Эксклюзив

Некоторые любят погорячее: чем в Подмосковье занимается добровольная пожарная команда?

Безопасность
   
Фото: [ Сергей Хакимов/Подмосковье Сегодня ]

На территории части № 4 день открытых дверей: добровольная пожарная команда «Красногорск» устраивает тренинг по тушению огня. Зрителей немного, но попробовать себя в роли огнеборца могут все желающие. А если вам уже исполнилось 18 лет, вы можете пополнить ряды героев. «Подмосковье сегодня» рассказывает, почему людей, никак не связанных с огнем, тянет в самое пекло.

СУПЕРГЕРОЙ В БОЕВКЕ

Дед и прадед бывшего банкира, а теперь начальника склада интернет-магазина Александра Кузнецова, были пожарными. Неудивительно, что его тянет в огонь. Пять лет назад Александр отучился в Общественном поисково-спасательном отряде Москвы «СпасРезерв», три года работал на добровольных началах в пожарно-спасательной части № 227 в деревне Глухово (г.о. Красногорск). Сейчас он обучает тех, кто помогает бороться со стихией, и свое хобби самодеятельностью не считает.

– В цивилизованном мире 70% спасателей – добровольцы, – говорит Кузнецов. – В России эта практика пока плохо приживается. На все Подмосковье наберется две-три добровольческие пожарно-спасательные команды. Мы регулярно ездим на обучение и сборы. В службу профессиональных пожарных, которые работают в задымленных помещениях с кислородными аппаратами, не лезем. Если нет угрозы взрыва, то максимум – тушим фасады.

Но у добровольцев хватает забот на вызовах и без тушения огня: поиск гидранта, колонки, прокладка магистральной линии – часто они успевают все это сделать до приезда профессиональных пожарных. Порой дежурят на базе в Нахабино, куда им поступает вызов от диспетчера. Но иногда тревожные новости застают их дома.

– Прихожу вечером с работы – на телефоне в группе сообщение, – продолжает Александр. – Хватаю рюкзак со всем необходимым, прыгаю в электричку или такси и еду на пожар. Униформу иногда надеваю в дороге.

Добровольные пожарные ни копейки не получают за свой труд. Как и все супергерои, они скромничают и неохотно рассказывают о подвигах.

– Котенка из ливневки доставали, – вспоминает Кузнецов. – Недавно частный дом в Аникеевке тушили, а вчера мусорку в Митино.

В ГОРЯЩУЮ ИЗБУ НЕ ВОЙДЕТ

Кардиолог Наталья Пикулик привыкла к косым взглядам коллег, видящих ее в боевке (боевая одежда пожарного. – Прим. ред.).

– Добровольцам можно брать в свои ряды женщин, – говорит Наталья. – В самое пекло мы все равно не лезем.

Присоединиться к пожарной команде «Красногорск» Наталью подтолкнули трагедии в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» и клубе «Хромая лошадь» в Перми.

– Захотелось обезопасить себя во время подобных экстренных ситуаций, – отмечает Пикулик. – И знать, как из них выбираться, не паникуя при виде огня.

Уже год Наталья ездит со своей командой на вызовы и признается, что у нее изменилось отношение к пожарам.

– Обычно в новостях нам дают сухие сводки: потушен пожар, пострадали или не пострадали люди, – говорит девушка. – За кадром остается процесс и слаженная работа команды профессионалов и добровольцев – таких, как мы. У каждого свое хобби. Кто-то марки собирает, кто-то борщи варит. А кто-то помогает пожарным бороться с огнем.
Автор:
вверх