Фоминична:

«Вельможа настоящая, гордая, пышная и ох какая крутая, да капризная. Все у ней выходило невзначай и временем: когда милость, а когда и гроза. Часом, бывало, станет вдруг богомольна, милостива, обходительна, и тогда уж добрым делам конца и меры нет. По целым неделям Богу молится и постится, словно схимница какая, бедных людей и нищую братию щедро награждает… по церквам и монастырям деньги без счету сыплет».

После смерти мужа графиня Чернышева удалилась от светской жизни, жила уединенно в Чечерске Могилевской губернии. С 1825 года графиня поселилась в женском монастыре в Белгороде, где ее посетил император Александр I. Скончалась Анна Родионовна в 1830 году в возрасте 86 лет и была погребена на своей родине в Смоленске в женском монастыре.

Ее супруг граф Захар Григорьевич Чернышев получил в 1773 году чин генерал-фельдмаршала и президента Военной коллегии, но, несмотря на высокое звание, слыл второстепенным полководцем. Вот как его описывал автор статьи в Русском биографическом словаре: «Угрюмый, по утрам даже неприступный, он был добрым, сердечным человеком. Трудолюбивый, дальновидный и справедливый, в делах был строг и требовал точного исполнения обязанностей. Хотя он не был одарен блистательными качествами полководца, но среди администраторов занимал первое место».

В 1770-е годы граф Чернышев стал первым генерал-губернатором Белоруссии, а с 1782 года – главнокомандующим города Москвы.

КЛАССИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВЕЛИЧЕСТВЕННОЙ КОМПОЗИЦИИ

«В усадьбах Волоколамского уезда неполное признание классической архитектуры и вместе с тем пристрастие к каким-то грозным башням собственного стиля, к зубчатым стенам, к доморощенным архитектурным композициям… Любопытна с бытовой точки зрения классическая церковь (Казанской иконы Божией Матери), необычайно сложной и довольно величественной композиции», – писал Юрий Шамурин в одном из выпусков серии «Культурные сокровища России» от 1912 года.

Многие считали, что создателем проекта удивительного храма в Яропольце был знаменитый зодчий Матвей Казаков, хотя документального подтверждения этому нет. Тем не менее можно согласиться со словами архитектора, краеведа, педагога и реставратора Сергея Торопова (1882–1964) о Яропольце и его церкви: «Всякий, отважившийся поехать в эту даль, переживет большое эстетическое удовольствие».

– В одном из современных отзывов о ярополецкой усадьбе Чернышевых и Казанском храме прочел такую фразу: «красиво деградирует», – говорит настоятель Казанского и Иоанно-Предтеченского храмов села Ярополец священник Михаил Завитаев. – Да, былое великолепие дворянских усадеб – в прошлом. Удививший Екатерину Великую «русский Версаль» Захара Григорьевича Чернышева уже многие десятилетия в руинах. Чуть больше повезло Казанскому храму, возведенному в 1780–1798 годах. Фамильная усыпальница известной графской фамилии своими размерами, красотой и неповторимым архитектурным решением многих по-настоящему удивляет. Вдохновивший создание шедевра Захар Чернышев, принимавшие участие в строительстве и отделке Василий Баженов и Карл Бланк, заходивший под церковные своды Александр Пушкин – лишь немногие великие имена, связанные с этим местом. Храм, достойный украсить любую европейскую столицу, до сих пор борется за жизнь. До 1961 года в нем совершались богослужения. После десятилетий разорения в 2016 году в Казанском храме проведены самые необходимые противоаварийные работы, но он по-прежнему нуждается в нашей помощи. Сохранение уникальной архитектурной жемчужины русского церковного зодчества должно быть заботой не только Церкви, но и широкой общественности, которой дорога история нашего Отечества и имена тех, кто в прошлые столетия составлял славу России.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх