Домоводство, спорт: как в Коломенском доме-интернате социализируют «особенных» детей

Общество
20:58, 26 марта 2021
1754
Добавить в Мои источники
Фото: [ Денис Трудников/Подмосковье Сегодня ]

До сих пор в общественном сознании бытует восприятие домов-интернатов для умственно отсталых детей как закрытых учреждений, где несчастные прозябают в неволе. Директор по развитию детского хосписа «Дом с маяком» Лидия Мониава, побывав в Коломенском доме-интернате, написала пост в соцсетях, где назвала соцучреждение «концлагерем», в котором живут «дети как из Бухенвальда, истощенные и недокормленные». Наши корреспонденты отправились туда и увидели все сами.

СТИРКА И ГОТОВКА

Вся центральная стена холла интерната занята многочисленными кубками, полученными воспитанниками интерната за победы в спортивных и творческих состязаниях.

– Мы не понимаем, что у Лидии вызвало такую реакцию, – сокрушается директор интерната Людмила Мальковская. – Делегация от хосписа уехала от нас с позитивом и благодарностями. Понятно, что умственную отсталость вылечить невозможно. Но она поддается коррекции, мы можем развивать таких детей.

Комната социально-бытовой адаптации выглядит как кухня, совмещенная с гостиной. За столом несколько ребят трут овощи – готовят вегетарианские котлеты.

– Мы уже делали крабовый салат, оливье и драники, – хвастается 18-летняя воспитанница Лиза. – И самое сложное – пирог с начинкой из гречки с грибами.

Занятия по домоводству проходят раз в неделю и включают готовку, глажку белья, стирку, мытье посуды. Сюда приходят дети даже с тяжелой умственной отсталостью – для них задания попроще и повышенные меры безопасности, например, посуда на липучках.

МАМА, Я РАСПУШИЛ ШЕРСТИНКУ!

В швейной мастерской дети шьют мягкие игрушки, которые отправляются в отделение милосердия для тяжелых, лежачих малышей. Они набиты хрустящим полиэтиленом и зерном – для познания мира с помощью тактильных ощущений. Здесь тоже даются задания по силам – кто-то кроит и шьет, а кто-то может только скручивать тряпочки для куколок-оберегов.

В кабинете кружковой работы занятия по валянию. Трое ребят под руководством педагога сосредоточенно мастерят цветок из крашеной овечьей шерсти.

– Вытягиваем шерстинку, распушаем, – подсказывает педагог Мария Сердюкова. – Заполняем пустоты.

– Мама! – вскрикивает один из воспитанников, привлекая внимание педагога к законченной операции.

«Мама» – так воспитанники зовут сотрудников интерната. Многим из них трудно запоминать и произносить имена. Педагоги не возражают.

КУДА ЖЕ БЕЗ ЖИВОТНЫХ?

Гордость интерната – 12 лошадей и конный манеж, где дети проходят иппотерапию и учатся верховой езде.

– Иппотерапия показана при синдроме Дауна, аутизме, ДЦП, – объясняет заведующая отделением психолого-педагогической работы Светлана Бибичева. – Катание на лошади снимает психомоторное возбуждение.

Коровник обеспечивает потребности интерната в молоке. Здесь официально трудоустроены старшие воспитанники.

Главная «фишка» – секция по академической гребле, где ребят тренируют специалисты спортивной школы олимпийского резерва. Здесь может заниматься любой воспитанник без медицинских противопоказаний. Ребята регулярно участвуют в чемпионатах России и мира по академической гребле среди лиц с интеллектуальными нарушениями и так же регулярно побеждают в них. С ЧМ в Новой Зеландии привезли бронзовые медали. Есть и сборная по футболу.

ОБНЯТЬ И ПОГЛАДИТЬ

Сотрудники демонстрируют сенсорную комнату, солевую пещеру, кабинеты массажа и физиотерапии, спортивный и тренажерные залы. В отделении милосердия находятся самые тяжелые дети, 16 имеют паллиативный статус.

– Паллиатив – это не хоспис! – объясняет заведующая отделением Елена Пашкова. – У нас за все годы не умер ни один ребенок. Просто жизнедеятельность детей нужно поддерживать постоянно.

Ежедневно для них – прогулки, массаж, лечебная физкультура, обучающие компьютерные программы. И постоянный тактильный контакт с сотрудниками. Музыкальный педагог устраивает концерты классической музыки.

Есть малыш, который теряет в весе. Не от недостатка специализированного питания, которого в интернате с избытком, а в силу заболевания. Сотрудники консультировались со специалистами, решается вопрос альтернативного кормления.

– Меня расстраивает, что наше общество до сих пор не готово к восприятию таких детей, – говорит Людмила Мальковская. – Мол, зачем вы вкладываете в них столько сил и средств, они ведь никогда не станут полноценными членами общества. Но общество состоит из разных людей, и ментальные инвалиды имеют такие же права. Мы можем организовать для них комфортную жизнь.

Директору очень обидно, что в публичную плоскость периодически попадают высказывания, дискредитирующие всю их работу, такие, как пост Лидии Мониавы. Но она надеется, что общественное сознание начинает меняться, и скоро никто не поверит подобным словам.

В интернате находятся и дети, имеющие родителей, которых на ночь забирают домой. Здесь гораздо больше возможностей для реабилитации, чем в большинстве семей.

– Я неоднократно бывал в этом интернате, - говорит председатель Комитета Мособлдумы по вопросам охраны здоровья, труда и социальной политики Андрей Голубев. - Там делают потрясающие вещи для развития ребят. Твердо убежден – зрелость и цивилизованность общества выражаются в отношении к детям с такими заболеваниями. Московская область в России – лидер в работе с «особенными» детьми, мы это направление очень поддерживаем.
Автор: Анна Соколова
вверх