Погружения ради близких: как в Подмосковье водолазы и дайверы ищут пропавших людей

16:25, 31 октября 2019

Карэн Агамалян из Люберец никогда не мог равнодушно читать новости о пропавших людях. Шесть лет назад он впервые лично принял участие в поиске в составе отряда «Лиза Алерт», а позже понял, что в этом деле пригодятся его профессиональные навыки – несколько лет он работал инструктором по дайвингу. Год назад Агамаляну удалось собрать целую водолазную группу «ДобротворецЪ». Про специфику и опасность таких поисков активист рассказал корреспонденту «Подмосковье сегодня».

ЧТОБЫ ПРОСТИТЬСЯ

Специфика поисков в воде – искать приходится уже неживого человека. Но, как отмечает Агамалян, причины для поисков все равно есть.

– Самая главная – это дать возможность родным и близким проститься с человеком. Похоронить его, знать, где могила, – поясняет активист. – Но всем, кто вступает в отряд водолазов и дайверов, важно понимать, что спасать им вряд ли кого-то придется.

Сейчас в отряде числится около 60 человек. Как говорит Карэн, дефицит человеческого ресурса – главная проблема.

– Есть острая нехватка людей. Мы постоянно их ищем, размещаем информацию, – поясняет Агамалян. – Сначала брали только опытных инструкторов по дайвингу и водолазов-спасателей. Теперь принимаем и дайверов с небольшим опытом, которые могут быть полезны на берегу. А потом тренируем их на более сложные погружения.

ДАЙВИНГ С ПОЛЬЗОЙ

По словам Карэна, в водолазную группу в основном попадают по тому же пути, что и он сам. Волонтеры вступают в «Лизу Алерт», а позже узнают о подразделении «ДобротворецЪ» и понимают, что здесь могут пригодиться их профессиональные навыки. Но есть и люди, которые обращаются напрямую. Например, одна из таких – Мария Тарасова из Долгопрудного. В «Добротворце» она около года.

– Дайвинг в моей жизни появился случайно. Муж подарил курсы на день рождения. Сначала я вообще воды боялась, но потом смогла преодолеть свой страх, – рассказывает Тарасова. – А когда узнала о существовании отряда, поняла, что разглядывать рыбок здорово, но приносить пользу гораздо лучше.

Как говорит Мария, если при подводных поисках никого найти не удалось – это может быть даже хорошим знаком.

– Значит, человек не утонул, а потерялся где-то еще. А мы просто сузили круг поиска. Это тоже важная часть нашей работы, – поясняет Мария. – Помню, во время моих самых тяжелых поисков как раз была такая ситуация. В Нижегородской области искали ребенка. За световой день проверили все водоемы в округе. К счастью, девочка была не в воде. Позже ее нашли живую в лесу.

СОТРУДНИЧЕСТВО И КОНСУЛЬТАЦИИ

Заявки на поиск в «ДобротворецЪ» поступают от коллег из других отрядов или правоохранительных органов. Так как подводно-поисковая группа водолазов практически единственная в стране, зачастую заявки поступают из удаленных регионов.

– Иногда ребята из Москвы и области выезжают за тысячу километров. Экипаж, как правило, состоит из судоводителя, оператора эхолота, минимум двух водолазов или дайверов. И один-два помощника на береговой линии, – поясняет Агамалян. – Кроме того, мы постоянно находимся на связи с региональными представителями «Лизы Алерт», которые есть в 53 городах.

На поиски добровольцы выезжают в свободное от основной работы время или в выходные. Все оборудование для группы закупают в основном сами или, как говорит Карэн, с помощью добрых и отзывчивых людей.

– Например, в этом году отряду передали в пользование два поисковых эхолота для сканирования дна. Такие аппараты есть не у всех, – говорит дайвер.

Кстати

Водолазная группа «ДобротворецЪ» занимается не только поиском людей, но и экологией. Например, они очистили несколько рек, в этом году перед купальным сезоном подготавливали пляж Тишково Пестовского водохранилища. В общей сложности за время существования активисты подняли со дна водоемов около 40 т мусора.

Екатерина Клементьева

© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх