P-75_logotip_gorizont_white

Работники скорой рассказали, что такое ковид-бригады и когда нужны костюмы космонавтов

16:33, 18 мая 2020

Они обычные люди: устают на работе, хотят есть и спать, общаться с друзьями и родственниками, пусть даже по телефону. «Мы как все, мы не делаем культ из своей работы», – утверждают врачи-герои, сменившие белые халаты на костюмы космонавтов.

Фельдшер Мытищинской подстанции скорой медицинской помощи Валентина Федорова: «Люди стали добрее относиться к нам»

– Сейчас только 11 утра. Я только что пришла со смены, работаю сутки через двое. Поговорю с вами и спаааать…. Завтра снова на работу.

Для меня все началось в конце февраля, когда мы приехали на вызов к пациентам из ближнего зарубежья. Было их пять человек, у всех подтвердили воспаление легких. Болезнь показалась очень странной.

После этого мы все чаще сталкивались с двухсторонними пневмониями в выраженных формах. Было видно, что это какое-то особенное, другое заболевание, с которым раньше мы дела не имели. Теперь почти каждый день кого-то с ней увозим. Многих семьями приходится с ковидом забирать. Впечатление тяжелое...

Из положительного – люди стали к нам добрее относиться, понимая, что нагрузка на скорую помощь возросла. Некоторые даже зовут чай пить. Мы всегда отказываемся, ведь вызовов сейчас много. Каждому нужно (и хочется) помочь.

Мне всегда нравилось то, чем я занимаюсь. В 1984 году я закончила медучилище и устроилась работать в скорую помощь. Иных вариантов, как можно жить иначе, я просто не вижу!

Старший фельдшер Наро-Фоминской подстанции скорой медицинской помощи Наталья Токачирова: «Я не боюсь заразиться»

– Работаю на подстанции с восьми утра до пяти вечера, организую работу персонала, сама езжу на вызовы. Всегда знала, что хочу быть врачом, и нисколько о своем выборе не жалею.

Раньше часто приходилось выезжать на ДТП. В пятницу Киевское шоссе в сторону Наро-Фоминска было забито машинами. Сейчас такого нет. Те, кто хотел уехать на дачу, уже там самоизолировались. Теперь во главе угла стоит ее величество ковидная пневмония. Таких больных приходится везти в стационар. У нас очень много тяжелых случаев, экстренных госпитализаций.

Наши пациенты очень перепуганы. Почти каждый день мы приезжаем к больным, которые крепко стоят на своих двоих и со скорбным видом спрашивают: «Доктор, я умру?» Интересуешься: «Почему?» – «Ну как почему? У меня высокая температура!»

Люди, далекие от медицины, воспринимают все очень буквально, много мнительных. Хорошо, конечно, что они стали внимательнее относиться к своему здоровью.

Фельдшер Сергиево-Посадской подстанции скорой медицинской помощи Виктория Криворотова: «У нас есть специальные ковид-бригады»

– Я очень боюсь заболеть сама и заразить своих детей. Они сидят дома одни, пока я на работе. Старшей дочке 14 лет, она взрослая и в состоянии приглядеть за младшим братом, пока я на смене. С детьми можно было бы попросить посидеть бабушку и дедушку, моих родителей, они еще в начале апреля изолировались у себя в квартире. Они пожилые люди, и я за них боюсь. Мы перезваниваемся, я спрашиваю, как дела, говорю, что у нас все отлично. Если честно, все и правда идет хорошо: работаю я сутки через трое (хочу чаще!), работа у меня любимая, важная, и соседи помогают. Дочка учится в школе дистанционно. Они с сыном с ума сходят дома, но ничего, нужно потерпеть. Мои дети замечательные.

В скорой помощи я решила работать много лет назад, когда у меня на глазах утонул пожилой мужчина. Из воды его вытащили, но делать искусственное дыхание никто не умел. Тогда я поняла, что пойду учиться на врача. И не разочаровалась даже в самые неприятные моменты. Работаю с прекрасными людьми. У нас в скорой помощи отличные водители, врачи, фельдшеры и диспетчеры. Они, кстати, почти каждый раз предупреждают нас: «Одевайтесь, там ковидный больной!» Понятно, что мы-то защищены, и все же опасность есть... Как-то мы приехали к человеку с высоким давлением, он вышел в тамбур и признался: «А еще у меня коронавирус».

Для таких пациентов созданы ковид-бригады. Сейчас, кстати, практически любую ОРВИ можно рассматривать как ковид-контакт. На все температурные вызовы мы вынужденно надеваем костюмы космонавтов – мало ли что.

Фельдшер Балашихинской подстанции скорой медицинской помощи Анастасия Вайлер: «Бабушек обычно не уговоришь лечь в больницу»

– Странно, что в нынешних реалиях те, кто постарше, терпят до последнего. Бабушек обычно не уговоришь лечь в больницу, даже если состояние тяжелое. Перед ними чуть ли не на коленях приходится стоять. Хорошо, что водители у нас отличные. Всегда помогут врачам и носилки с больным в машину занести. Без водителя сложно было бы справиться.

А я стараюсь не паниковать. За 12 лет работы на скорой помощи успела привыкнуть ко всему. Мы делаем очень важное дело. Не дает только покоя одно: дома, в Оренбурге, за меня сильно переживает мама. Я мечтаю о том дне, когда смогу поехать к ней.

ВНУТРЕННЯЯ ПОТРЕБНОСТЬ

Сейчас общество обращает особое внимание на работу врачей, которые не щадят себя в стремлении помочь пациентам. Психолог, гештальт-терапевт Ольга Маркиянова объясняет это особым внутренним складом людей, которые идут в эту профессию.

– У всех нас есть темперамент определенного типа и система ценностей, исходя из которых мы живем и выбираем профессию. Врачи обычно внутренне считают себя причастными к судьбам других. Это ощущение дает настоящую значимость. В обычной жизни, особенно в нашей стране, к медицинским работникам не было особого почтения. Поэтому их мотивация исключительно внутренняя, – поясняет психолог.

Она назвала профессию врача «адреналиновой».

– Им приходится видеть разные ситуации, быстро принимать решения, проживать бурю эмоций... В обычной жизни этому не всегда есть альтернатива, – считает Ольга Маркиянова.

Специалист подчеркнула, что сейчас как никогда самомотивация у врачей перевешивает собственную безопасность. Возможно, им гораздо важнее участвовать в гуще событий, чем с чувством вины находиться в изоляции.

– Это как на войне, куда люди идут, чтобы стать частью чего-то большего, быть причастными к победе или осознавать, что сделали для нее все, что смогли, – говорит эксперт
– Мы понимаем волнение людей. В ситуации, когда помощь требуется практически каждому, нагрузка на скорую возросла. В прошлом году по губернаторской программе было передано 76 новых машин скорой помощи. Идет обновление и пополнение автопарка и в данный момент. Бригады с неисправным оборудованием или нерабочей машиной на выезд не допускаются. Медработники имеют дополнительные средства индивидуальной защиты, – говорит главный врач Московской областной станции скорой медицинской помощи Олег Какурин.

Московская областная станция скорой медицинской помощи является одной из крупнейших на территории РФ и включает в себя 53 подстанции и 80 постов. На выездах ежедневно задействовано более 500 бригад скорой помощи и около 450 неотложек. Здесь работают 885 врачей, 4168 фельдшеров, медицинских сестер/братьев, 2687 водителей.

Елена Проколова

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх