Выберите город
Выберите город
Эксклюзив

Уходит эпоха: любимец туристов шагающий экскаватор в Воскресенске покидает Подмосковье

18:11, 30 октября 2020

На обрыве Лопатинского фосфоритного рудника между Воскресенском и Егорьевском вот уже два года без дела стоит железный монстр – экскаватор Takraf. Туристы из Подмосковья и других регионов России и даже иностранные гости преодолевают сотни километров, чтобы своими глазами увидеть единственную на постсоветском пространстве машину подобного типа. Но скоро этот гигант сменит прописку и покинет Московскую область. «Подмосковье сегодня» рассказывает о судьбе рудодобывающей техники, которая стала достопримечательностью национального масштаба.

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

Добраться до места парковки железного гиганта общественным транспортом нереально. Воскресенские таксисты, услышав слова «Лопатинский карьер», отмахиваются: не повезем, чтобы «брюхо» легковушки не вспарывать, или платите за проезд по тройному тарифу. Единственный вариант – хороший внедорожник или пешком через леса, болота и песчаные барханы.

По дороге к карьеру то и дело на горизонте мелькают заводские трубы и складские зоны. Ничего удивительного: Воскресенск – крупнейший центр Подмосковья по производству стройматериалов, химической и машиностроительной промышленности.

Лопатинский карьер находится неподалеку от поселка Фосфоритный, стихийно созданного в начале 30-х годов прошлого века, когда в местных лесах обнаружили ценнейшую фосфоритную руду. Но уже в начале 90-х спрос на продукцию сократился, а местные карьеры приспособили под добычу кварцевого песка. Два года назад остановились и эти работы. Экскаваторный парк разобрали на металлолом, оставив только две машины, которые своими размерами и внеземной архитектурой притягивают путешественников со всей страны.

КАПИТАН БЕЗ КОРАБЛЯ

Сделанный еще в ГДР многоковшовый цепной экскаватор Takraf похож на боевой крейсер, севший на мель среди подмосковных песчаных пейзажей. Но море давно ушло, экипаж незамедлительно покинул судно, а корабль до сих пор так и стоит на рейде.

– Покой ему только снится, – отзывается об экскаваторе его бывший машинист, а ныне пенсионер и сторож Александр Анохин. – При такой «мускулатуре» он должен пахать и пахать.

Если подать напряжение, машина высотой с пятиэтажный дом хоть сейчас ринется в бой. Скорость громадины на гусеницах не впечатляет (500 м в час), но эту медлительность можно простить из-за достойной выработки – 1000 кубометров в час. В карьере были проложены рельсы, по которым шел вагонеточный состав. Ковш экскаватора погружался на 5–6 м в землю, и руда или песок, проходя по длинной стреле, попадали в вагоны состава. Дойдя до конца траншеи, экскаватор вместе с рельсами начинал возделывать другой участок, и работа продолжалась снова. После выработки карьер затапливали водой, а на его берегах высаживали хвойные деревья.

– Вон какие леса выросли за 70 лет, – говорит Анохин, который, как капитан, занимает верхний мостик машины и указывает на горизонт.

Рядом с немецкой техникой стоит его советский брат – шагающий экскаватор. В его основании огромный подшипник, а вместо гусениц у него «лапы», при помощи которых он передвигается. Отечественная машина уступает по производительности своему соседу из ГДР, но размер и конструкция обоих гигантов впечатляют.

ЛЮБОПЫТНОЙ ВАРВАРЕ…

Азарт путешественников, приезжающих посмотреть на экскаваторы и сделать с ними селфи, не разделяет хозяин техники – гендиректор АО «Кварцит» Владимир Кучеренко.

– Опасный производственный объект подразумевает запрет на въезд и проход к карьерной технике, к которой проведено электричество, – говорит Кучеренко. – И я почти каждый день лично предупреждаю людей, что находиться здесь небезопасно. Лопатинский рудник – это территория завода, а не туристическая зона. Вокруг трансформаторные будки, проходят кабеля, на которые если наступить, можно сгореть заживо.

Но запретный плод сладок, и находчивые зеваки все равно добираются к карьеру партизанскими тропами. Даже воздух здесь другой.

– Все из-за кварцевого песка, – поясняет Владимир. – Его мелкие частички оседают в носу, скрипят на зубах, попадают в глаза.

Шагающие экскаваторы Takraf – последние из могикан, таких больше не делают: дорого, да и сегодня в них нет особой нужды. Скоро два лопатинских гиганта исчезнут с этой земли.

– Машины проданы другой компании, – говорит гендиректор «Кварцита». – Их демонтируют и отправят за границу (конкретную страну Кучеренко не называет до согласования сделки. – Прим. ред.), которой, надеюсь, принесут большую пользу.

 

Оксана Полякова

© 2021 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх