Проект по совместному обучению обычных учеников и аутистов стартует в Подмосковье

16:00, 01 марта 2018

Фильм «Человек дождя» с Дастином Хоффманом в роли аутиста Рэймонда за годы, прошедшие со дня его премьеры, продолжает вызывать трогательные чувства у зрителей всего мира. О людях с таким синдромом в России знают очень мало, потому что они с детства изолированы от общества. Но введенные в 2013 году поправки в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» дали этим ребятам право на социализацию, на обучение в обычных школах. Со следующего учебного года четверо малышей с диагнозом «детский аутизм» придут в первый класс школы № 28 в Балашихе. Корреспондент «Подмосковье сегодня» отправился в это учебное заведение, чтобы посмотреть, как идет подготовка к уникальному для региона проекту и познакомиться с будущими особенными первоклассниками и их родителями.

ПРОБЛЕМА С ОБЩЕНИЕМ

В просторной учительской непривычный ажиотаж. Большой стол для совещаний занят не серьезными педагогами, а малышами, которые под руководством мам и пап рисуют что-то на белых листах ватмана, переворачивают страницы разложенных газет.

Шестилетняя Эльмира Хисматуллина неторопливо прогуливается по учительской, разглядывая взрослых огромными серьезными глазами.

– Эля развивалась нормально, около двух лет начала говорить, – рассказывает мама Юлдус Хисматуллина. – Педиатры ставили только «гиперактивность». А потом вдруг пропала речь, начались странности с поведением. И врачи огорошили диагнозом «детский аутизм».

Причины так и остались неизвестными. Одни специалисты говорили про родовую травму, другие – про генетику. Но все сходились в одном – это навсегда.

Юлдус не сдавалась. Стала возить ребенка в Казань, где есть центр реабилитации таких детей. Один курс – около 45 тыс. руб., но дело того стоило. Сейчас Эля рисует, говорит и читает. Почти без труда она прочитала заголовок первой полосы газеты «Подмосковье сегодня»: «В Подольске запустили вторую линию фармзавода», даже не споткнувшись на последнем сложном слове!

Я ВИЖУ ПОТЕНЦИАЛ СЫНА

Семилетний Даниэль Каримов – самый тихий из ребят. Поблескивая очками в круглой оправе, спокойно сидит в массивном учительском кресле.

У ребенка произошло кровоизлияние в мозг сразу после его рождения. Врачи убеждали мать оставить мальчика в роддоме, предсказывали, что Даниэль не проживет и десяти дней.

– Что ж, пусть он хотя бы умрет дома, – сказала Лилия Каримова и забрала малыша.

С тех пор прошло семь лет, и с каждым днем Даниэль растет и развивается.

– В прошлом году мы заговорили, – улыбается Лилия. – И теперь я вижу, на каком уровне сын. Я вижу его потенциал, тем более сужу и с профессиональной точки зрения, я же врач.

Восьмилетний Дима Сергеев – самый старший и самый непоседливый. Сначала, сидя за столом, изрисовал почти весь альбом, потом вскочил и принялся бегать по учительской.

– Сын родился обычным и отлично развивался, – говорит мама Анна Сергеева. – Пока в год и восемь месяцев мы не сделали прививку АКДС. И все. Температура за 40, перестал говорить, изменилось поведение.

Врачи поставили диагноз «задержка психического развития», убеждали, что к трем годам мальчик заговорит. Не заговорил. И последовал диагноз «аутизм». Для всех родственников, а особенно родителей, это стало ударом. А потом – собрали волю в кулак, нашли центр реабилитации в Самаре. Там курс стоил очень дорого – почти 200 тыс. руб. Но динамика развития Димы с тех пор положительная.

НУЖНА СОЦИАЛИЗАЦИЯ!

– Мы проходили обучение в коррекционной школе, – рассказывает Анна. – И я поняла, что это не то. Нужна социализация. А она возможна только в непосредственном контакте с обычными детьми.

Анна знала про систему инклюзивного образования для детей с нарушениями ментального развития, которую реализуют в московских школах. Но в Балашихе, где живут Сергеевы, ни о чем подобном даже не слышали. Более того, для Подмосковья в целом это было терра инкогнита.

Анна Сергеева начала собирать единомышленников. Так в единой сплоченной группе и оказались родители Димы, Даниэля, Эльвиры и еще одной девочки. Они ходили на встречи в Управление по образованию администрации Балашихи, приводили экспертов, рассказывали, что есть закон и что это никак не может повредить обычным ученикам.

Обращались в Общественную палату РФ. Там и состоялось судьбоносное заседание рабочей группы, на котором присутствовала первый замминистра образования Московской области Наталья Пантюхина. Было принято решение: инклюзивному образованию для детей-аутистов в Балашихе быть!

Площадкой для уникального проекта выбрали новую школу № 28.

– У нас удобное расположение, между Балашихой и Железнодорожным, – объясняет ее директор Наталья Куракина. – И много свободных площадей.

Директор, двое учителей и психолог прошли обучение по программе «Разработка и построение модели школьной инклюзии на основе методов структурированного обучения с технологией ресурсной зоны».

РЕСУРСНАЯ ЗОНА

Суть этой модели проста. В классе занимаются не более двух ребят-аутистов. С ними неотрывно находятся тьюторы – специально обученные педагоги. Они отслеживают момент, когда подопечные уже не могут больше высидеть урок, и, чтобы не мешать другим ученикам, выводят ребят в отдельный кабинет, так называемую ресурсную зону.

Там дети могут разрядить напряжение, побегать, порисовать. Потом вернуться в класс или продолжить программу урока с тьютором в индивидуальном порядке.

– Мы посещали такие уроки в московских школах с инклюзивным образованием, – продолжает Куракина. – Ученики-аутисты спокойно сидели, выполняли задания. Мы свидетельствуем: права обычных школьников на образование при такой системе не страдают совершенно!

Директор провела нас в будущую ресурсную зону. Это огромный, светлый кабинет на солнечной стороне. Пока почти пустой. Вот в этом и есть небольшая загвоздка. На его обустройство денег ни у школы, ни у городского бюджета не предусмотрено.

– Нужны стеллажи, индивидуальные рабочие места, – поясняет Анна Сергеева. – Сухой бассейн с шариками, возможно, какие-то релаксационные тренажеры. Будем искать спонсоров!

По статистике, на территории Балашихи проживает около 80 детей-аутистов. Как только в городе пошли слухи, что в школе № 28 планируют открыть инклюзивные классы, на директора обрушился вал звонков.

– Звонили мамы таких малышей, просили и их записать в школу, – признается Куракина. – Но специалисты нам говорят, что для начала и четырех особенных детей будет много! Поэтому пока приходится отказывать.

Но это, скорее всего, временно.

– Мы планируем впоследствии расширять проект, то есть организовывать новые ресурсные классы на базе этой школы, – сообщила начальник Управления по образованию администрации городского округа Балашиха Александра Зубова.

Инклюзивное образование – единственный шанс для ребят-аутистов на социализацию. Запирать их в четырех стенах категорически нельзя! Аутисты – не умственно отсталые. Возможно, кто-то из них – будущий гений, творчество которого изменит мир.

Анна Пенкина

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх