Памятник Куликовской битве и его благотворитель: Бобренев монастырь близ Коломны

15:34, 23 октября 2020

Богородице-Рождественский монастырь в селе Старое Бобренево Коломенского городского округа был основан в 1380 году великим князем Владимирским и Московским Дмитрием Донским в честь победы на Куликовом поле. Сражение произошло 8 сентября по старому стилю, на праздник Рождества Богородицы, поэтому обитель назвали Богородице-Рождественской. По преданию, другим основателем монастыря стал герой Куликовской битвы воевода Дмитрий Михайлович Боброк, по прозвищу которого монастырь также именуют Бобреневым. К середине XIX века древняя обитель оказалась в запустении. Московскому купцу и меценату Давиду Ивановичу Хлудову мы обязаны тем, что монастырь не исчез, а был восстановлен и дошел в благолепном виде до начала XX столетия.

Князь Дмитрий Михайлович Волынский-Боброк был верным соратником и родственником Дмитрия Донского (он был женат на сестре князя Анне). В 1371 году Волынский ходил в поход на Рязань, разбив враждебного Москве князя Олега. В 1376 году вместе с нижегородцами воины Дмитрия Михайловича поразили волжских булгар, заставив их платить откуп. В 1379 году князь Серпуховской Владимир Андреевич Храбрый и Дмитрий Михайлович Боброк отвоевали у литовцев Стародуб и Трубчевск. Но наибольшую славу воеводе Боброку принесла Куликовская битва. Вместе с Владимиром Храбрым в день сражения он находился в засаде и в удачное время вступил в схватку, решив тем самым исход битвы в пользу русского воинства.

Вот как минута перелома в Куликовской битве описана у историка Сергея Соловьева:

«Пешая русская рать уже лежала как скошенное сено, и татары начали одолевать. Но в засаде в лесу стояли еще свежие русские полки… Владимир, видя поражение русских, начал говорить Волынскому: «Долго ли нам здесь стоять, какая от нас польза? Смотри, уже все христианские полки лежат мертвы!» Но Волынский отвечал, что еще нельзя выходить из засады, потому что ветер дует прямо в лицо русским. Но чрез несколько времени ветер переменился. «Теперь пора!» – сказал Волынский, и засадное ополчение бросилось на татар. Это появление свежих сил на стороне русских решило участь битвы».

Сразу два Дмитрия – благоверный князь Дмитрий Иванович Донской и его воевода Дмитрий Михайлович Волынский по прозвищу Боброк – стали основателями Богородице-Рождественской коломенской обители. У них был общий небесный покровитель великомученик-воин Димитрий Солунский, которому посвящено немало православных храмов на Руси. Однако есть в святцах и малоизвестный подвижник с созвучным именем – преподобный Давид Солунский.

В Подмосковье и ближайших к Москве областях только три храма с приделами, посвященными святому Давиду Солунскому. Один такой храм находится в Рязанской области, в селе Пощупово, в Иоанно-Богословском монастыре, а другие два – в Подмосковье: в Покровской церкви села Княжево (г.о. Егорьевск) и в Феодоровском храме Богородице-Рождественского Бобренева монастыря под Коломной. Между рязанской и коломенской обителями существовала особая связь: оба монастыря возродил из руин в 1850–1860-е годы московский купец и благотворитель Давид Иванович Хлудов. Его отец – основатель семейного торгового дела – был выходцем из Егорьевского уезда (до революции Рязанской губернии), а сам Давид Иванович избирался в 1857 году на должность городского головы города Егорьевска.

Меценат, любивший благолепие Божиих храмов, не только восстановил древние постройки в Иоанно-Богословском и Богородице-Рождественском Бобреневом монастырях, но и возвел на свои деньги в каждом из них по одному новому собору: Успенский в рязанской обители и Феодоровской иконы Божией Матери в коломенской. В этих соборах он и устроил приделы в честь своего редкого небесного покровителя – святого Давида Солунского.

Мемуарист Николай Варенцов приводил две семейные легенды о том, как разбогатели московские купцы Хлудовы. Согласно первой версии, их предок был пастухом в одной из деревень Егорьевского уезда. Однажды к нему пришла старуха со свертком бумаг, который нашла на пожарище сгоревшего за год до этого дома. Сообразительный Хлудов предложил за сверток 20 копеек. Довольная сделкой старуха не знала, что в нем находились ценные бумаги, которые и положили начало богатству семьи. Вырученные деньги егорьевский пастух вложил в дело: занялся ткачеством и торговлей. Была и другая, криминальная версия: якобы предок Хлудовых укрыл однажды у себя в доме беглого каторжника-фальшивомонетчика, а тот в благодарность научил его подделывать деньги.

Давид был младшим из 10 детей в купеческой семье Ивана Ивановича Хлудова. Он не стал таким же известным предпринимателем, как его отец или более хваткие старшие братья, а, наоборот, отошел от коммерческих дел, покинул торговый дом «Иван Хлудов и сыновья», чтобы посвятить себя благотворительности. Прославился как миллионер, истративший все свое богатство на помощь бедным и на строительство церквей. Сложно поверить, что наследник известной купеческой фамилии, бывший городской голова Егорьевска, скончался в полной нищете, в чужом доме на окраине Москвы, оставив, однако, после себя память в возрожденных им православных храмах.

Внимание Хлудова к Иоанно-Богословскому монастырю в селе Пощупово Рязанской губернии объяснялось тем, что в 1860 году купец I гильдии приобрел неподалеку летнюю дачу. Придя в первый же праздник на литургию, Давид Иванович к своему изумлению обнаружил, что в соборном храме Иоанна Богослова нет ни иконостаса, ни пола, а службы здесь не совершались уже больше 30 лет. С этого момента на протяжении 15 лет он постепенно восстанавливал из руин эту древнюю обитель.

Такое же изумление от вида запустения на святом месте Хлудов испытал несколькими годами ранее, когда случайно проезжал из Егорьевска в Коломну мимо села Бобренево. Неравнодушный купец решил восстановить забытую древнюю обитель, основанную когда-то благоверным князем Дмитрием Донским. По сведениям священника Василия Руднева, который много лет был близким другом Хлудова, меценат истратил на возрождение коломенского монастыря более 150 тыс. руб. Кроме этого, Давид Иванович приобрел в 1864 году в дар обители два участка земли с лесом, чтобы монастырь смог получить полную самостоятельность (до второй половины XIX века обедневшая Богородице-Рождественская обитель была приписана к коломенскому Ново-Голутвину монастырю). Как мы помним, именно Хлудов возвел в монастыре новый храм в честь Феодоровской иконы с приделом Давида Солунского и Казанской Божией Матери. Храмовая икона на многие годы стала чтимой местной святыней. И сегодня в Бобреневом монастыре почитаются два списка Феодоровской Божией Матери.

Благотворительная деятельность Хлудова не исчерпывалась возрождением двух монастырей. Он был жертвователем многих других церквей в Москве, Московской и Рязанской губерниях, помогал сиротам и даже отдал свой особняк на Большой Ордынке для размещения в нем иконописной школы. Так описывал Давида Ивановича Хлудова священник Василий Руднев в надгробном слове: «Почивший митрополит Филарет, который любил его (Хлудова) за дела благотворительности, беседовал с ним подолгу, давал советы, пред которым он благоговел. Преданный церкви, всегда религиозный, с нежным сердцем, он постоянно говаривал, что живет не так, как бы следовало жить… последние пять или шесть лет, когда здоровье его расстроилось, жил совершенным отшельником, кроме храма Божия никуда почти не выезжал, кроме книг духовного и исторического содержания ничего почти не читал».

Прежде чем на оскудевшую коломенскую обитель обратил внимание купец Давид Иванович Хлудов, в Бобреневом монастыре произошло символичное событие, которое монахи расценили как «благоволительное посещение Божие». Вечером 9 июля 1820 года во время братской трапезы в обитель ударила молния. В куполе соборной церкви Рождества Богородицы разбились стекла, и молния, проникнув внутрь храма, опалила иконостас. К изумлению иноков, которые увидели густой дым, наполнивший храм, святые образа нисколько не пострадали. Более того, иконостас после удара молнии не только не испортился, но местами приобрел благородный золотистый и мраморный отблеск.

Многие годы забвения не разрушили Богородице-Рождественский Бобренев монастырь: на смену запустению пришло время внешнего восстановления и возрождения внутреннего монашеского уклада. Нечто подобное обитель пережила спустя столетие в советские годы, после того как она была закрыта в 1929 году.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх