Эксклюзив

Как сейчас живет семья, которая 10 лет назад потеряла родных в теракте в Домодедово

Общество
   
Фото: [ Денис Трудников/Подмосковье Сегодня ]

24 января 2011 года террорист-смертник, находившийся в толпе встречающих в аэропорту Домодедово, устроил взрыв. Он унес жизни 37 человек, в том числе и членов семьи Юрашку из г.о. Серпухов. 86-летний Николай Юрашку отправился в аэропорт встречать сына, которого не видел 13 лет. Вместе с ним поехали зять и муж внучки. Все трое погибли. Корреспондент «Подмосковье сегодня» отправился в деревню Липицы, чтобы узнать, как сложилась судьба женщин, которые потеряли в той страшной трагедии кормильцев.

КОШКИН ДОМ

Мы спросили у случайного прохожего, как найти в Липицах дом семьи Юрашку.

– Как же не знать, – ободряется пенсионер. – В горку подниметесь и найдете дом Екатерины. Мать ее живет в противоположной стороне вместе с Лидой.

Мы оставляем машину на площади Липиц и идем к Екатерине – дочери Николая Юрашку. Нас встречает бернский зенненхунд Нибелунг.

– Нибелуша, сидеть! – командует 73-летняя хозяйка и недоверчиво смотрит на нежданных гостей. Выслушав нас, она приглашает в дом, обещав уделить лишь пять минут, которые перетекли в четыре часа.

Кроме восьмилетнего Нибелунга, в доме Екатерины Николаевны живут семикилограммовый Толстопуз, кот поменьше (хозяйка называет его «Как бы не сдох») и кошечка с прической львицы. Дочка пенсионерки работает в Москве вахтовым методом и может неделями не приезжать в Липицы. Сын живет в Серпухове. Екатерина дважды была замужем и дважды неудачно. Недавно она поборола онкологию: опухоль в груди заметили на ранней стадии, и операция прошла успешно.

БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ

Юрашку – одни из старейших жителей Липиц. Николай Васильевич и Валентина Георгиевна переехали сюда в 1950 году из Красноармейска (бывший Бальцер, Саратовская область. – Прим. ред.) после эвакуации. Супруги приехали с тремя детьми-погодками – Алексеем, Екатериной и Лидой.

– Отец остановился в Липицах, потому что они напомнили ему его молдавскую родину – село Готешты, – вспоминает Екатерина Николаевна. – Липицы стоят на холме, у подножья которого тянется Ока, а в Готештах есть большой пруд. Отец хотел жить у воды.

Николай и Валентина были вместе 65 лет. За месяц до теракта они справили «железную свадьбу», на которой гуляла вся деревня.

– Папу уважали и ценили за справедливость, – Екатерина раскрывает семейный фотоальбом. – В конце жизни он работал в Совете ветеранов, пытался помочь всем. Но к нам – детям – он был скуп на ласку. Не обнимал, на колени не сажал, даже когда мы были маленькие. Несмотря на это, мы всегда знали, что он нас любит.

Со снимка, сделанного в декабре 1945 года, серьезно смотрят молодые родители Екатерины. Если бы не памятная подпись, сложно было бы даже предположить, что это свадебное фото.

«ТЕЛЕФОНЫ МОЛЧАЛИ»

Старший брат Екатерины Алексей – садовод-дизайнер, он давно живет в Канаде и в России бывает нечасто. Это его в тот злополучный день отправились встречать все мужчины семьи Юрашку. Николай не видел сына 13 лет. Алексей должен был прилететь из Монреаля 12 января, но порезал палец и отложил поездку на две недели.

– О теракте мы узнали из новостей, – вспоминает Екатерина, кутаясь в халат. В ее двухэтажном доме очень холодно. Чтобы из щелей в окнах не дуло, она обкладывает подоконник одеялами и другими вещами. – Сразу стали звонить папе, мужу Лиды Николаю и мужу племянницы Денису. Телефоны молчали. Вечером в аэропорт поехали мои сын и дочь. Меня не взяли.

Затем пенсионерка пересказывает слова своих детей.

– Было месиво, – говорит женщина. – Людей разорвало на части. В наших мужиков попали фрагменты взрывчатки. Смерть наступила мгновенно. У Николая Васильевича не было глаза.

Отпевали всех троих в местном храме, хоть старший Юрашку и был атеистом. Провожали в последней путь всеми Липицами. Николая Васильевича с зятем похоронили на местном кладбище, а Дениса – в соседней деревне Присады.

– Не люблю ходить на кладбище, – признается Екатерина. – В год бываю один или два раза, а вот Лида ходит туда часто.

Все вместе мы отправляемся на кладбище. Пробираясь сквозь сугробы, пенсионерка вспоминает день похорон. Подойдя к надгробиям, смахивает снег с памятников, молча стоит пару минут и показывает дорогу к дому сестры Лиды.

«КАК БУДТО ПРОЩАЛСЯ»

Мы застаем Лидию на пороге дома – она спешит в поликлинику, приглашаем ее подвезти. По дороге она рассказывает, что встретила будущего мужа Николая Кочергина в 1968 году. Их обоих после техникума распределили на работу в Белоруссию.

Потом Лидия поехала за возлюбленным в Сургут, там же они сыграли свадьбу. Они прожили вместе 40 лет и вырастили двух дочерей – Татьяну и Наталью.

– Перед гибелью муж обнимал меня, говорил люблю, как будто прощался, – вспоминает Лидия.

Погибший муж ее дочери Натальи Денис Лапшов должен был ждать родственников в машине. В зону прилета Домодедово он зашел только из любопытства – до этого он ни разу не был в аэропорту.

– 10 лет они жили с моей дочерью в гражданском браке, – говорит Лидия. – Незадолго до гибели он предложил оформить брак официально и посоветовал не продавать машину.

Спустя 10 лет эта машина до сих пор на ходу, Наталья ездит на ней на работу в Москву. Ее мать Лидия и бабушка Валентина, которой сейчас 94 года, живут вместе.

Автор:
вверх