личный кабинет
Мобильные приложения
20 октября 2018 07:13:46
Общество

В больнице Домодедова лежит инвалид без рук и ног, которого могут выписать на улицу

14:37, 03 апреля 2017

Врачи спасли жизнь 65-летнего Анатолия Нефедова, ампутировав ему все конечности. Пациента пора отправить на амбулаторное лечение, но у него нет дома, и прописан он в другом регионе – там ему могут оформить инвалидность. Правда, добраться туда старику предлагают на «своих двоих», передает корреспондент «Подмосковье сегодня» Анна Пенкина.

ПОКАЗАНИЙ НЕТ

В крещенскую ночь 19 января на пульт диспетчерской домодедовской «скорой помощи» поступил звонок из микрорайона Авиационный.

- Приезжайте быстрее, кажись, наш кореш кончается, - вздохнул в трубку не очень трезвый голос.

Медики обнаружили больного на стойбище бездомных возле заброшенной водонасосной станции. У костра на матрасе, брошенном прямо в сугроб, в беспамятстве лежал пожилой мужчина. Он бредил. Пациента привезли в реанимацию больницы «Заря Подмосковья» в Растунове. У него были обморожены руки и ноги, началась гангрена. Чтобы спасти жизнь, конечности пришлось ампутировать. Операция прошла успешно, больной быстро пошел на поправку. Судя по паспорту, обнаруженному в его кармане, 65-летнего спасенного звали Анатолий Нефедов, прописан он был в Смоленской области. Вот тут-то и крылась загвоздка.

- Дело в том, что медицинских показаний для его нахождения в стационаре нет. Мы должны были его уже давно выписать на амбулаторное лечение, - объясняет главный врач больницы «Заря Подмосковья» ГБУЗ МО «ДЦГБ» Владимир Сенькович.

Но куда? На стоянку бомжей? По словам Сеньковича, после выписки за Нефедовым должен быть хороший уход, к нему должна ходить медсестра из поликлиники делать перевязки, потому что раны еще до конца не зажили. В конце концов, ему нужно оформить инвалидность.

ВРЕМЕННО В ХОСПИСЕ

- Но органы соцзащиты Московской области ничем не могут помочь нашему больному, он ведь прописан на Смоленщине. Этим должны заниматься чиновники по месту его прописки, - разводит руками главврач.

По истечении установленных законом сроков пациент не может больше занимать койку в терапевтическом отделении. А на улицу деда не выкинешь. Поэтому Нефедова перевели в паллиативное отделение больницы. Согласно нормативам, в палате для умирающих человек может находиться чуть-чуть подольше. Но тоже не вечно.

Койка Нефедова стоит возле окна. Он лежит, укрывшись одеялом и, улыбаясь, смотрит на весеннее солнце. Анатолий бодр и исполнен оптимизма, несмотря на отсутствие конечностей и жизнь в хосписной палате, где на соседней койке с хрипящими криками бьется в агонии умирающий больной.

НЕУДАЧНЫЙ НОВЫЙ ГОД

- Как же вас угораздило обморозиться? – присаживаясь на стул, спрашиваю больного.

- Новый год неудачно отметил, - машет культей Нефедов. – 31 декабря возле церкви насобирал милостыню, купил несколько бутылок водки. По пути к другу выпил чекушку, постоянно падал в сугробы, засыпал. Прохожие меня вытаскивали, я шел дальше, снова падал.

Друга дома не было, и Анатолий направился на стоянку бомжей в Авиационном, где несколько раз раньше ночевал. В ход пошла вторая бутылка. Падения продолжались. Кое-как доплелся до цели, встретил Новый год. По пьяни не обратил внимания, что руки и ноги болят. А через несколько дней у него начался бред. Встревоженные бездомные и вызвали «скорую».

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ

Бомжует Нефедов уже два года. А когда-то у него была совсем другая жизнь. Жена, двое прекрасных детей, дом – полная чаша. По профессии он газоэлектросварщик, это самая «хлебная» из рабочих специальностей.

- Я раньше по «северам» работал: Нижневартовск, Сургут, Нефтеюганск. Нефтянка, короче. Платили в долларах, я уж не знал, куда деньги девать, - вспоминает Анатолий.

Он женился, родились сын и дочка. Купил коттедж, куда переселил семью. Счастье разбилось в мгновение. Вернувшись из Башкирии, где Нефедов работал вахтовым методом на одну из крупных нефтяных компаний, он обнаружил, что его вещи аккуратно сложены возле входа, а замки сменены. Жена выставила его за дверь. В то время, когда он пахал в башкирских степях, супруга завела любовника и решила дать мужу отставку. Анатолий ушел в чем был. Дом оставил жене. Говорит, что не стал делить имущество, потому что сын и дочь учились в школе, зачем их обделять. Супруга тут же вышла замуж во второй раз, с детьми ему общаться запретила.

- Она запирала их дома, когда я приходил, - вздыхает Нефедов.

С тех пор судьба Анатолия пошла по наклонной. Он сошелся с женщиной, поселился у нее. Начал пить. Устраивался на работу, терял ее. Да к тому времени на Смоленщине уже и не устроиться было в приличное место. В 2013 году кто-то ему сказал, что есть вакансия газоэлектросварщика на домодедовском заводе ЖБИ. Он поехал. Но через год, как рассказывает Нефедов, завод обанкротился и закрылся.

ДОСТОИНСТВА НЕ РАСТЕРЯЛ

Анатолий потом несколько раз устраивался в работные дома для бездомных. Это волонтерские проекты по трудоустройству людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Платили там по 500 рублей в день, и чего только не приходилось делать Нефедову – и цветы сажать, и кирпичи на стройках класть, и грузы таскать. Но в 2015 году он поругался с начальником и хлопнул дверью. С тех пор начал бомжевать.

Кстати, несмотря на бездомность, Нефедов не опустился, не потерял достоинство. Например, когда ездит в электричках, он всегда покупает билет. Говорит, что гордость не позволяет ему бегать от контролеров. 

Теперь он инвалид – уже не побегаешь. Куда идти Нефедову – непонятно. Он говорит, что детям своим не нужен, у них своя жизнь, свои дети – внуки Анатолия.  Он уверен, что та женщина, Анна, с которой жил последние годы на Смоленщине, его примет обратно.

НУЖНА КОЛЯСКА И ОДЕЖДА

Однако Анну не нашли. Сотрудники больницы подавали запрос в полицию, но никаких следов такой женщины не обнаружилось. Может, умерла уже давно. А если бы и нашли, кто знает, согласилась ли она взять к себе беспомощного инвалида.

Судьбу Нефедова взяли в свои руки домодедовские волонтеры. Неравнодушные жители объявили сбор средств на покупки для него инвалидной коляски. Также Анатолию нужна одежда – сейчас на нем только то, что удалось найти в больнице – ветхая и далеко не по размеру. Врачи говорят, что, если не считать увечья, здоровье у Нефедова, как у космонавта. При хорошем уходе проживет еще не один десяток лет. Сам Анатолий надеется на помощь и уверен, что все у него сложится хорошо. Такому оптимизму лишь стоит позавидовать.

ОФИЦИАЛЬНО

Заместитель начальника Департамента социального развития Смоленской области Ольга Архипенкова:

- Если Анатолий Нефедов прописан у нас, мы сможем ему помочь. Найти родственников, оформить инвалидность, поместить в пансионат. Нужно официальное письмо от главврача и ксерокопия паспорта пациента. Но забрать его мы не сможем, добираться к нам он должен будет своим ходом.

Загрузка...
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.
вверх