Беженцы в Клину: «На Украине у нас отняли 9 мая, теперь семьей пройдем в «Бессмертном полку» в России»

Общество
   
Фото: [ Сергей Хакимов ]

Богдан Горбенко давно мечтал пройти в «Бессмертном полку» с портретом своего боевого деда. На Украине, где он с семьей проживал до недавних событий, сделать это было невозможно. Но в этом году ничто не должно этому помешать. Семья Горбенко почти месяц находится в Подмосковье в ожидании российского гражданства. Чудом спасшиеся от смерти они откровенно рассказывают об ужасах последних месяцев.

СОЗДАНЫ ДРУГ ДЛЯ ДРУГА

В город Изюм выпускник медвуза Богдан Горбенко приехал 20 лет назад. Спустя три года в его жизнь вошла медсестра по имени Оксана.

– Я быстро поняла, что новый хирург на меня глаз положил, – улыбается Оксана. – Когда на девятый день знакомства замуж позвал, я согласилась. Как-то сразу мы поняли, что созданы друг для друга.

Сыграли свадьбу, после родили сына Димы и дочку Дашеньку. Словом обычная спокойная жизнь, но пришли перемены.

– Бандера стал героем, российские телеканалы отключили, документацию приказали вести на мове, в школах русский язык стали изучать, как иностранный, – хмурится Богдан. – Наконец, случилось самое страшное. У меня отняли 9 мая.

ПОХОРОНЫ В ПЕСОЧНИЦЕ

Как только стало известно, что Россия начала спецоперацию, Богдан отправил жену с детьми в село к родне. За Изюм начались ожесточенные бои. Возле пятиэтажки, где жили Горбенко, встали украинские БТРы, и Богдан укрылся в подвале больницы.

– Все время наверху грохотало, ухало, ревело, – рассказывает хирург. – Раненых людей на носилках под бомбежкой доставляли на операции. Одного мужчину не донесли. Прямо перед входом в подвал на моих глазах ему большим осколком оторвало голову. Погибших при обстрелах хоронили во дворе в песочнице. Если бы кто-то мне сказал, что предстоит в жизни увидеть и пережить подобное, посчитал бы его идиотом.

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛИЙ

Невозможно представить, что в те дни переживала Оксана Горбенко. Девушка вообще не понимала, жив ли ее муж. Мобильная связь пропала. Над селом, в которое она приехала, туда-сюда летали снаряды. Некоторые из них падали совсем рядом.

Почти месяц Оксана и дети провели в подземелье. В одну из ночей на пороге, словно видение, возник Богдан. Живой! После отправки по гуманитарному коридору последнего больного из горящего Изюма, сквозь блокпосты на дорогах, Богдан окружными путями шел к семье. Добрые люди пускали незнакомого путника погреться и делились хлебом.

«Надо перебираться в Россию» – решили на семейном совете. Имя того, кто помог им связаться с российскими пограничниками, беженцы из Изюма все еще не раскрывают.

ЧТО ДАЛЬШЕ

Семья Горбенко временно размещена в одном из детских оздоровительных лагерей городского округа Клин. Двухкомнатное жилье с кухней, четырехразовое питание в столовой. Дети ходят в школу. Оформление российского гражданства – в процессе.

Богдан ждет не дождется, когда опять возьмет в руки скальпель. Ему уже нашли рабочее место в больнице. Оксана будет рядом. 15-летний Дмитрий хочет возобновить занятия кикбоксингом и ищет секцию. Девятилетняя Даша только несколько дней вновь начала улыбаться.

– Жалко только, что не смогли привезти с собой овчарку Настю, – вздыхает девчушка. – Скучаю по ней сильно! Папа обещал, что, как только будет можно, съездит за ней.

В ПАМЯТЬ О БОЕВОМ ДЕДЕ

День Победы семья Горбенко впервые проведет в строю «Бессмертного полка». Дед Богдана – Владимир Иванович Катышев – оборонял Сталинград, командовал полком, заслужил ордена Красного Знамени, Отечественной войны I степени и двумя – Красной звезды.

– Я, к сожалению, не знал деда, он умер до моего рождения, но память о нем в нашей семье свята, – подчеркивает Богдан. – Мы не смогли вывезти с собой фотоальбом, награды и планшет, оставили все это в надежном месте. Но обязательно заберем, как только на Украине наладится нормальная жизнь. А пока всей семьей в День Победы пройдем с портретами деда и прадеда в «Бессмертном полку».

Автор:
вверх