Суд поставил точку в деле женщины, которую сосед запер на участке

Районы-кварталы
   
Фото: [ Александр Котомин / Подмосковье Сегодня ]

Четыре года длилась тяжба жительницы Малаховки за право свободно выходить за пределы участка, на котором живет. При этом никакие инстанции не устанавливали для женщины запретов на передвижение. Просто в 2011 году ее сосед без объяснения причин заварил общую калитку, которая была единственным выходом с участка. Чтобы открыть злополучную дверь на законных основаниях, потребовалось пройти четыре суда и потратить столько же лет жизни.

В гости со стремянкой

Вот уже несколько лет гости к Марии Агаянц приезжают исключительно со своей стремянкой. Иначе чем через забор на участок не попасть. Вот только для самой хозяйки этот способ не подходит по состоянию здоровья. Четыре года Мария Ивановна провела в прямом смысле в заточении в собственном доме.

Сегодня злополучная калитка, которая так долго была на замке, открыта по требованию местной администрации. Мы беспрепятственно оказались в стометровом проходе, ведущем к дому Агаянц. Именно из-за этого узкого земельного участка и разгорелся соседский конфликт.

Разборки на улице Щорса

Часть дома с участком в Малаховке Мария Агаянц купила в 2008 году, чтобы переехать из Москвы поближе к природе. Тогда ее не смутило, что новое владение находится на второй линии и соединяется с главной улицей узким проходом. И напрасно!

- У меня астма и диабет. Я инвалид второй группы, - рассказывает Мария. – На свежем воздухе чувствую себя лучше, чем в городской квартире. Мы с сыном продали жилье в Москве и купили часть дома с участком за 4,5 миллиона рублей. Первые два года делали ремонт и достраивали верхний этаж. Все было нормально. Мне казалось, что отношения с соседями складываются хорошо…

Казалось до тех пор, пока сосед Дмитрий Язев без предупреждения не установил в общем проезде ворота и не повесил замок.

Врач тоже лез через забор

- Язев тогда предлагал мне продать ему дом за 1 миллион рублей. На вопрос, как я буду выходить, советовал купить вертолет. Однажды, когда я возвращалась домой, он стоял в проходе с большой собакой - среднеазиатской овчаркой породы алабай, которую еще называют волкодавом. Говорил, что может спустить ее с поводка, - вспоминает Мария Ивановна.

Агаянц подала иск в суд и проиграла. Женщина продолжала бороться, но через два с лишним года тяжб она проиграла уже два суда.

Единого мнения о том, почему так произошло, у участников этой истории нет. Кто-то считает, что у Язева был очень сильный адвокат. Кто-то говорит, что наше земельное законодательство противоречит другим федеральным законам и нуждается в доработке, и поэтому права добросовестных приобретателей земли в России часто нарушаются.

Отдельного внимания заслуживает отношение малаховских властей. Никто из местных чиновников не захотел вмешаться в спор соседей. Тем более вникнуть и разобраться в явном нарушении прав.

Тем временем 20 августа 2013 года Язев намертво заварил калитку. Теперь семья Агаянц оказалась в полной изоляции. В тот день у Марии Ивановны случился приступ гипертонии. Вечером сын Саша вернулся с ночного дежурства в больнице и обнаружил, что калитка заварена, а добравшись-таки до дома, увидел, что мама лежит с гипертоническим кризом. Когда вызвали «скорую», врач перелез через забор и распорядился вскрыть ворота, чтобы машина смогла подъехать и забрать больную.

Право на выход

- Слушая эту историю, я не верил своим ушам. Человек не может выйти из собственного дома, и все кругом разводят руками, - говорит сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека в Московской области Леонид Телелейко. – В том, что все это правда, убедился, когда 7 ноября 2013 года приехал в Малаховку вместе с представителем администрации Люберецкого района. Ворота были закрыты. Мне, как и всем, предложили перелезть через забор, чему я очень удивился и потребовал открыть дверь. Сотрудник администрации дозвонился до Дмитрия Язева, и тот все же пустил нас на территорию. Поговорили с «узницей» и начали действовать. Прежде всего настояли на том, чтобы прокурор района при поддержке администрации обратился в суд с иском о защите прав Марии Агаянц.

Но даже при том, что люберецкое руководство пошло навстречу и прокурор подал иск, разбирательства заняли почти полтора года. Чтобы доказать право Марии Агаянц свободно выходить из собственного дома, потребовалась экспертиза стоимостью 70 тысяч рублей, которая по настоянию Уполномоченного по правам человека в Московской области Александра Жарова была проведена за счет средств администрации района. Экспертиза в конечном счете выявила самозахват Язевым участка земли общего пользования и объявила ситуацию противоречащей статье 11.9 Земельного кодекса РФ, которая запрещает всяческое перекрывание проходов владельцев к их участкам.

30 марта этого года состоялось заседание кассационной инстанции областного суда, по решению которого участок Дмитрия Язева снят с кадастрового учета. Оно уже вступило в силу. Это значит, что Мария Агаянц может беспрепятственно выходить из собственного дома.

Теперь Язеву придется заново обосновывать границы собственных владений. Главное, чтобы кадастровые инженеры в следующий раз проявили максимум бдительности. Как показала практика, их ошибки людям слишком дорого обходятся.

Дачная амнистия по-малаховски

Раньше большим участком между двумя улицами, часть которого купила Мария Агаянц, владел дед ее нынешнего соседа - Дмитрия Язева. Но в какой-то момент он подарил часть своей земли, ближнюю к улице, местному священнику и ушел жить к нему. Наследники разделили оставшуюся на второй линии землю и дом на три части. Чтобы каждый из них мог попасть на улицу Щорса, священник оставил им два узких проезда по краям своей новой земли. К моменту продажи узкая полоска между заборами, ведущая к двум из трех участков, называлась «проезд общего пользования». В нем через 100 метров от улицы - калитка Агаянц, еще через 20 – вход на участок Язевых.

В 2011 году Дмитрий Язев совершенно неожиданно, без предупреждения, установил в общем проезде ворота и повесил замок. Марии Агаянц он объявил, что это теперь его участок. Обратившись в БТИ, женщина обнаружила, что сосед говорит правду. В его участок теперь входит проезд, по которому она выходит на улицу. При этом ее дом оказался в блокадном окружении трех соседских наделов. Как выяснилось, Язев воспользовался вступившим в силу в 2010 году законом о дачной амнистии, который позволяет узаконивать расширенные границы участков. По нему каждый владелец может получить в собственность участок большей площади, если это не ущемляет права соседей. И хотя права Агаянц были явно нарушены, доказать очевидное оказалось крайне сложно.

вверх