Советская художница-монументалист, чьи работы оказались на свалке, исчезла в Долгопрудном

Общество
2546
Добавить в Мои источники
Фото: [ lenastarikovskaya/instagram.com ]

Десятки живописных полотен, лежащих на площадке по сбору твердых бытовых отходов вперемешку со строительным мусором, обнаружила педагог из Долгопрудного. Оказалось, что это работы советского художника-плакатиста Светланы Ковальской – супруги иллюстратора Леонида Владимирского, создавшего образ Буратино из «Золотого ключика». О судьбе Ковальской пока ничего не известно.

НАРОДНОЕ ДОСТОЯНИЕ

Директор долгопрудненской детской художественной школы «Феникс» Елена Стариковская вышла из подъезда своего дома и увидела сияние ярких красок на дворовой контейнерной площадке. Она подошла поближе. Из мусорных баков торчали рамы картин – много, штук шестьдесят. Елена принялась разбирать полотна. На одном была изображена церковь, на другом – Богородица с младенцем, на третьем – деревенский пейзаж. Домики, петухи, улыбающиеся женские лица, песик в окружении цветов. Педагог посмотрела на подписи к картинам и охнула.

– Это были работы Светланы Ковальской, моей соседки, – рассказывает Елена. – Я поняла, что с ней произошло что-то страшное.

Светлана Ковальская – знаменитый советский художник-монументалист, автор социально значимых плакатов «Умножим продуктивность ферм Нечерноземья!», «Смена смене идет!», «Буду, как мама!», «Здравствуй, лето трудовое!», «Мир Дому твоему». Ее работы были известны практически каждому гражданину Страны советов. Писала она и непропагандистские полотна, обычные живописные. Ее супруг, художник-иллюстратор Леонид Владимирский, был не менее знаменит. Именно он автор того образа Буратино, который мы все знаем, – деревянный мальчик с задорно задранным носом в полосатом колпачке.

НЕ ПОЗВОЛИЛИ ПРОПАСТЬ

В последние годы супруги жили в Долгопрудном.

– Пять лет назад Леонид Викторович скончался, – вздыхает Елена. – Он очень любил свою жену, о чем говорил в своем последнем интервью, данном журналистам за два месяца до смерти. Светлана Алексеевна осталась одна. Несмотря на возраст, она была здоровой и бодрой женщиной. Часто гуляла во дворе, говорила, что планирует сделать выставку своих работ. И тут вот это.

Елена сама художник и не смогла пройти мимо картин, выброшенных, словно мусор. Она-то отлично знала их материальную, историческую и художественную ценность. Женщина наняла перевозчика и отвезла работы в свою студию. Написала пост в соцсетях, где выложила фотографии полотен.

– Откликнулось множество людей, как любителей живописи, так и просто неравнодушных, которые не могли позволить пропасть историческому достоянию, – говорит Елена. – Работы разобрали буквально за несколько дней. Я бы оставила их в студии, но там мало места. Полотна монументальные. Несколько мы подарили одной из долгопрудненских школ.

А ЧТО С АВТОРОМ?

Елена рада, что спасла произведения искусства. Она думала, что больше сделать ничего не сможет. Но тут встал вопрос – а что случилось с их автором, Светланой Ковальской?

– Я была уверена, что она умерла, – признается женщина. – Ну а как иначе ее работы оказались на помойке? Наверное, после ее смерти сын решил их выбросить. Ну не ценит молодежь историю, бывает.

Однако другие соседи сообщили, что Светлану Ковальскую месяц назад скорая помощь госпитализировала в какую-то больницу. Возможно, художница по сей день находится в лечебном учреждении и не знает, что с ее картинами так жестоко поступили.

К сожалению, соседи не имеют понятия о том, в какую именно больницу отвезли Ковальскую. По их словам, пенсионерка мало общалась с сыном. Он приезжал к матери, но очень редко. Сейчас, как говорит Елена Стариковская, мужчина прячется, не отвечая на телефонные звонки.

«Подмосковье сегодня» обратилось в Долгопрудненскую ЦГБ, чтобы узнать, поступала ли к ним Светлана Ковальская. В больнице ответили, что такая пациентка поступала в отделение травматологии. Но уже 13 октября ее выписали.

– Бывает, что дети после смерти родителей очищают доставшуюся им в наследство квартиру, избавляясь от хлама, – говорит член Общественной палаты Московской области Мария Большакова. – Но сын художницы Светланы Ковальской не мог не знать, что ее работы не хлам, а произведения искусства, имеющие вполне себе материальную цену. Это очень странно. Нужно выяснить, жива ли женщина. Возможно, что тут вообще криминал. Я постараюсь узнать все это по своим каналам.

Автор:
вверх