Ресурс 1

Виражи судьбы: сотрудница «Газпрома» осталась без квартиры и работы и оказалась в приюте

16:31, 31 июля 2020

48-летнюю Александру (имя изменено. – Прим. ред.) все зовут тетей Сашей. В 34 года, взлетев по социальной лестнице, она трудилась в «Газпроме». Спустя пять лет, спланировав вниз, женщина обнаружила себя в приюте для бездомных «Ной», а затем в палатке в парке Лосиный Остров.

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ

Корреспондента газеты «Подмосковье сегодня» женщина попросила не называть свое настоящее имя и не публиковать фотографию. Слишком много коллег из «Газпрома» помнят ее в первой жизни.

С рождения судьба была с ней сурова – она сирота.

– В детском доме мне всегда говорили: «Учись!» Будет образование – и приличная работа найдется, – начинает рассказ тетя Саша.

Однако номер детского дома и институт, куда поступила, она категорически отказалась называть: «Некоторые сокурсники меня вспомнят!»

Саша людям не очень-то доверяет. После выпуска из детдома ей выдали небольшую квартирку в Протвино, а в 1992 году она устроилась медсестрой в городскую больницу. Бывшая детдомовка мечтала о семье. Влюбилась без оглядки в одного из пациентов. Уже в 1993 году молодые люди поженились и переехали в Москву.

Через год, в 1994 году, родилась дочка Верочка. И тут Сашу стала обхаживать свекровь.

– Говорила: «Давай право собственности твоей квартиры перепишем на ребенка – так безопаснее!» А сами они приезжие с Дальнего Востока. Я свекрови доверяла и согласилась, – рассказывает тетя Саша.

Пока Верочка была маленькой, бабушка за ней приглядывала. А Александра устроилась в «Газпром» инженером-лаборантом.

Смущало то, что квартиру в Протвино переписали не на Веру, а на свекровь. А отношения с мужем портились. В конце концов он Сашу избил.

– Я же гордая! Забрала ребенка и ушла на съем. И только там осознала, что не осталось у меня квартиры. Звоню свекрови, а она трубку не берет! – содрогается Александра. – А вскоре я узнала, что она меня выписала из квартиры. Лихие 90-е были, в стране бардак.

С горя женщина стала выпивать каждый вечер. Трехлетняя Вера уговаривала: «Мама, не пей!»

– Я поймала себя на том, что целые дни выпадают из моей памяти. Неудивительно, что осенью 1998 года в «Газпроме» меня попросили написать заявление «по собственному». Тем же вечером я напилась, чтобы отметить начало новой жизни, – сокрушается Саша.

ПОПАЛА В ПРИЮТ

Со съемного жилья попросили, дочку отобрала опека, ограничив Сашу в родительских правах. А ей в тот момент было все равно.

– Помню, что питалась объедками с мусорного ящика и спала в подъездах, – вспоминает Александра.

Как-то зимой в 2000 году она грелась в девятиэтажке. Познакомилась с неким Степой. Он знал всех уличных бомжей. Начали скитаться вместе. Саша вспоминает, как году в 2005-м подобрала на помойке крысенка и спрятала в карман куртки. А через пару дней к ним подошли два полицейских с проверкой документов.

– Один спрашивает: «А что это у тебя такое?» Я ему в ответ: «Да люблю я ее! Иногда крыса лучше, чем человек!» – говорит Саша.

Аж через несколько лет, в 2012 году, они со Степой услышали про приют для бездомных «Ной». Посовещались и решили, что уличная жизнь надоела. Пришли в приют в деревне Ямонтово (сейчас это Новая Москва, а тогда еще была Московская область).

Саша говорит, что пить в «Ное» нельзя, нужно жить по распорядку и на работу ходить. Она вспоминает, как вместе с другими женщинами помогала на кухне. Жизнь в приюте ей пришлась по душе.

– Казалось, что мы и останемся в «Ное». Но примерно через год Степан заявил, что жить трезвым больше не может, и захотел уйти, – вздыхает Саша. – Он хороший человек, но водка его погубит.

В «Ное» отзываются о Саше положительно:

– Она очень старалась на кухне и не нарушала режим. Но в то же время слишком любила своего сожителя, везде за ним следовала, – отмечают руководители приюта.

ВТОРОЙ ШАНС?

С 2013 года жили в палатке в парке Лосиный Остров. У Саши с собой была газовая плитка, чтобы готовить. В 42 года, в 2014 году, она забеременела во второй раз.

– И во мне словно что-то расцвело. Я стала беречь эту беременность, – вспоминает женщина. – Во-первых, выходить на улицу стало страшно. Если в городе кто-то заметит беременную бомжиху, то мигом сообщит куда нужно. А во-вторых, бросила пить, до такой степени хотела малыша.

Каждый день она молилась за маленького. Как-то они гуляли по лесу со Степаном и Саша сказала: «Я верю, скоро мы поднимемся!» На учет по беременности не вставала.

– Когда роды начались, Степан был пьяный и помощи от него не было. Я пошла на вокзал в Королеве и попросила отвезти меня в больницу. Сыночка моего унесли, как только он родился, – грустит Саша.

После выписки из больницы женщина взяла себя в руки. Стала мыться в душе и все думала о сыне. Стала чаще ходить в церковь. Как-то зашла в храм в Королеве и разрыдалась.

– Подходит ко мне девушка и спрашивает, что произошло. А я не сдержалась и все вывалила! И про квартирку в Протвино, и про дочь Верочку, про жизнь в палатке, про сыночка… – всхлипывает Александра.

Девушку звали Настей, она готовилась стать монашкой. Посмотрела на Сашу внимательно, а потом сказала: «Приходи ко мне жить».

– Я не могла в такое чудо поверить, – шепчет Саша. – Степан-то все еще в лесу, в палатке. Пьет по-страшному.

Саша рассказывает, что смело от него отказалась. В тот же день пошла жить к Насте, отмылась, а через пару дней уже устроилась торговать в ларек. Женщина привыкла к дикой жизни. Сначала было тяжело. А потом втянулась.

– Настя – это мое чудо. Она подарила мне второй шанс. Я нацелена на новую жизнь. Недавно узнала, что моя дочь Вера вышла замуж. А я восстановила документы и даже вступила в дарственную на часть квартиры, чтобы быстрее забрать сынишку из детского дома, – улыбается Саша.

– В интересах лиц без определенного места жительства – бывших жителей Московской области в регионе функционируют два центра социальной адаптации: в Дмитрове и в Клину, - рассказали в пресс-службе Министерства социального развития Московской области. – Для направления в данные учреждения лицу без определенного места жительства необходимо подать заявление в орган социальной защиты населения по месту его последней постоянной регистрации.

КСТАТИ

В Московской области расположено 17 филиалов сети приютов «Ной». Сейчас в них живет около 1000 человек. В среднем около 30 человек ежемесячно покидают приюты с восстановленными документами, деньгами и устроившись на работу.

Елена Проколова

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх