Ресурс 1
Эксклюзив

Родственников подводника с легендарной субмарины «Семга» ищут в Наро-Фоминске

12:00, 12 сентября 2020

Подмосковные архивариусы и историки пытаются найти потомков трюмного машиниста Валентина Мустаева, который служил на подводной лодке Щ-308 «Семга», затонувшей в годы Великой Отечественной войны. Лодка так и осталась на дне Финского залива. На батискафе к ней спускался президент России Владимир Путин с группой исследователей. Они и установили причины гибели подлодки.

ОСТАЛАСЬ В ЗАЛИВЕ

Уроженец Московской области Валентин Мустаев – один из 40 членов экипажа подводной лодки Щ-308 «Семга», судьба которых была до последнего времени неизвестна. С осени 1942 года они числились пропавшими без вести. Считалось, что субмарина затонула. Военные и историки решились на экспедицию в Финском заливе по поиску затерянной подлодки в 2018 году. Дно на глубине пятидесяти метров было просканировано с помощью современного гидролокатора. Известность это событие получило благодаря личному участию президента России. Владимир Путин спустился на дно Финского залива, где и залегла Щ-308 в годы войны. Поднимать ее не стали, а прикрепили к корпусу памятную табличку. Тогда была установлена и причина крушения – повреждение от линии немецких мин «Зееигель», что переводится как «Морской еж». Оказалось, что подводная лодка затонула в октябре 1942 года около острова Гогланд при выполнении задачи на прорыв через мины противника.

ВНУК ЭСТОНСКОГО КОЛОНИСТА

Запрос о родственниках Мустаева недавно пришел из Петербурга в Наро-Фоминский архив. Из исходных данных лишь следовало, что перед уходом на войну будущий моряк и комсомолец жил во 2-м Урицком переулке, в доме 66.

– Мы выяснили по метрическим книгам, что он родился 18 февраля 1920 года в деревне Новоникольское Ташировской волости Наро-Фоминского уезда, – рассказала сотрудник Наро-Фоминского архива Наталья Хорошева. – Отец его Алексей Мустаев тоже был красноармейцем, мать Ида занималась домашним хозяйством. Есть запись, что его родителей венчал в Петровской церкви села Шапкино священник Сергей Крылов. При этом указан такой нюанс: отец его был православного вероисповедания, а вот мать, будучи потомком эстонского колониста Яна Клейна, носила в девичестве имя Ида Клейн и была лютеранской веры.

Волонтеры обошли все дома на родине моряка-подводника. Нашли даже семью тогдашнего старосты деревни. Но, к сожалению, последние из Мустаевых давно продали дом в Новоникольском и выехали в Наро-Фоминск. Однако следующий их адрес неизвестен.

ПОСЛЕДНЯЯ ШИФРОГРАММА НА БЕРЕГ

В связи с обнаружением останков Мустаева подмосковные краеведы попытались внимательно изучить все события, относящиеся к подлодке «Семга». По словам научного сотрудника Наро-Фоминского историко-краеведческого музея Геннадия Пономарева, судьба подводной лодки была тяжелой.

– 28 августа 1941-го на выходе из рейда из Таллина лодка столкнулась с буксиром и получила повреждения корпуса, что, впрочем, не помешало ей совершить сложнейший переход, который для многих других кораблей стал последним, – рассказал Пономарев. – Тем не менее в Кронштадт Щ-308 доставила 16 человек – пассажиров и членов команд потопленных кораблей и судов.

Позже добавились два инцидента, когда субмарина попала под обстрел, а затем села на мель и вновь была атакована.

– За два дня до гибели, 20 октября 1942 года, командир лодки доложил по радио, что Щ-308 уничтожила три судна противника общим водоизмещением 16 тыс. т, но сама имеет повреждения и просит «добро» на возвращение, – рассказал историк. – Начальник штаба бригады в двух радиограммах приказал Щ-308 возвращаться, но лодка в Кронштадт так и не пришла.

Виктор Сысоев

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх