Здесь и царей, и декабристов хранится повесть: Благовещенский и Исаакия Далматского храмы села Степановское

12:43, 12 октября 2020

Уникальный храмовый ансамбль в селе Степановское Раменского городского округа – это еще один разрушающийся и незаслуженно забытый памятник подмосковной старины. Белокаменная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы была возведена в XVI столетии боярином Никитой Романовичем Захарьиным-Юрьевым – родоначальником царской династии Романовых. Нынешний вид храм приобрел в конце XVII века при окольничем Михаиле Тимофеевиче Лихачеве. Храм-колокольня Исаакия Далматского представляет собой ступенчатую пирамиду с колокольней в верхнем ярусе. Этот редкий по архитектуре и посвящению храм был воздвигнут на средства сподвижника Петра I Андрея Ивановича Остермана в 1732 году.

Писатель Николай Дмитриевич Иванчин-Писарев в сочинении «Прогулка по древнему Коломенскому уезду» 1844 года отмечал редкую архитектуру двух расположенных рядом храмов подмосковного села:

«Храмы села Степановского весьма замечательны: Благовещенский, построенный в XVI столетии из белого камня… Колокольня этого села, или, лучше сказать, подколоколенный храм, также обращает на себя особенное внимание: в нижнем ярусе престол во имя Исаакия Далматского; над этим ярусом еще четыре… едва ли, думаю, найдется где в другом месте такое архитектурное расположение».

В 1721 году царь Петр I подарил село Степановское своему верному сподвижнику барону (с 1730 года – графу) Андрею Ивановичу Остерману. Упоминание о царском указе от 12 мая 1721 года сохранилось в описи документов и дел в сенатском архиве: «Вследствие челобитья тайного советника Андрея Ивановича Остермана, об отдаче ему в вечное владение бывших за Матвеем Гагариным в Коломенском уезде села Степановского с принадлежностьми и села Ратчина, да в Рязанском уезде села Красного и Красного угла». Подмосковное имение оказалось тесно связано с потомками знаменитого иноземца на русской службе.

В XVIII и XIX веках владельцами Степановского были Толстые и Голицыны – наследники Остермана по женским линиям. Сначала имение в качестве приданого за дочерью перешло зятю Андрея Ивановича генерал-майору артиллерии Матвею Андреевичу Толстому. После его смерти Степановским владел сын Николай, завещавший имение племяннице – Наталье Ивановне Голицыной (урожденной Толстой). Она была, к слову, родной сестрой героя сражения под Кульмом 1813 года Александра Николаевича Остермана-Толстого, которого называли русским Сцеволой за потерю в битве левой руки. Наталья Ивановна передала Степановское детям: Александру Михайловичу и Валериану Михайловичу Голицыну. Последними владельцами села из числа потомков Остермана были дети Валериана Голицына – Леонилла Сипягина и Мстислав Валерианович.

Николай Иванчин-Писарев, архитектор, археолог и реставратор Алексей Александрович Мартынов, посетившие Благовещенский и Исаакиевский храмы села Степановское в 1840-е и 1890-е годы соответственно, нашли в них множество реликвий, связанных с именами знатных владельцев. Это были бархатные ризы – наследство губернатора Сибири Матвея Петровича Гагарина, круглая икона святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, точеная из бивня слона или мамонта самим Петром Великим, священные сосуды и напрестольный крест окольничего Михаила Тимофеевича Лихачева, плита над жертвенником с высеченными именами представителей рода Толстых и Остерманов.

В качестве главной священной драгоценности Иванчин-Писарев называл образ святителя Николая Чудотворца греческого письма «цветущего времени Византийской иконописи». Эта икона была семейной реликвией владельцев Степановского по линии Толстых – походным образом одного из их предков, жившего в царствование Алексея Михайловича. Надпись на раме оклада гласила, что этим образом Петр Степанович Толстой, убитый при осаде Риги 29 сентября 1656 года в ходе русско-шведской кампании, благословил своих детей. Свидетельство о его гибели встречалось в трудах немецкого историка Самюэля фон Пуфендорфа, а именно – в повествовании о жизни шведского короля Карла XI. Семейная реликвия перешла со временем правнуку Петра Степановича генерал-майору Матвею Андреевичу Толстому, который женился, как было указано выше, на дочери Андрея Остермана и привез икону в имение Степановское. В 1721 году Матвей Андреевич изготовил для иконы богатый оклад, венчающий главу святителя митрой. Местный священник должен был совершать перед образом молебны каждое воскресенье и во все праздничные дни, за что получал 500 рублей ежегодно от владельцев села. К этой чтимой иконе внучкой Матвея Андреевича Толстого Натальей Ивановной Голицыной позже была привешена панагия с частицей мощей Николая Чудотворца. Святыня из итальянского города Бари была передана ей, видимо, одним из католических архиепископов (редкий случай для тех лет), а затем доставлена в подмосковное имение Степановское.

Примечательна судьба декабриста Валериана Михайловича Голицына, который унаследовал подмосковное село, но побывал в нем только один раз. Валериан Голицын слыл набожным человеком. По воспоминаниям русской художницы и писательницы Екатерины Ивановны Раевской, «В. Голицын, как и все вернувшиеся из Сибири декабристы, отличался высокой нравственностью и искренним благочестием. Он постился все посты, выстроил в селе Архангельском, имении жены, большой каменный храм, посещал все церковные службы». Епископ Тверской Савва (Тихомиров) вспоминал Валериана Михайловича как человека глубоко религиозного. Князь и владыка Савва впоследствии часто виделись у ректора Московской семинарии преосвященного Леонида. Князь Голицын любил рассуждать со своими духовными собеседниками о богословских вопросах, в которых, как оказалось, хорошо разбирался. Валериан Михайлович предлагал Савве проект издания богословского словаря на русском языке по примеру иностранных и даже готов был выделить на это начинание 30 тысяч рублей. Его сын Мстислав Валерианович Голицын в юности был «питомцем» и келейником преосвященного Леонида. После смерти Валериана Михайловича владыка Леонид «имел особенное попечение о религиозно-нравственном образовании его сына – мальчика 12–13 лет», – вспоминал епископ Савва. Этот Мстислав Голицын был последним владельцем Степановского из числа потомков Остермана. В конце XIX века он продал имение богатому крестьянину Перепелову.

Декабрист Валериан Михайлович Голицын не мог часто бывать в подмосковном имении матери, в том числе и вследствие своей тяжелой судьбы. Он был арестован в 1825 году по делу об участии в заговоре Северного тайного общества декабристов. На тот момент ему было всего 19 лет. Он провел семь месяцев в Петропавловской тюрьме, а оттуда, лишенный прав, титула и даже фамилии (должен был именоваться не Голицыным, а Михайловым), был отправлен на поселение в Сибирь. В 1829 году бывшему князю разрешили записаться рядовым солдатом на Кавказе, где он прослужил восемь лет.

В 1843 году Валериан Михайлович смог перебраться в Тульское имение жены, но въезд в столицу ему, как государственному преступнику, был запрещен. После смерти Николая I и восшествия на престол Александра II князь был помилован, ему вернули титул и отнятые права. Примерно в то же время он получил огромное наследство (до 70 тысяч десятин земли в разных губерниях) от своего прославленного дяди, генерала Александра Ивановича Остермана-Толстого. Вопреки ожиданиям, по словам Е.И. Раевской, наследство разрушило счастье князя Голицына и ускорило его уход из жизни. Объезжая свои новые имения, где-то в Новгородской или Псковской губернии, среди болот он заразился холерой и скоропостижно скончался.

Судьба декабриста Валериана Михайловича Голицына будто повторяла трагические страницы жизни его предков и предшественников – владельцев усадьбы Степановское. В 1682 году строитель Благовещенского храма окольничий Михаил Тимофеевич Лихачев вынужден был бежать из Москвы от гнева правителей Нарышкиных. В 1721 году владелец имения князь Матвей Петрович Гагарин был казнен по указу Петра I за лихоимство на должности губернатора Сибири. Создатель подколоколенного храма Исаакия Далматского граф Андрей Остерман после переворота 1741 года был лишен состояния и званий и сослан императрицей Елизаветой Петровной умирать в город Березов.

Оба храма в Степановском закрыли в феврале 1938 года, передав местному совхозу под склад. В Благовещенском храме находился магазин. Внизу колокольни размещались совхозные пчелы, а в боковых приделах складировали цемент.

В 1970 году храмы были переданы реставраторам, однако восстановление проводилось посредственно и неточно.

Позже началось разграбление и разрушение этих церквей.

В конце 1990-х годов зарегистрировалась местная православная община, которая взяла на себя заботы по восстановлению храма.

В настоящее время храмы находятся в аварийном состоянии. В храме Благовещения Пресвятой Богородицы проводятся молебны, панихиды, отпевания.

Настоятель Благовещенского храма села Степановское священник Василий Агеев:
– Благовещенский храм, построенный в XVI веке и перестроенный в XVII, является одним из немногих храмов, сохранивших в основе своей древний храм XVI века, выстроенный из белого камня. Храм был трехлопастным одноглавым, что четко прослеживается по сохранившимся белокаменным трифолиям на каждом фасаде. Храм Исаакия Далматского является памятником истории, так как его воздвиг соратник Петра Великого граф Остерман. Некоторые исследователи архитектуры видят в нем аналоги храмов в Германии, но мне ближе типология и аналогия ярусного зодчества раннепетровской эпохи. Ансамбль села Степановского является уникальным в силу того что в нем два уникальных объекта, каскад прудов. Все это когда-то образовывало единый комплекс русской усадьбы, сформированный за два века.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх