Эксклюзив

Береги жабры смолоду: чем болеют рыбы в океанариуме Красногорска и кто их лечит?

Общество
   
Фото: [ Павел Попов ]

Простуда, панические атаки, онкология и даже вши – ничто человеческое обитателям рек, морей и океанов не чуждо. Но если с основными видами болезней люди порой могут разобраться с помощью домашней аптечки, то рыбам без посторонней помощи остается только биться головой об лед. «Подмосковье сегодня» отправилось в единственный в Подмосковье и один из крупнейших в России океанариумов, чтобы узнать, кто и как лечит местных водных жителей.

ОТКРЫВАЕТ РЫБА РОТ…

Виктор Трубицин – крупная «рыба» в ихтиопатологии (раздел ветеринарии, который изучает болезни рыб. – Прим. ред.). Он руководит биологической службой в «Крокус Сити Океанариуме» и знает каждого местного обитателя в лицо. Завидя Трубицина, рыбы «приклеиваются» к стенкам аквариума и машут ему плавниками.

– Они меня в любой одежде узнают, – говорит ихтиопатолог.

По его словам, у рыб болезней больше, чем у человека. Но каждая хворь проявляется по-своему.

– Наша простуда обычно сопровождается кашлем, насморком, больным горлом, – перечисляет Трубицин. – Слабое место для рыбы – жабры, которыми она дышит и через которые пропускает воду. Бактерии селятся на жабрах.

Если рыба залегает на дно и тяжело дышит, это сигнал о плохом самочувствии. В таких случаях специалист берет пробу воды и определяет, чем вызвана инфекция. Если болезнь заразная, врач вылавливает пациента, берет у него соскоб и помещает на карантин. Если рыба умирает, ихтиопатолог вскрывает труп и смотрит на пораженные органы под микроскопом, чтобы потом вылечить других пострадавших.

ВСЕ БОЛЕЗНИ ОТ НЕРВОВ

Виктор подходит к аквариуму с пятнистыми скатами.

– У меня есть один дурачок, задира скат-орляк, – говорит ихтиопатолог. – Он постоянно лезет к крупным рыбам, отбирает у них еду. Однажды он довел черепаху, и она перекусила ему хвост. Чтобы через открытую рану не началось заражение, нам пришлось поймать этого дурачка и ампутировать кусок хвоста.

Виктор объясняет, что в реках и океанах много рыб с физическими отклонениями и ограниченными возможностями здоровья. Такие особи есть и в океанариуме «Крокуса». Например, семилетний скат, который потерял в бою свою нижнюю челюсть, и одноглазые рыбы алектис индикус.

Еще один пациент Виктора – круглая рыба-ласточка платакс.

– Эта рыба принимает все близко к сердцу, – говорит ихтиопатолог. – Видите ее шрамы? Это все от нервов. Помести ее сейчас в другой аквариум, она так распсихуется, что может помереть.

МОРСКОЙ ВЛАДЫКА

Профессия Виктора сродни дрессировщику, входящему в клетку с хищным зверем. Во время операции или планового осмотра ему приходится иметь дело с опасными муренами, акулами и скатами, из шипов которых он собрал коллекцию.

– Самый большой – вот такой, – Виктор раскидывает руки в сторону, как заправский рыбак. – У ската поломался ядовитый шип, который я должен был выдернуть. Я посмотрел ему в глаза, начал отвлекать разговором, а потом дернул за шип.

Специалист океанариума обижается, когда слышит, что памяти рыб хватает на три секунды.

– Они отлично знают, например, время своего кормления, – опровергает миф рыбий доктор. – Задержусь хоть на минутку – начнут бастовать.

В детстве Виктор хотел собрать коллекцию из всех возможных аквариумных обитателей. К 35 годам его мечта почти сбылась.

– Все рыбы у меня уже есть, – улыбается Трубицин. – Остается мечтать о мире во всем мире.
Автор:
вверх