Церковь Рождества Богородицы в Никольском-Трубецком

Истории святынь Подмосковья
3694
Добавить в Мои источники
Фото: [ Антон Саков / Подмосковье Сегодня ]

Недалеко от красивой церкви в Пехра-Покровском на Щелковском шоссе начинается Трубецкая улица города Балашиха, которая ведет к еще одной старой церкви – Рождества Богородицы в бывшем селе Никольское-Трубецкое. Сохранившийся каменный храм был построен на средства богатых купцов и меценатов Николая Ивановича Каулина и Давида Ивановича Хлудова в 1862 году. С тех пор храм никогда не закрывался и действовал даже в советское время. История прихода церкви в Никольском-Трубецком связана с «Покровским садом» – московской усадьбой императрицы Елизаветы Петровны и «Балашинской мануфактурой».

В 1667 году в селе Никольском была построена первая деревянная церковь, которая изначально имела посвящение во имя Николая Чудотворца. В приходной книге Патриаршего казенного приказа записано: «В нынешнем 1678 году августа в тридцатый день … прибыла вновь новопостроенная и данью обложена в Московском уезде, в Радонежской десятине, церковь Николая Чудотворца государева дворцового села Измайлова в приселке Никольском».

К 1790 году старая церковь в селе Никольском, вероятно, сгорела или развалилась из-за ветхости. Вместо постройки нового здания императрица Екатерина II, в чьих владениях находилось Никольское, решила отдать на ее место бесхозную деревянную церковь из другой дворцовой вотчины – Рубцово-Покровского.

Вот что об этом было сказано в клировой ведомости Никольской церкви за 1826 год: «Построена церковь сия блаженной памяти императрицею Елизаветою Петровною в Покровском саду, в котором году неизвестно, а в 1790 году, по именному повелению блаженной памяти императрицы Екатерины Алексеевны, отдана в сие село; на место же перевезена и устроена тщанием прихожан. Зданием деревянная, на каменном фундаменте; престол в ней один – во имя святителя Николая».

Село Рубцово-Покровское (сегодня в черте Москвы), откуда в 1790 году была перевезена церковь, в первой половине XVII века было домашней вотчиной московского царя. Возможно, Покровское еще до воцарения Михаила Федоровича принадлежало семье Романовых – тогда еще бояр. При Михаиле Федоровиче Покровское было любимым дачным местом царской семьи. В начале XVIII столетия оно стало личным владением правнучки Михаила Федоровича цесаревны Елизаветы Петровны.

В 1742 году Елизавета Петровна, ставшая всероссийской императрицей, начала строительство новых дворцовых построек в своей любимой московской усадьбе. Был возведен каменный дворец, комнаты которого были украшены в китайском стиле. Тогда же, вероятно, была построена и деревянная церковь Воскресения Христова в Покровском. На сохранившихся чертежах она представлена в виде прямоугольника с прямоугольной алтарной частью и колокольней.

Церковь в Покровском композиционно была помещена в центр специально разбитого в усадьбе прекрасного сада. «Покровский сад» слыл одним из лучших в Москве того времени. Он был расположен в виде прямоугольника, и рассечен аллеями, которые сходились с разных сторон в центре, где стоял храм. В саду росли барбарис, шиповник, вишни, орехи, яблони, смородина и другие плодовые растения, которые выполняли не только декоративную роль, но и выращивались для сбора урожая.

После кончины Елизаветы Петровны дворец в Рубцово-Покровском утратил свое былое значение, а великолепная усадьба постепенно пришла в упадок. В 1762 году при императрице Екатерине II здесь была устроена катальная горка с каруселями и другими увеселениями. Церковь Воскресения Христова, которая изначально должна была служить местом молитвы царицы Елизаветы во время ее пребывания в усадьбе, стала излишней. В 1790 году ее разобрали и перевезли в село Никольское, где освятили уже в честь святителя Николая Чудотворца. Там она прослужила до середины XIX столетия.

В 1811 году село Никольское приобрели князья Трубецкие, с фамилией которых с тех пор село и его приход стали неразрывно связаны, хотя княжеской усадьбы здесь никогда не было. Князь Иван Николаевич Трубецкой открыл в 1830 году небольшую суконную фабрику на плотине у реки  Пехорки, которая впоследствии переросла в большое и знаменитое производство. Среди владельцев Никольского примечательна жена Ивана Николаевича княгиня Наталья Сергеевна Трубецкая (урожденная Мещерская).

Еще при жизни супруга княгиня Трубецкая единолично руководила хозяйственными и экономическими делами многочисленных владений семьи. Ее племянник А.В. Мещерский вспоминал: «Тетушка княгиня Наталья Сергеевна вышла очень молодою за человека богатого, но весьма расточительного и слабохарактерного. От массы накопившихся долгов он стал нуждаться в деньгах, несмотря на свои обширные поместья в разных губерниях. Княгиня Наталья Сергеевна, скоро догадавшись о неминуемом их разорении, с согласия мужа взяла в свои руки бразды правления и, решившись тотчас продать половину всех имений, при большой аккуратности и порядке, спасла таким способом остальное состояние».

С любовью и тонким вкусом Наталья Сергеевна Трубецкая устраивала другое подмосковное имение – Ахтырку под Сергиевым Посадом. Ее стараниями была создана великолепная усадьба в стиле ампир: дом, церковь, сад, плотина на реке Воре и пруд. Наталья Трубецкая много жертвовала Троице-Сергиевой обители и была похоронена после кончины на почетном месте в семейном склепе на территории лавры. А ее сын князь Петр Иванович Трубецкой установил в Ахтырке памятник-колонну в честь своей матери, который сохранился там до сего дня.

В «Указателе селений и жителей уездов Московской губернии» 1852 года записано: «Никольское, село 4-го стана, княгини Трубецкой… 1 церковь, 53 двора, шелковая фабрика куп. Горшкова, суконная и бумагопрядильная куп. Молошникова». В 1840 годах Наталья Сергеевна Трубецкая совместно с фабрикантом П. Т. Молошниковым поменяла профиль фабрики на изготовление хлопчатобумажных изделий. С этого времени начинается новая эпоха в жизни села, которая стала неразрывно связана с ростом «Балашинской мануфактуры» – Балашихинской хлопкопрядильной фабрики.

В 1847 году были построены первые каменные корпуса фабрики, а население округи стало резко расти. Рабочие посещали две ближайшие церкви: деревянную в Никольском и каменную в Пехре-Покровском. С ростом числа прихожан встал вопрос о строительстве в Никольском-Трубецком нового более просторного храма. В 1858 году митрополит Московский Филарет (Дроздов) благословил доброе начинание купца Давида Ивановича Хлудова о постройке в Трубецком новой каменной церкви Рождества Богородицы.

Д.И. Хлудов был известным церковным благотворителем, выходцем из семьи крестьян-промышленников Егорьевского уезда. Он истратил свое огромное состояние на строительство церквей и благотворительных учреждений, а сам окончил дни в бедности, в чужом доме на окраине Москвы. Тщанием Давида Ивановича Хлудова, в частности, был восстановлен Богородице-Рождественский Бобренев монастырь под Коломной.

Благотворители церкви Д.В. Хлудов и П.Г. Шелапутин

В строительстве новой церкви Хлудову содействовали купец Николай Иванович Каулин. В храме было устроено три престола: главный Рождества Богородицы, придельные Петропавловский и Никольский. Эта церковь сохранилась до нашего времени, включая и внутреннее убранство. Справочник «Памятники архитектуры Московской области» характеризует ее так: «Служит образцом художественной эклектики с  чертами национального стиля, которые выразились в компоновке внешних архитектурных масс».

В 1874 году Балашинскую бумажную фабрику приобрели богатые купцы И.И. Корзинкин, М.Д.  Щеглов и П.Г. Шелапутин. Последний стал председателем правления торгового дома. С этого времени Павел Григорьевич Шелапутин на многие годы стал попечителем церкви в Никольском-Трубецком. В 1890-е годы он провел на свои средства капитальный ремонт церкви, оказывал пособие причту Богородице-Рождественского прихода.

Судьба семьи богатого фабриканта сложилась трагически: один за другим скончались трое его взрослых сыновей, и безутешный отец посвятил свою жизнь делу народного просвещения. В Москве того времени возник целый ряд «шелапутинских» учреждений: реальное училище, гимназия, женское ремесленное училище, педагогический институт и т.д. Все «шелапутинские» постройки представляли собой настоящие дворцы, обставленные с большой роскошью, и скоро стали достопримечательностями Москвы.

Роскошные здания П.Г. Шелапутин позволял строить только для своих общественных учреждений, а сам жил просто и скромно. Вот как отзывался о нем автор некролога  в журнале Нива в 1914 году: «Среди многих московских меценатов П.Г. Шелапутин выделялся, во-первых, широким  размахом своей благотворительной деятельности, а, во-вторых, изумительной скромностью… покойный умел ставить себя в тень  - о  нем мало говорили, и получалось такое впечатление, будто основываемые им замечательные учреждения вырастали сами собой».

Автор:
вверх