Церковь Кокуевского кладбища в Сергиевом Посаде

14:20, 23 марта 2020

Кладбищенская церковь в честь Всех Святых в Сергиевом Посаде была построена в 1834 году в стиле ампир. Сегодня это Покровский храм Всехсвятского подворья Троице-Сергиевой лавры. Издавна в этой местности существовало предание о чудесном спасении мощей преподобного Сергия Радонежского во время пожара в Лавре. В 1928 году у Всехсвятского храма был погребен преподобный Алексий Зосимовский, который вытянул жребий с именем святителя Тихона (Беллавина) во время исторических выборов 5 ноября 1917 года, восстановивших русское патриаршество.

Историк Е.Е. Голубинский в книге «Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра» упоминал три существовавших в конце XIX века кладбища Сергиева Посада: Клементьевское, Вознесенское и Кокуевское. О последнем он писал следующее: «На Кокуевском кладбище церковь построена прихожанами Рождественского, Ильинского и Кокуевского приходов (при главном старании Кокуевского крестьянина Г.А. Ломова, который за свое усерднейшее храмолюбие почитаем был даже митр. Филаретом) в 1834 году. Она о двух престолах – в честь Всех Святых и в честь Покрова Божией Матери». Далее историк упомянул старинное предание: Всехсвятская Покровская церковь была построена на месте, куда, согласно молве, вынесли мощи преподобного Сергия Радонежского из Троицкого собора, охваченного огнем во время пожара 1746 года.

Подробности этого бедствия – пожара 17 мая 1746 года – мы узнаем, благодаря изысканиям Сергиево-Посадского краеведа Константина Филимонова. Пожар случился в субботу накануне главного лаврского праздника – дня Святой Троицы. На торжество в близлежащие Лавре села Клементьево, Кокуево и слободы съехалось множество паломников. В этот день состоятельный житель Служней слободы по фамилии Варламов во втором часу дня отправился по делам в монастырь, а перед уходом велел служанке растопить баню. Женщина, исполнив приказ, сама тоже отлучилась в Конюшенную слободу к знакомой. На обратном пути она заметила, как полыхает растопленная ей баня, а вскоре огонь охватил и хоромы Варламова.

В короткое время огонь уничтожил почти все деревянные постройки Служней слободы, затем спалил лавки и торговые ряды современной Красногорской площади, а от них перекинулся на саму Лавру. Пожар нанес большой ущерб Троицкой обители: дотла сгорела надвратная Предтеченская церковь со всеми иконами и утварью, была уничтожена монастырская документация, обвалились крыши башен, братских корпусов, Михеевской церкви и даже древнего Троицкого собора, где покоились мощи преподобного Сергия Радонежского. Божьим промыслом гроб чудотворца удалось спасти из пострадавшей в огне Троицкой церкви. Вот что писал об этом К. Филимонов: «Мощи преподобного Сергия из охваченной огнем Лавры вынесли через ворота Каличьей башни и плотину Конюшенного пруда на север от Лавры. Позднее на этом месте возвели Всехсвятскую церковь».

После пожара велось следствие, искали виновных, ведь жертвами огня стали четыре человека, сгорело несколько сотен дворов, десятки людей были разорены. Формулировка причин случившегося в материалах заседания комиссии в августе 1746 года стала такой: пожар произошел «без умышления, а по неведомой воле Всевышнего». Так каменная церковь Кокуевского кладбища стала памятником чудесного спасения главной лаврской святыни во время пожара.

Кокуевское (Всехсвятское) кладбище в советские годы было закрыто и заброшено, несмотря на то, что здесь были погребены многие видные жители подмосковного города. Среди них профессор Московской духовной академии, литургист, археолог, доктор церковной истории Александр Петрович Голубцов (ум. 1911); заслуженный профессор, заведующий кафедрой теории философии МДА Петр Иванович Казанский (ум. 1913); журналист, редактор «Русского обозрения» Анатолий Александрович Александров (ум. 1930); художницы Екатерина Цветаева и Раиса Флоренская (сестра знаменитого богослова и философа Павла Флоренского) и многие другие. Особое место среди этих чтимых могил занимало захоронение старца Зосимовой пустыни иеросхимонаха Алексия (Соловьева). Он был погребен у алтаря Всехсвятской Покровской церкви Сергиева Посада в 1928 году, в 2000 году канонизирован Русской Православной Церковью в лике преподобных.

Будущий святой родился в Москве в семье настоятеля церкви Симеона Столпника и при рождении получил имя Федор. С детства он любил церковную службу, а, повзрослев, пошел по стопам отца и закончил Духовную семинарию. Изначально Федор Соловьев не искал монашеского пути, поэтому, женившись, стал служить дьяконом в московской церкви святителя Николая в Толмачах. В браке о. Федор прожил недолго – в 1872 году его супруга Анна Павловна неожиданно умерла от чахотки, оставив на его руках двухгодовалого сына. Горе заставило вдовца задуматься о монашестве, но он не мог оставить ребенка, поэтому еще 28 лет служил простым диаконом в своем храме. После женитьбы сына сбылось давнее желание о. Федора: он мог теперь уйти в монастырь.

Ища места для уединенного монашеского делания, как писал епископ Арсений (Жадановский), выбор о. Федора (в будущем иеромонаха Алексия) пал на Сергиев Посад, а точнее на скит Параклит, располагавшийся в шести километрах от Лавры. По пути он заехал в Троице-Сергиеву лавру, чтобы испросить благословение у тогдашнего наместника архимандрита Павла. Он и предложил святому выбрать местом своего иноческого служения не Параклит, а Смоленскую Зосимову пустынь, располагавшуюся в тридцати километрах от Лавры в соседнем Александровском уезде Владимирской губернии.

В Зосимовой пустыни преподобный Алексий подвизался с 1898 года, исполняя сначала послушания певчего на клиросе, затем преподавателя Закона Божия. Через несколько лет, благодаря прозорливости, он становится духовником обители, а с 1906 года принял на себя подвиг старчества. Отец Алексий жил в отдельной избе, куда стекались за советом люди всех сословий, возрастов и любого уровня образования. В числе тех, кто прибегал к наставлениям старца Алексия, были великая княгиня Елизавета Федоровна, философ М. А. Новоселов, священник Павел Флоренский, схиигуменья Фамарь (Марджанова), основавшая по благословению старца Серафимо-Знаменский скит в Подольском уезде (ныне городской округ Домодедово).

В историю России и Русской церкви XX века иеросхимонах Алексий Зосимовский вошел как человек, который вытянул 5 ноября 1917 года жребий с именем первого патриарха после синодального периода. Накануне было отобрано трое кандидатов на патриарший престол: архиепископ Антоний (Храповицкий), архиепископ Арсений (Стадницкий) и митрополит Тихон (Беллавин). После божественной литургии старец Алексий, совершив молитву у чудотворного образа Владимирской иконы Божией Матери, трижды осенил себя крестным знамением и вынул из особо ковчега жребий с именем митрополита Тихона, который и стал московским патриархом.

В 1923 году Смоленскую Зосимову пустынь закрыли. Преподобный Алексий переехал жить в город Сергиев Посад, где поселился в опустевшем доме своей духовной дочери Веры Верховцевой. Здесь святой прожил вплоть до своей кончины в 1928 году, принимая в своем скромном жилище монахов, мирян и даже иерархов, в том числе упоминавшегося первого патриарха Тихона (Беллавина). После кончины старец был погребен у алтарной стены Всехсвятской церкви на Кокуевском кладбище, но после канонизации иеросхимонаха его мощи были перенесены в возрожденную Смоленскую Зосимову пустынь. Тем не менее, преподобного Алексия Зосимского продолжают считать небесным покровителем Кокуевского храма, у алтаря церкви отмечено место его первого погребения.

Антон Саков

© 2020 Права на все материалы сайта принадлежат mosregtoday.ru
вверх