Пристегните ногу, взлетаем: о том, как инвалиды из Подмосковья обрели «крылья»

18:36, 12 сентября 2018

«Жизнь закончена» – это первая мысль, которая приходит в голову людям, перенесшим ампутацию конечностей. Риск суицида в этом случае увеличивается в 20–30 раз. Уже третий год в Подмосковье людей с ампутацией «к жизни» возвращают с помощью проекта «Мне бы в небо», который организовал фонд «Подари любовь миру». Это шоковая терапия, главный инструмент которой – полеты на дельтаплане и прыжки с парашютом. Корреспондент «Подмосковье сегодня» собрал истории людей, которые впервые покорили небо. Как любят говорить сами участники: «Пристегните ногу, взлетаем!»

ВТОРОЙ ПОСЛЕ ТРАМПА

Степан Заборовский, 43 года, Медвежьи Озера

Год назад история Степана из Щелковского района прогремела на всю страну. Как вспоминает мужчина, он был «второй после президента США Дональда Трампа по количеству сюжетов на федеральных каналах».

В августе прошлого года верблюд Цезарь, которого Степан приютил на своем приусадебном участке за шесть лет до этого, набросился на мужчину, подмял под себя, начал прыгать и кусать за голову. Спасая голову, мужчина подставил левую руку.

– Цезарь схватил руку зубами выше локтя и начал жевать, а потом поднялся на задние лапы и буквально оторвал конечность, – вспоминает Степан. – Только тогда мне удалось вырваться и убежать к дому. Смотрю туда, где раньше была рука. Представьте: когда ракета взлетает, из нее вырывается пламя – вот так из меня хлестала кровь.

Руку спасти не удалось. Самое печальное, что Степан – левша. Точнее, был левшой.

– Наверное, это было самое тяжелое в период реабилитации – переучиться на правую руку, – говорит Степан. – Подпись выучил сразу. Сейчас начал писать буквы. Была ли депрессия, не знаю. Переживал, конечно. Самое страшное – это фантомные боли. До сих пор чувствую, как зверь жует мою руку.

Два месяца назад Степан приехал в одну из компаний области, занимающуюся протезированием, забирать свою новую механическую руку. Там он познакомился со Светланой, тоже перенесшей ампутацию. Девушка рассказала ему о прыжках с парашютом. До этого мужчина ничего подобного не делал, но на этот раз согласился, не раздумывая.

– Скажу больше: в молодости я работал в морском порту, лазил по большим высотам без страховки, – рассказывает Степан. – Потом получил серьезную травму головы, нарушилась работа вестибулярного аппарата. С работы пришлось уйти – ноги подкашивались, стоило на третий этаж подняться и вниз посмотреть. А когда на самолете взлетели, я посмотрел на землю и понял, что ничего такого больше нет. Наверное, верблюд купировал и руку, и страх.

Теперь мужчина готовит себя к новым подвигам, более экстремальным.

– Прыгнуть хоть раз нужно всем обязательно! – уверен Степан. – Если бы я знал, как словами описать свои эмоции, я бы сказал. Буду еще прыгать, это хорошая встряска. Только хочется попробовать что-то новое. Например, прыжок в жерло вулкана. А почему нет?

10 ЛЕТ ЗАТОЧЕНИЯ

Татьяна Мартинкевич, 33 года, Орехово-Зуево

Характер травмы у Татьяны не такой экзотический, как у Степана, но от этого ее последствия не становятся менее ужасными. Десять лет назад молодая медсестра упала на улице по дороге домой.

– Ударилась стопой, – вспоминает она. – Пошла в травмпункт, боль была несильная. Врач сказал, что ничего страшного, и прописал покой и массаж. Через две недели нога опухла, как шар.

Первый рентген, сделанный только через две недели после падения, показал, что у девушки раздроблены плюсневые кости левой стопы. Татьяне срочно вшили в ногу специальные гранулы, которые должны были заменить пострадавшие кости.

– Операция прошла успешно, – рассказывает она. – Я попросилась выйти на работу, врачи разрешили. В то время я работала с детьми с ДЦП (детский церебральный паралич. – Прим. ред.), аутистами. Их часто приходилось носить на руках. Под тяжестью пациентов раздробились и гранулы.

Девушка снова оказалась на операционном столе. На этот раз ногу спасти не удалось. Сначала ампутировали стопу, через два года еще 10 см голени из-за начавшегося остеомиелита. Следующие 10 лет жизни Татьяны можно назвать периодом заточения.

– Я уволилась, перестала выходить на улицу, – говорит девушка. – Мне казалось, что в меня все тыкают пальцем, смеются надо мной. Отвернулись практически все друзья. Я десятки раз прокручивала в голове, как сведу счеты с жизнью.

Как ни странно, масла в огонь подливала мама девушки, хоть и не со зла.

– Мама меня очень любит, я это точно знаю, – уверена Татьяна. – Но она могла себе иногда позволить фразы: «Таня, зачем тебе это? Ты себя видела?», «Ты уже не такая, как все», «Кто тебя такой полюбит?».

Девушку «выдернул» из забвения родной брат – сам инвалид детства, колясочник. Несмотря на ограничения здоровья, брат Татьяны всегда вел активный образ жизни, окончил два университета, сейчас работает спортивным тренером. Он рассказал сестре о проекте «Мне бы в небо».

– В начале августа мы поехали летать на дельтаплане, – говорит Татьяна. – У меня с детства страх высоты, поэтому для начала я поехала просто посмотреть и пофотографировать. Но там я буквально попала в мир других людей – добрых и отзывчивых. Я не была для них какой-то другой, они общались со мной как со всеми. И я решилась. Конечно, на высоте я и матом ругалась, и кричала от страха. Когда приземлились, землю целовала.

Через две недели после полета на дельтаплане Татьяна выпрыгнула из люка самолета на высоте 4000 м.

– Мы прыгали в тандеме с инструктором, но я все равно думала, что разобьюсь, – делится она. – Но как только почувствовала это невероятное ощущение свободного падения, поняла, что мои возможности безграничны. Землю после приземления уже не целовала, наоборот – захотелось снова в самолет. В тот день я прыгнула два раза.

За следующие две недели девушка посетила больше мероприятий, чем за последние десять лет.

– Теперь я хочу постоянно постигать и узнавать что-то новое, – говорит Татьяна. – Я всегда любила рок. Уже съездила на несколько фестивалей и концертов, в том числе и на «Нашествие». Постоянно хочу гулять, общаться. Я выложила видео с прыжком в социальные сети. Мне сразу стали писать старые знакомые и друзья. А главное, я доказала своей маме – я ничем не отличаюсь от обычных людей и могу все!

– Благотворительный фонд «Подари любовь миру» – получатель субсидии из бюджета, предоставляемой Минсоцразвития региона, – говорит министр социального развития Московской области Ирина Фаевская. – Фонд реализует социально значимые программы, важные для Подмосковья. В областном бюджете на поддержку социально ориентированных некоммерческих организаций в этом году предусмотрено более 23 млн руб.

Игорь Писарев

загрузка...
© 2019 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх